Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
Как советский фарфор и чужие фото «вдохновляют» художниковВ США разгорается скандал вокруг новой скульптуры одного из самых высокооплачиваемых художников современности
29 сентября 2015, источник: РБК

Западные СМИ подвели итоги «дуэли» Путина и Обамы​

Несмотря на то что второй мюнхенской речи из выступления Владимира Путина на Генассамблее ООН не вышло, его противостояние с Бараком Обамой стало главным сюжетом мероприятия, пишут мировые СМИ.

Источник: AP 2017

«По меркам Владимира Путина, эта его речь была относительно сдержанна. Если сравнивать с Мюнхеном 2007-го, когда он подверг резкой критике глобальную американскую гегемонию, на сей раз Путин даже не упомянул США», — анализирует британский журналист Люк Хардинг, автор книги о России под названием «Криминальное государство», в прошлом московский корреспондент британской The Guardian. В 2011 году ему было отказано во въезде в Россию.

Расхождение российского и американского лидеров в вопросе роли президента Сирии Башара Асада в урегулировании ситуации в Арабской Республике сохраняется, отмечает Хардинг: «Перед Обамой встает следующий вопрос: стоит ли принять предложение Путина о взаимодействии по Сирии? Если ответ отрицательный, то какой выход остается у Белого дома?»

Вызывающий и бескомпромиссный

«Эгоизм» — слово, не единожды встретившееся в речи Путина, в которой российский лидер дал США откровенный отлуп. В своем выступлении Путин сказал мало нового — вместо этого он резко раскритиковал существующий миропорядок и призвал междун​ародное сообщество объединить усилия в борьбе с терроризмом на Ближнем Востоке, — отмечает Шон Уолкер, нынешний корреспондент The Guardian в Москве.

Путин осудил «мир, в котором вместо коллективной работы будет главенствовать эгоизм», и выступил против запредельного высокомерия Запада. По словам Уолкера, Путин повторил свой тезис восьмилетней давности — доминирование Вашингтона сделало мир гораздо более опасным, чем он был во время холодной войны, когда неидеальный, но полезный баланс сил предотвращал доминирование какой-либо одной из стран.

Дипломатический корреспондент The Guardian Джулиан Боргер отметил, что Путин выступил с самой бескомпромиссной речью по Сирии: «Он представил ИГИЛ плодом заговора, направленного против секулярного режима в Дамаске».

Путин дал понять — он не ждет, что Запад согласится с его позицией [по Сирии], пишет Bloomberg, добавляя, что объявленное двумя днями ранее создание российско-сирийско-иранско-иракского центра для координации борьбы с «ИГИЛ» усилит роль Москвы в ущерб американскому влиянию в регионе.

Путин дал понять, что ничто не поколеблет позицию России по Сирии, приводит агентство слова Мэтта Роянски, директора Института им. Дж. Кеннана Международного научного центра имени Вудро Вильсона. «Фигура Асада в повестке не стоит, только координация военных операций и борьба с экстремизмом», — добавляет эксперт.

Долгожданная речь президента Путина в ООН была пронизана вызывающей риторикой, отмечает CBS News. Большую часть своего выступления хозяин Кремля посвятил изложению российского взгляда на ситуацию в мире, в основе которого, по его словам, лежит «честный и прямой подход».

Путин развеял опасения многих западных политиков об экспансионизме России, указав, что Москву слишком часто обвиняли в «растущих амбициях». По мнению издания, российский президент с иронией отозвался об идеалах Запада, особенно в контексте Арабской весны, приведя ситуацию в Ливии в качестве примера, как все может пойти «не так» и закончиться «насилием, нищетой, социальной катастрофой».

Дуэлянты

Президент Путин и его американский коллега Барак Обама публично поспорили о том, как разрешить конфликт в Сирии — событие, которое добавит неопределенности к усугубляющемуся кризису на Ближнем Востоке, описывает The Wall Street Journal заочную полемику двух политиков на Генассамблее. Обама подтвердил ключевое требование США — уход Асада, тогда как Путин нарастил военное присутствие [России] в регионе, обозначив вероятность существенной перемены расстановки сил в борьбе за влияние.

