Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
20 января 2016, источник: Коммерсантъ-Online

Китай приближает к себе Ближний Восток

Председатель КНР Си Цзиньпин во вторник отправился в свое первое турне на Ближний Восток и в Северную Африку. Он посетил Саудовскую Аравию, далее в программе — Иран и Египет. Когда-то эти территории были ключевым элементом Великого шелкового пути. Теперь Китай, забравший это название для своего главного внешнеполитического проекта, рассчитывает закрепиться в неспокойном регионе — при помощи инвестиций. При этом он намеренно дистанцируется от религиозных и политических противоречий между странами Ближнего Востока и не пытается занять чью-либо сторону в многочисленных конфликтах, раздирающих регион. Прямому вмешательству Пекин предпочитает мягкие внушения, экономическую экспансию и постепенное наращивание военного присутствия.

Источник: Фотоархив ИД «Коммерсантъ»

Представители Китая и Саудовской Аравии во вторник по итогам встречи председателя КНР Си Цзиньпина и короля Сальмана бен Абдель-Азиза ас-Сауда подписали 14 соглашений и меморандумов, в том числе в области аэрокосмических исследований, ядерной и зеленой энергетики. С Ираном, как ожидается, будут подписаны соглашения в сфере финансов, строительства высокоскоростных магистралей и создания зоны свободной торговли. Египту, чья экономика была подорвана годами политической нестабильности, Китай собирается выделить кредит $1 млрд и открыть кредитную линию в $700 млн для осуществления совместных проектов. Регион в целом Пекин оценивает по формуле «1+2+3». 1-й пункт — ядро из уже существующего сотрудничества в сфере традиционной энергетики. 2-й — это новые соглашения в области инфраструктуры и торговли. 3-й же подразумевает «перспективный прорыв» в энергетике и аэрокосмической сфере.

По мнению замдиректора Нового исследовательского института китайского бизнеса Тао Вана, энергетика, причем ядерная и солнечная, одна из основных тем переговоров с Эр-Риядом. «Саудовская Аравия сталкивается с растущим потреблением энергии, — отметил он в комментарии для “Ъ”.— Ее очень интересуют ядерные и солнечные технологии, а нефть и газ она предпочитает экспортировать». К 2032 году Саудовская Аравия планирует производить 55 гигаватт солнечной энергии и полностью отказаться от сжигания для этих целей нефти и газа. Китай, будучи крупнейшим производителем солнечных батарей, рассчитывает закрепиться на саудовском рынке.

Другим важным пунктом маршрута Си Цзиньпина станет Иран, который лидер Китая посетит через неделю после снятия со страны санкций СБ ООН, США и ЕС. В период ограничений Пекин поддерживал Тегеран, покупая у него в 2011—2015 годах до 600 тыс. баррелей нефти в сутки и поставляя телекоммуникационные и военные технологии. К альтруизму это имело мало отношения, полагает директор агентства Rusenergy Юрий Когтев. «В Иране в период санкций Китай получал значительные скидки, доходившие до 40−50% от мировой цены, — сообщил он “Ъ”.— Сейчас, после того как у Ирана появились альтернативные покупатели, такой скидки уже не будет. Впрочем, после падения цен на нефть эта разница не так важна». Иранские бизнесмены, опрошенные газетой Financial Times, также жаловались, что в условиях отсутствия конкуренции китайские поставщики задирали цены и задерживали поставки. Теперь Китаю придется конкурировать за иранский рынок со странами Евросоюза.

Политически стратегия Китая в отношении Ближнего Востока заключается в максимальной осторожности. 14 января перед началом турне Си Цзиньпина МИД Китая выпустил документ «Политика (КНР.— “Ъ”) в отношении арабских стран», в котором вообще нет названий конкретных государств (об Иране отдельного доклада вообще не было). «Арабский мир» предстает монолитным сообществом, подобным Юго-Восточной Азии или Латинской Америке, единственная проблема которого недостаток китайских инвестиций. Пекин воздерживается от поддержки той или иной стороны в сирийском и йеменской конфликтах, а также в суннитско-шиитском противостоянии между Эр-Риядом и Тегераном. Кроме того, в документе даже не упоминается проблема «Исламского государства» (запрещено в России).

Отсутствие четкой позиции по этим вопросам — сознательный выбор Китая, полагает главный научный сотрудник Института Дальнего Востока РАН Александр Ломанов. «Китайцы исходят из того, что Запад с его имперской политикой, вмешательством в дела других государств довел регион до крайней степени ожесточения, — заявил он “Ъ”.— Пекин же планирует делать акцент на совместном развитии и экономическом сотрудничестве, не выпячивая политические противоречия». Замминистра иностранных дел Китая Чжан Мин, посетивший Эр-Рияд и Тегеран в рамках подготовки визита председателя КНР, призвал обе стороны «проявлять сдержанность и спокойствие». При этом текст его речей в обеих враждующих столицах был практически идентичен.

Михаил Коростиков

Пока ни одного комментария, будьте первым!
Чтобы оставить комментарий, вам нужно авторизоваться.
, вы можете комментировать еще  дней
, вы можете комментировать еще  дней
31 день подписки от 59 рублей
Оплатить подписку