Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
Звездные футболисты показали Россию фанатам (фото)Игроки, приехавшие в РФ на Кубок Конфедераций, делятся фотовпечатлениями со своими болельщиками
27 августа 2015, источник: Газета.Ру

Бизнесу помогут, как на Кипре

Бизнес-сообществу удалось раскачать государственную машину: надзорные органы признали насущной проблему защиты счетов коммерческих фирм в проблемных банках и уже выдвинули первые предложения по ее решению. Они схожи с моделью, которая применялась в 2013 году на Кипре при банкротстве местных кредитных организаций. Механизм должен уменьшить количество банкротств, расширив число возможных санаторов банков.

Источник: Reuters

На этой неделе уполномоченный при президенте по защите прав предпринимателей Борис Титов инициировал отмену одной из статей закона о банкротстве в целях защиты юридических лиц — держателей счетов в проблемных банках.

«Мы будем выступать за отмену статьи 189.51 в Законе о несостоятельности (банкротстве), — рассказал бизнес-омбудсмен. Согласно действующему законодательству, в банке остаются только неликвидные, по мнению ЦБ, активы, а ликвидные переходят в банк-санатор и за счет ликвидных активов погашаются обязательства перед физическими лицами».

Как сообщил «Газете.Ru» источник в банковских кругах, эта проблема уже обсуждается на государственном уровне.

Пока рассматривается одна из моделей, сходная с той, что применялась в 2013 году на Кипре — при банкротстве Laiki Bank и реструктуризации Bank of Cyprus.

По словам источника, продумывается схема солидарной ответственности, при которой санацией будет заниматься не только ЦБ, но и часть вкладчиков-юридических лиц. Таким образом, появится возможность просубординировать средства, застрявшие на счетах проблемного банка, и включить их в капитал. Такое решение даст возможность расширить применение санационных мер и сократить количество банкротств.

В случае с кипрскими банками был также применен механизм перевода средств с депозитов (около 40%) в акции и конвертируемые облигации. Однако подобная схема вряд ли сработает на российском фондовом рынке, состояние которого таково, что получить прибыть от продажи таких ценных бумаг будет довольно затруднительно.

Инициатива Бориса Титова по внесению изменений в закон о банкротстве стала реакцией на многочисленные жалобы предпринимателей, потерявших деньги после отзывы лицензии у Пробизнесбанка. Большинство из них составляли представители малого и среднего бизнеса. Банкротство банка застало их врасплох: около 200 тыс. юридических лиц, имеющих счета в Пробизнесе, в одночасье потеряли к ним доступ.

«Оборотные средства моего бизнеса пропали на счету Пробизнесбанка. Но главная проблема даже не в этом. Накануне отзыва лицензии у банка три моих контрагента перечислили на этот счет предоплату в объеме 1,5 млн руб. Эти деньги зависли в недрах банка, и нет никакой возможности выполнить свои обязательства перед партнерами. Некоторые мои знакомые, оказавшись в такой же ситуации, расплачивались из своего кармана — продавали машины, квартиры», — говорит один из представителей бизнес-сообщества.

В среду 26 августа Россельхозбанк, ставший банком-агентом АСВ, начал прием заявлений о включении в реестр кредиторов юридических лиц, являющихся индивидуальными предпринимателями. Однако выплатят таким клиентам только 1,4 млн руб. Остатки по счетам будут возмещать за счет вырученных после продажи имущества Пробизнесбанка. И никто не может предсказать, насколько затянется эта процедура. Кроме того, непрозрачной остается и цена сделки, и нет никаких гарантий, что она покроет обязательства банка-банкрота перед своими клиентами-юрлицами. В этом и кроется юридический казус, который и делает бизнесменов по факту беззащитными.

«Норма, прописанная в этой статье, справедлива. Поэтому речь может идти только о практике ее применения», — поясняет управляющий партнер адвокатского бюро «Леонтьев и партнеры» Вячеслав Леонтьев.

А практика такова, что у конкурсного управляющего нет никаких законодательных ориентиров по части совершения сделок возмездной передачи имущества погибших банков. Закон в нынешнем его виде не регулирует ни сроки совершения сделки, ни ее цену. Юрлица, ожидающие исполнения обязательств от своего банка, могут ожидать сколь угодно долго и не получить ничего, если цена сделки не покроет этих обязательств.

«Урегулирование обязательств может повлиять на объем, сроки и источник возврата юридическими лицами своих денежных средств, поскольку эти факторы будут зависеть от содержания конкретного плана участия АСВ в урегулировании обязательств, а также от хода его выполнения», — подтверждает юрист адвокатского бюро КИАП Роман Суслов.

Более того, в текущей редакции закона о несостоятельности многие правовые действия участников процедуры основываются на презумпции добросовестности, разумности, эквивалентности и т. п. В таких правовых условиях пострадавшей от возможного нарушения стороне (в том числе, кредитору) будет достаточно сложно опровергнуть данные презумпции и доказать нарушение, добавляет Суслов.

Руководитель Экспертного центра при бизнес-омбудсмене Анастасия Алехнович предлагает начать с закрепления в законе ответственности надзорных органов, допустивших катастрофические последствия при банкротстве банков. По ее мнению, приоритетной стратегией действий должен быть не отзыв лицензии, а процедуры санации, либо поглощения «прогоревших» институтов более крупными банками.

«У регулятора есть выбор инструментов, принципиально важно, чтобы при этом выборе учитывались и интересы бизнеса. В конечном итоге, банкротство корпоративных вкладчиков из-за потери денег на счетах в ликвидированном банке ведет к потере рабочих мест в экономике. Это наша позиция, и с этой позиции мы будем продолжать работу с ЦБ», — говорит Алехнович.

В Центробанке не комментируют данную ситуацию.

В качестве примера работающих моделей по защите интересов предпринимателей представители бизнес-сообщества приводят примеры из практики Западной Европы. В частности, в Великобритании существуют гарантии, распространяющиеся на малый и средний бизнес, в объеме 1 млн фунтов стерлингов.

Однако, как пояснили «Газете.Ru» в Bank of England, на практике кредиторам до сих пор возмещались суммы, полностью покрывающие их депозиты.

Точно так же поступают в Евросоюзе (исключение — Кипр) и в США (кроме Lehman Brothers).

Рассчитывать на такие гарантии российские вкладчики-юрлица в ближайшее время вряд ли могут. Однако они хотят иметь возможность, не боясь внезапного банкротства, размещать средства своих фирм и проводить безналичные операции в российских банках, и это их неотъемлемое право.

При этом механизм солидарной ответственности их категорически не устраивает. «Данное предложение вызывает у нас возмущение. Мы считаем, что тот, кто выдает лицензию на осуществление банковской деятельности, и должен отвечать за последствия», — говорит один из бизнесменов, поддержавших борьбу за права юрлиц на законодательном уровне.

Другой предприниматель признался, что многие из его коллег и партнеров будут согласны регулярно платить 10−15% с оборота, лишь бы иметь возможно вызволить застрявшие на счетах деньги.

Мария Сарычева, Рустем Фаляхов

Пока ни одного комментария, будьте первым!
Чтобы оставить комментарий, вам нужно авторизоваться.
31 день подписки от 59 рублей
Оплатить подписку