Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
3 ноября 2015, источник: Газета Коммерсантъ

Итоги турецких выборов хотят закрепить конституцией

Вчера ЦИК Турции объявил о победе на досрочных парламентских выборах умеренно-исламистской Партии справедливости и развития (ПСР). Результаты голосования превзошли ожидания турецкого руководства — на фоне фактического поражения в ходе июньских выборов, когда ПСР утратила статус правящей. Набрав по итогам воскресного голосования 49,5% голосов, сторонники президента страны Реджепа Тайипа Эрдогана получили абсолютное большинство мест в парламенте — 317 из 550 — и поставили новый рекорд в истории страны: они в четвертый раз в одиночку сформируют правительство. Победа, позволившая умеренным исламистам приблизиться к самому высокому за 13 лет правления результату, мобилизовала власти. Те вспомнили о намерениях провести масштабную реформу конституции, которая позволила бы наделить Реджепа Тайипа Эрдогана сверхпрезидентскими полномочиями.

Источник: Фотоархив ИД «Коммерсантъ»

Обнародованные вчера турецким ЦИКом итоги выборов окончательно закрепили триумф умеренно-исламистской Партии справедливости и развития, набравшей 49,5% голосов. Это стало существенной победой для властей страны во главе с президентом Реджепом Тайипом Эрдоганом и премьером Ахметом Давутоглу. На фоне результатов выборов в июне, обернувшихся для ПСР утратой парламентского большинства и статуса правящей политической силы, эта победа стала для руководства страны самой весомой за годы безраздельного правления.

С опозданием на пять месяцев, потраченных сторонниками господина Эрдогана на то, чтобы консолидировать свой электорат и дискредитировать прошедшую в парламент по итогам июньских выборов оппозицию, ПСР сумела вернуть себе лидерские позиции и теперь сможет самостоятельно сформировать однопартийное правительство — в четвертый раз с 2002 года. Необходимым минимумом для этого стали бы 279 кресел в Меджлисе, итоги же воскресных выборов превзошли ожидания властей, в чьем распоряжении оказались 317 депутатских мандатов — по сравнению с 258 летом.

Ключевая задача, стоящая перед будущим кабинетом министров, положить конец внутриполитическому кризису, не утихавшему в стране последние месяцы, и добиться нормализации обстановки в юго-восточных регионах страны, охваченных кровопролитными столкновениями между турками и сторонниками Рабочей партии Курдистана (РПК). Она имеет в стране статус террористической организации и отстаивает интересы наиболее радикально настроенных слоев живущих в Турции представителей курдского меньшинства (составляют около 18% населения страны).

Именно рост напряженности на курдском фронте во многом способствовал реваншу ПСР. С одной стороны, риторика властей против РПК, которую руководство страны обвинило в небывалом за последние десятилетия всплеске терроризма, дискредитировала прошедшую в парламент минувшим летом прокурдскую оппозицию — Демократическую партию народов (ДПН) во главе с Селяхаттином Демирташем. По итогам этих выборов ДПН получила на порядок меньше голосов по сравнению с июньскими (59 мест в Меджлисе вместо 80).

С другой стороны, меры, принятые властями против курдов — настроенных как умеренно, так и радикально, — позволили Реджепу Тайипу Эрдогану и Ахмету Давутоглу перетянуть на свою сторону значительную часть электората националистов — Партии националистического движения во главе с Девлетом Бахчели. По сравнению с летними выборами господин Бахчели не просто утратил поддержку половины своих прежних сторонников (40 мест вместо 80), но и уступил ДПН господина Демирташа статус лидера третьей по числу депутатских кресел партии в Меджлисе.

Противники партии власти в Турции восприняли это едва ли не как единственный положительный итог состоявшихся в воскресенье выборов. Учитывая, что электорат ПСР и националистов зачастую однородный, оппозиция увидела в ослаблении позиций Девлета Бахчели «окно возможностей» для сторонников Селяхаттина Демирташа.

Серьезные ставки на националистов со своей стороны делают и в партии власти. Их поддержка может потребоваться умеренным исламистам для того, чтобы реализовать давний замысел — конституционную реформу, которая позволила бы превратить Турцию из парламентской республики в президентскую с наделением Реджепа Тайипа Эрдогана сверхполномочиями (формально первым лицом в государстве пока остается премьер).

Для того чтобы провести реформу конституции, правящей партии необходимо заручиться влиянием 330 депутатов Меджлиса. Уже имея в своем распоряжении 317 мандатов, получить поддержку еще 13 не представляло бы для сторонников господина Эрдогана больших сложностей. И добрать эту поддержку из рядов националистов — вполне реальная для властей перспектива. Премьер Ахмет Давутоглу уже призвал парламент ускорить работу над новой конституцией.

Ольга Кузнецова, Стамбул—Москва