Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
29 октября 2015, источник: "Российская газета"

На Урале суд рассмотрит первое дело о банкротстве физлица

Завтра в Арбитражном суде Свердловской области состоится первое заседание по делу о персональном банкротстве.

Источник: AP 2017

Суд рассмотрит иск кредитора о признании банкротом крупного екатеринбургского предпринимателя — бывшего владельца аквапарка и ледовой арены. Консалтинговая компания пытается взыскать с него 14 миллионов рублей.

Станет ли массовым явлением банкротство физических лиц в регионах УрФО и кто уже пытается на этом заработать, выясняли корреспонденты «РГ».

Свердловская область.

Только за первые две недели после вступления в силу закона о банкротстве физлиц в Арбитражный суд Свердловской области поступило 46 заявлений. 26 жителей региона просят объявить несостоятельными самих себя, еще 20 заявлений — от кредиторов.

Судя по статистике судебных приставов, в Свердловской области около 7,5 тысячи потенциальных кандидатов в банкроты. В уже заведенных делах фигурируют в основном долги по кредитным договорам. Суммы в исках отличаются разительно: один кредитор хотел бы получить два миллиона рублей с таксиста, отца троих детей, а вот подавший заявление о собственной несостоятельности екатеринбургский бизнесмен, один из владельцев элитного фэшн­ молла, задолжал своим заимодавцам 492,6 миллиона рублей и 668 тысяч евро. Это самый впечатляющий долг, правда, пока заявление оставлено без движения, так как бизнесмен не позаботился об уплате пошлины и сборе полного пакета документов.

— Личное банкротство для обремененного крупным долгом собственника — наиболее разумный способ заблаговременной защиты личного имущества, — считает специалист по налоговой безопасности Андрей Фильчиков.

Процедура, помимо списания долгов, предполагает раздел между кредиторами имущества должника — практически всего «нажитого непосильным трудом».

— Многие так представляют себе: утром ты проснулся — долга как не бывало, а квартира, машина, коттедж и прочее добро остались при тебе. Так не получится, — предостерегает председатель областного арбитража Светлана Цветкова. — На самом деле утром ты проснулся — долга нет, но из имущества остался только необходимый минимум.

В частности, в этот минимум входит единственное жилье. Правда, как полагают эксперты, если оно снабжено бассейном, сауной или другими излишествами, жилплощадь будет продаваться, на вырученные средства банкроту купят скромное по социальным нормам помещение.

Исполнителя всех операций (в них входит реструктуризация долга, реализация имущества и т. д.) — финансового или арбитражного управляющего — назначает суд. Его вознаграждение — фиксированные 10000 рублей плюс два процента от реализации имущества должника. К слову, закон не обязывает браться за дело о банкротстве, так что возможна ситуация, когда желающий расстаться с долгами просто не сможет найти управляющего.

— Ведение банкротства станет интересным при большой сумме долга, когда можно заработать на комиссии от реализации имущества, — рассуждает Андрей Фильчиков, — или одновременном ведении ряда дел, когда процедуру можно «поставить на поток».

Ко всему, прогнозируют эксперты, процедура банкротства может затянуться на срок от полугода до пяти лет из-за неготовности инфраструктуры: судебной системы, бюро кредитных историй, саморегулируемых организаций.

Челябинская область.

По данным на 19 октября, в Арбитражный суд Челябинской области поступило 24 заявления о признании банкротами физлиц, из них девять — от самих должников. Остальные поданы представителями банков и других кредитных структур. Сегодня в кредитно-финансовых учреждениях создаются отделы, основной задачей которых является мониторинг имущества должников, а также сделок, совершенных ими в течение трех лет до вступления в процедуру банкротства. Такие договоры не составит труда оспорить, а значит, распроданные в этот срок квартиры, машины, дачи, ценные бумаги и акции (от которых должники порой намеренно избавляются, чтобы избежать принудительного изъятия) в итоге могут поступить на баланс банка.

— Банкиры определенно выигрывают от вступления в силу этого закона, он поможет ликвидировать висящие годами долги. Раньше они перепродавали такой долг коллекторам за 3−5 процентов от суммы, — говорит зампредседателя регионального отделения общественной организации «Финпотребсоюз» Вячеслав Курилин.

По словам эксперта, в коллекторском сообществе уже началась паника: их деятельность теряет смысл. Сегодня, инициировав процедуру собственного банкротства, человек может договориться о реструктуризации долга и заключить мировое соглашение. Ведь в банке понимают: в результате признания должника банкротом кредитор вообще ничего не получит. Поэтому пойдут на мировую и закроют заем после оплаты 10 процентов. Это в любом случае выгоднее, чем перепродавать долг коллекторам.

Процедура банкротства, предрекают эксперты, определит для банкиров, коллекторов и должников новые роли и перспективы.