Предложение Путина создать «по‑настоящему широкую международную антитеррористическую коалицию» выглядело как попытка переиграть Обаму в вопросе Сирии, описывает The New York Times «обмен откровенной критикой» между российским и американским лидерами. Кроме того, газета расценила замечания Путина об ИГИЛ как очевидное намерение «вызвать страх у Европы»: «Нельзя допустить, чтобы эти головорезы, которые уже почувствовали запах крови, потом вернулись к себе домой и там продолжили свое чёрное дело… Ведь этого никто не хочет, не так ли?».

«В своей речи Путин подчеркнул, что считает ошибочными сомнения в легитимности сирийского президента Башара Асада. Этим он противопоставил себя Обаме, который назвал сирийского лидера тираном», — пишет немецкая Frankfurter Allgemeine Zeitung.

При сравнении речей двух политиков FAZ также обратила внимание на то, что американский президент прямо осудил «незаконную аннексию Крыма», тогда как российский лидер обошел крымский вопрос стороной. Замечание Обамы о том, что угроза терроризма или потоки беженцев не могут оправдывать диктатуру и суровые меры в целом, издание толкует двояко: как отсылку к сотрудничеству России и Сирии и как критику кандидата в президенты США Дональда Трампа (который ранее предлагал построить стену на американо-мексиканской границе).

Журнал Spiegel подробно проанализировал высказывания президентов России и США, столкнув две точки зрения, выделив общие черты и противоречия. «Это был по-настоящему кризисный форум: ООН исполняется 70 лет, а мир сейчас еще более взрывоопасный, чем тогда [в 1945 году], ИГИЛ и положение в Сирии доминировали в повестке дня», — пишет Spiegel, называя речи двух лидеров «дуэлью у ораторской трибуны».

Первым вопросом издание вывело «ядро послания» двух лидеров. Призыв Обамы — больше дипломатии, меньше конфронтации. Не в последнюю очередь, пишет журнал, обращение президента адресовано «скептической американской публике». Речь же Путина показала: он хочет, чтобы Россия снова стала сверхдержавой, равной США, считает издание. На это указывают и высказывание Путина о том что «хартия ООН была подписана в нашей стране».

Кроме этого Spiegel показал, как Путин и Обама отзывались о политике друг друга: «Наращивание военной мощи России в Сирии застигло Вашингтон врасплох, и Обама был вынужден вступить с Путиным в заочные дебаты. Аннексию Крыма он раскритиковал прямо, в остальных случаях ограничился непрямыми посланиями в адрес Кремля». Российский же лидер вообще обошелся без прямого упоминания США и президента Обамы, пишет Spiegel. «Но все равно было понятно, что он приехал в Нью-Йорк не для того, чтобы льстить Вашингтону. Путин показал свою жесткость и раскритиковал действия Штатов во многих направлениях», — пишет издание.

Те, кто рассчитывал, что Путин представит подробный план по разрешению сирийского кризиса, были разочарованы, излагает свое впечатление от речи российского президента московский корреспондент FT Кэтрин Хилл.

«Российский президент использовал свою речь перед Генассамблеей, чтобы довести до абсолюта свои обычные претензии по поводу американской исключительности, цветных революций и расширения НАТО, которым были посвящены его выступления по меньшей мере последние семь лет. Основной смысл его послания заключается в том, что возможность для взаимодействия России и США в вопросе прекращения гражданской войны в Сирии весьма невелика.

Пока ни одного комментария, будьте первым!
Чтобы оставить комментарий, вам нужно авторизоваться.
, вы можете комментировать еще  дней
, вы можете комментировать еще  дней
31 день подписки от 59 рублей
Оплатить подписку