Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
Семейный киднеппинг: как «похищают» собственных детейВ российском законе нет понятия семейного похищения - поэтому если один из родителей прячет ребенка, не существует практически никаких способов этому противостоять
9 февраля 2016, источник: IrkutskMedia.ru

Окончательный вердикт: Министерство юстиции реорганизуют в Иркутской области

Вместо министерства будут созданы агентство по обеспечению деятельности мировых судей и Главное управление в аппарате губернатора.

Источник: IrkutskMedia.ru

Окончательное решение по поводу реорганизации министерства юстиции приняли в правительстве Иркутской области. Его функции перейдут «новоиспеченным» агентству по обеспечению деятельности мировых судей и Главному управлению в аппарате губернатора. Об изменениях в структуре областного правительства и Уставном суде в интервью корр. ИА IrkutskMedia рассказал заместитель губернатора — руководитель аппарата губернатора и правительства Иркутской области Дмитрий Чернышов.

— Дмитрий Викторович, до сих пор не назначен министр юстиции, говорят, что министерства скоро не будет. Решение принято окончательное? Что будет с сотрудниками? Что будет вместо министерства?

— Да, решение принято губернатором. Министерство юстиции будет реорганизовано. Мы создадим агентство по обеспечению деятельности мировых судей и Главное правовое управление в аппарате губернатора. Собственно, мы возвращаемся к той системе, которая работала очень долгое время до 2015 года. Поэтому никаких революций и новаций здесь нет. Просто возвращаемся к нормальной текущей работе и деятельности. Министерства юстиции сегодня работают только в 10-ти субъектах России.

— Исходя из чего было принято такое решение? Это возвращение к оптимальному механизму работы или тоже экономия денег?

— Вы знаете, я не хочу бросать камень в нынешнее руководство министерства юстиции, говорить, что они плохо работали или работают. В свое время предложили увеличить количество юристов. Зачем — не объяснили, но министерство создали. За полтора года работы министерства богаче мы жить не стали, а где-то и беднее. Так что это оптимизация, поскольку сегодня штат в министерстве, мягко говоря, сильно раздут. Министр, замы министра, помощники министра, руководители управлений, отделов, и у всех немаленькие заработные платы.

Для меня неважно — министерство или управление, чтобы хорошо работать необязательно присваивать статус органа исполнительной власти. Это может быть обычное управление. Главное — вопрос квалификации и организации деятельности в этом правовом институте. Кстати, в 2015 году прокуратура области дважды указывала нам на недостатки в работе Минюста.

В результате реорганизации численность чиновников будет значительно сокращена. В управлении, по предварительным данным, будет работать 47 человек, причем не все из них будут госслужащие, где-то будет и технический персонал. Сокращено будет больше 20−25 ставок. Надуманные функции, которые были у министерства мы ликвидируем. И будем стараться эффективно выполнять те полномочия, которые возложены на правовой блок. Это не ломка, не революция — это оптимизация.

— На встрече в Клубе публичной политики вы говорили, что будут кадровые изменения. Из-за чего может быть уволен министр? И как за такой короткий срок проверить его эффективность?

— Решение об увольнении того или иного госслужащего, а тем более, если это министр, принимает губернатор. Естественно, здесь необходимо учитывать мнение председателя правительства, мнения других руководителей. За что могут уволить? За какие-то действия, которые могут опорочить звание госслужащего. Либо привести к конфликту интересов, к какой-то заинтересованности, аффилированности с какими-то коммерческими структурами.

Свежий пример, возникла нехорошая ситуация с одним из заместителей министра природных ресурсов и экологии. На судебном заседании он выступил против позиции правительства и прокуратуры. Причем он публично заявил, что не является членом правительства, что на самом деле так, но он заместитель министра, и тем не менее позицию правительства не поддержал. Таким образом нарушил общую позицию, выработанных действий, согласованных с прокуратурой по ситуации, которая затрагивала интересы многих жителей Иркутской области.

Чтобы было понятно — это ситуация по Олхинским скальникам. Помните митинги? Активное участие в защите Олхинского плато приняли Общероссийский народный фронт, рядовые жителей. Так вот, в данной ситуация чиновник совершил поступок, который противоречил нормативам, содержащимся в федеральном законе о государственной службе. И это повлекло проведение определенной проверки. Мы через несколько дней получили достоверную информацию о том, что у этого заместителя министра родной сын работает в коммерческой структуре, которая как раз и разрабатывала там карьер. Получается отец, будучи высокопоставленным чиновником, на суде защищал позицию коммерческой фирмы. Это ни в какие ворота не лезет. Это уже основание для проверки и принятия кадрового решения.