— Ошибочно думать, что процедура проста и дешева, — рассказала «РГ» жительница Челябинска Дарья Расторгуева, которая первой в регионе подала заявление в арбитраж о собственном банкротстве. — Нужны деньги на оплату услуг финансового управляющего, подготовку корреспонденции, уплату госпошлин, почтовые расходы — в целом порядка 15−20 тысяч рублей только на стадии подачи заявления в суд. Конечно, если сравнивать с суммой моего долга — 14 миллионов, это крохи, но в другом случае я бы посоветовала задуматься.

Самостоятельно сформировать пакет документов по плечу далеко не всем должникам, чем тут же решили воспользоваться коммерческие организации, активно предлагающие платные услуги по подготовке «кейса банкрота». В Челябинске их стоимость варьируется от 50 до 100 тысяч рублей, есть компании, которые просят процент от суммы долга, что выходит еще дороже. При этом никто не поручится за качество предлагаемых услуг, ведь закон только-только вступил в силу, практика еще не наработана, даже сотрудники арбитража пока не вполне представляют себе все тонкости и подводные камни процесса банкротства.

— Появляются фирмы-однодневки, которые даже профессиональных юристов в штате не имеют, не говоря уже об арбитражных управляющих, — говорит руководитель юридической фирмы, представитель регионального отделения «Опоры России» Александр Целых. — Это тревожный сигнал: возможно, здесь орудуют мошенники.

Специалисты советуют проверять наличие данных об арбитражном управляющем в сводном государственном реестре, а также в соответствующей СРО.

Тюменская область.

В Арбитражный суд Тюменской области за две недели действия закона поступило всего три заявления, хотя звонков с вопросами предостаточно. Ситуация для страны типичная: по словам председателя совета общероссийского «Финпотребсоюза» Игоря Костикова, ежедневно на «горячую линию» поступает шесть-семь тысяч звонков и большинство звонящих не понимает сути закона.

— После первых судебных заседаний эйфория пройдет. Предоставленные законом возможности не позволяют легко и просто списать долги. Человек должен понимать, что, подав на банкротство, он делает свою семью полностью открытой, публичной. Я думаю, что жить в таких условиях эмоционально очень тяжело, — поясняет эксперт.

Причем десятью тысячами рублей расходы явно не ограничатся: за такие деньги никакой арбитражный управляющий работать не будет, полагает председатель территориального комитета Межрегионального центра экспертов и управляющих Игорь Кравченко. Некоторые консалтинговые фирмы уже обозначили ценник — минимум 50 тысяч рублей. А в одном из северных регионов подобную помощь предлагают оказать за… 500 тысяч. Во сколько процедура может обойтись кредитору, если тот решит подать иск о банкротстве злостного неплательщика, пока неясно. Очевидно лишь, что затраты будут больше в несколько раз, и не факт, что это вообще целесообразно, если долг небольшой.

Впрочем, особой активности от кредиторов в арбитражных судах, оказывается, и не ожидают. Банкиры готовы вступать в процесс, лишь если у должника есть активы. Некоторые честно называют причину своей пассивности: риск невозврата кредита заложен в процентную ставку, так что за нерадивого заемщика заплатят добросовестные.

— В 2008—2009 годах были случаи, когда добросовестные заемщики, оказавшись неплатежеспособными, совершали самоубийство. Тогда не существовало правового механизма выхода из тупика. Сейчас он появился, хотя лишь выглядит доступным. Пока я не знаю ни одного арбитражного управляющего в Тюмени, который согласился бы заниматься банкротством физлиц. Процедура хлопотная. За любое мелкое административное нарушение управляющий наказывается минимум на 25 тысяч рублей. Выходит, что теми десятью тысячами, что он получит, не покрыть даже риск персональной ответственности. Уже только одно это отпугивает, — поясняет Игорь Кравченко.

По словам директора центра медиации Юрия Даровских, в арбитраже тоже ожидали вступления закона в силу с опаской: сегодня каждый судья рассматривает в месяц не менее 70 дел. А если пойдет вал заявлений о банкротстве?!

Впрочем, эксперты уверены: этого не случится. Ведь цель закона — не столько обанкротить должников, сколько дать кредиторам и заемщикам возможность договориться.

— Мы рассматриваем закон как инструмент повышения ответственности всех участников процесса. Ведь порой банки навязывают кредиты, — считает Игорь Костиков.

При этом эксперты убеждены: важно как можно скорее донести суть закона до населения. Ибо правовой неграмотностью попавших в финансовую кабалу уже пытаются воспользоваться мошенники: улицы Тюмени буквально увешаны предложениями из серии «избавлю от долгов». Как сообщил зампредседателя регионального отделения «Финпотребсоюза» Михаил Мельцер, в ближайшее время общественники намерены издать специальное пособие, доступным языком излагающее базовые моменты нового закона.

Пока ни одного комментария, будьте первым!
Чтобы оставить комментарий, вам нужно авторизоваться.
, вы можете комментировать еще  дней
, вы можете комментировать еще  дней
31 деньподписки за59рублей
Оплатите подписку, чтобы читать все комментарии и участвовать в обсуждении новостей