Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
8 октября 2015, источник: AmurMedia.ru

Александр Галушка: у Дальнего Востока есть свой потенциал импортозамещения

До недавнего времени регион фактически не был представлен на инвестиционных картах мира.

Хабаровск, 8 октября, AmurMedia.

Министр Российской Федерации по развитию Дальнего Востока Александр Галушка рассказал в интервью телеканалу «Россия-24» об экономическом развитии дальневосточных регионов, привлечении новых инвестиций и решении задач по импортозамещению. Российский Дальний Восток до недавнего времени фактически не был представлен на инвестиционных картах мира. Нужна активная работа по продвижению инвестиционных возможностей макрорегиона: их нужно объяснять, показывать, доказывать, сообщили ИА AmurMedia в пресс-службе Минвостокразвития.

— На инвестиционном форуме в Сочи прошло совещание, посвященное вопросам импортозамещения, что в этой связи может предложить Дальний Восток?

— На Дальнем Востоке есть свой потенциал импортозамещения, в том числе по таким ярким флагманским проектам, как, например, производство комплектующих для самолетов Sukhoi Superjet. Сегодня более 50% комплектующих — не российского производства. На то, чтобы производство было перенесено к нам в Россию, в том числе направлен режим территорий опережающего социально-экономического развития. В настоящее время Правительство России учредило ТОР «Комсомольск». Инвесторов, которые могут стать резидентами ТОРа — поставщиков сегодняшних заводов в Комсомольске-на-Амуре — этот режим устраивает. Они получают сокращение транспортных и логистических издержек, льготы и выгодные условия для того, чтобы их производство было перенесено в Комсомольск-на-Амуре. Мы получим увеличение валового регионального продукта, новые рабочие места. Это только один из практических примеров импортозамещения на Дальнем Востоке.

— Насколько активно сейчас инвесторы идут на Дальний Восток? Ведь одна из самых больших проблем, как я понимаю, была связана с привлечением инвесторов. Проблемы были связаны с износом инфраструктуры, недостаточно хорошими условиями для ведения бизнеса. Сейчас как обстоят дела? Как выглядит обстановка?

Наша работа строится по принципу: политика отдельно, экономика отдельно. Мы занимаемся экономикой. В экономике, с точки зрения ее роста, привлечения новых инвестиций, главное для инвестора — рентабельность его инвестиционного проекта. Если мы создаем условия, при которых рентабельность хорошая, инвестор приходит, несмотря на санкции и страновую принадлежность. Восточный экономический форум это показал. Фокусировка на экономике, на создании благоприятных условий и апеллировании к экономической рациональности инвесторов — выигрышны. Председатель Правительства России Дмитрий Анатольевич Медведев на Сочинском форуме подчеркнул, что территории опережающего социально-экономического развития фактически призваны стать формулой успеха российского Дальнего Востока именно в силу этих оснований. Мы не велосипед изобретали, а фокусировались на реальных нуждах, потребностях инвесторов и решали для них две задачи: как снизить риски бизнеса и увеличить доходность инвестиций, а, значит, сделать проекты реализуемыми и воплощаемыми. Этот подход воспринимается инвесторами, он им абсолютно понятен и будет давать хорошие результаты для развития макрорегиона.

— На Дальнем Востоке созданы четыре института развития — два уже работают, два в начальной стадии: Фонд развития Дальнего Востока, Корпорация по развитию Дальнего Востока, два агентства по инвестициям и по привлечению человеческого капитала. Какой эффект и на какие результаты Вы рассчитываете, когда все четыре института начнут работать в полную мощность?

— Эффект у нас один — развитие российского Дальнего Востока. Институты развития мы создаем не ради институтов, а ради развития. Руководствуясь в вопросе о том, какие создать институты, какую модель в их работу заложить, мы руководствовались лучшей практикой. Наша задача — создать конкурентоспособные условия инвестирования и ведения бизнеса на Дальнем Востоке.

Что значит конкурентоспособные? Инвестор сравнивает, как он может реализовать свой инвестиционный проект на Дальнем Востоке, в Южной Корее, в Китае, в Японии, других странах; какие у него издержки будут, какая скорость реализации проекта, какую поддержку ему окажет государство. Сравнивая — он выбирает лучшее. Это экономически рациональный мотив.

Что делают институты развития? Для создания территории опережающего развития мало принять закон и выпустить Постановление Правительства. Она должна возникнуть «на земле». Что это значит? Она должна быть оформлена: поставлена на учет, юридически закреплена, создана соответствующая инфраструктура, то есть создана, например, железная или автомобильная дороги, линии электропередач, газовая ветка. Весь этот «девелопмент» осуществляет Корпорация развития Дальнего Востока — акционерное общество со стопроцентным участием Правительства России в капитале. Что она делает дальше? Инвестор будет иметь дело не с множеством структур со стороны государства, а работать в режиме «одного окна», который обеспечивает Корпорация. Это удобно, просто и быстро. Позволяет проекту быстрее запуститься, быстрее окупиться, лучше реализоваться. Дополнительно Правительство России наделило Корпорацию правом подавать судебные иски в защиту интересов инвестора, если у него возник спор, возникли проблемы с органом власти. Это такой суверенный защитник инвесторов.

Что делает Фонд развития Дальнего Востока? Инвестору нужно финансирование, либо он хочет, чтобы его риски с ним были разделены российской стороной. Для этого создан Фонд. Сейчас он финансирует инвестиционные проекты под 10,5% годовых. Инвестор чувствует себя увереннее, когда понимает, что у него в партнерах находится суверенный фонд, и это тоже одна из международных практик.

Далее. Российский Дальний Восток до недавнего времени фактически не был представлен на инвестиционных картах мира. Нужна активная работа по продвижению инвестиционных возможностей макрорегиона: их нужно объяснять, показывать, доказывать. Это так же, как если мы хотим продавать на рынке продукт, который произвели. Для этого нужна рекламная кампания и активная работа с потребителем. Для этого создано Агентство привлечения прямых инвестиций — автономная некоммерческая организация. Оно занимается продвижением новых условий и привлечением инвесторов.

Еще один инструмент — агентство развития человеческого капитала. С чем связана его необходимость? На Дальнем Востоке, к большому сожалению, пока очень немного жителей — всего шесть миллионов человек. Сейчас планируются два крупных проекта. С компанией «Газпром» — по газопереработке. С компанией «Сибур» — по газохимии. Объем инвестиций этих двух проектов составляет более триллиона рублей. Это огромные проекты для любой страны мира, это для Китая, для США, для крупнейших экономик мира. Такие проекты очень значимы. Они будут реализовываться в Амурской области. В самом регионе нет сегодня специалистов по газопереработке и газохимии, потому что таких отраслей там не было никогда. Для реализации таких проектов нужно планирование по кадровому потенциалу. Понимать, специалисты с какими компетенциями и квалификациями нужны, а также создать необходимые условия, чтобы эти люди приехали и работали здесь. Важная государственная задача — чтобы был не вахтовый метод, чтобы не «временщики» приехали на Дальний Восток, а чтобы закреплялось постоянное население. Конечно, придется привлекать специалистов из других регионов страны, и важно, чтобы те, кто приезжает, становились жителями Дальнего Востока, чтобы регион обустраивался.

Вот это все вместе — производство, «девелопмент», создание самого ТОРа, финансирование, продвижение всей этой системы потенциальным инвесторам, а также обеспечение необходимыми квалифицированными кадрами, создает экосистему, благоприятную для реализации инвестиционных проектов на Дальнем Востоке. Мы отталкивались от проблемы потребностей в лучших практиках, ничего не старались придумать избыточного.