— Появилась информации о создании министерства по госзакупкам. Однако это министерство существовало и ранее. Можете в этом вопросе внести ясность?

— Да. Никакого министерства создаваться не будет. Министерство уже есть. Оно создано еще при прежнем правительстве. Ничего нового здесь в плане структурном, организационном изобретать мы не будем. Единственное, с точки зрения функционала было бы правильно постепенно внедрить систему единого вертикального размещения госзаказа. Поскольку мы сегодня видим, что в разных сферах, будь это медучреждения, лесная сфера или земельные отношения, в Минимущества нет единой вертикали.

Я никого не хочу сейчас обидеть или обвинить, но, на мой взгляд, все это может порождать непрозрачность. Мы уверены, что будет правильно, если заказы будут размещать вертикально — по всем законам, с прохождением экспертиз. Когда госзаказы будут размещены людьми, которые абсолютно никак не заинтересованы в сфере медицины, земельной, лесной и так далее, когда заказ будет размещать беспристрастный арбитр и исполнитель в лице министерства по закупкам, я думаю, это принесет пользу для общего дела и в плане экономии бюджета, и внедрения неких конкурентных процедур.

Будет непонимание, а с кем договариваться? Мы же все понимаем, что есть эти договорные элементы в некоторых сферах. А в данном случае будет непонятно, с кем договариваться. Есть исполнители, которые будут беспристрастно этим заниматься. Единая прозрачная вертикаль должна дать свой результат. По крайней мере, мы настраиваем этот механизм. Хотя многим это не нравится.

После окончательной проработки, предложения о внедрении такой системы будут переданы губернатору, и уже после утверждения приняты в работу.

— Объясните, как на практике он будет действовать?

Механизм очень простой. Готовится определенная техническая документация, которая направляется в министерство госзакупок. Там она проверяется с точки зрения цены, правильности указания всех характеристик, опять же с позиции, а нет ли в этих характеристиках коррупционной составляющей (грубо говоря, мелки буквами указана марка изготовителя), ведь это уже ограничивает конкуренцию и создает монополию для определенных поставщиков. Здесь должны быть абсолютно родовые, даже не видовые, а родовые признаки на определенном объекте, который нужно приобрести. И для того, чтобы любой поставщик, который может предложить этот товар или продукцию, соответствующую родовым признакам, мог участвовать.

— Можно сказать, что джип с кожаным салоном за 4 млн будет теперь сложнее купить?

— Вы знаете, я думаю, что вообще невозможно будет купить. Особенно руководителю ведомства, у которого сотрудники получают мизерную зарплату. Мы просто этого не допустим. Я думаю, мало будет таких «самоубийц», желающих подать заявку в министерство купить дорогостоящий автомобиль или какой-то предмет роскоши.

— Дмитрий Викторович, совсем недавно правительство Иркутской области, аппарат губернатора, сам Сергей Левченко отчитались о проделанной работе за первые сто дней руководства областью. Осветили вроде бы все стороны. Но ситуация в области меняется каждый день. Поводов поговорить хватает. Например, Уставный суд. Руководство региона суд выиграло. Губернатор заявлял, что его создание будет стоить денег, а лишних нет. Можете пояснить, о какой сумме идет речь?

— Давайте исходить из реальной ситуации. Из того, какое финансовое состояние в стране и в области сегодня. У губернатора понятная позиция — лишних денег, чтобы создавать еще один институт власти сейчас нет.

Содержание суда может обойтись бюджету области в 2016 году в 27 млн рублей. И основная нагрузка — это заработная плата судей, а если учесть, что судей всего пять человек, то посчитайте, какая у них будет заработная плата. В законе о материальном и социальном обеспечении судей Уставного суда почти на двух страницах перечислены льготы для будущих судей — начиная от оплаты стоимости проезда к месту отдыха и обратно и заканчивая ежемесячным пожизненным содержанием при выходе на пенсию. Платить несколько сотен тысяч рублей в месяц судье в период жесткой экономии и оптимизации расходов недопустимо.

— Но самое главное все-таки экономия или целесообразность?

— И то, и другое. Если бы Уставный суд работал эффективно, и от него была бы реальная польза, никто бы и не спорил. В Иркутской области ведь существовала уставная палата, и за шесть лет ее работы было рассмотрено не более 10-ти дел. И еще один аргумент: в 2007 году пленум Верховного суда постановил, что если в субъекте не создан Уставной суд, то рассмотрением дел, которые относились бы к его компетенции, осуществляется судами общей юрисдикции. Мне кажется, этого более чем достаточно.

Поверьте, мы не просто так пришли к такому решению. Мы изучали опыт других регионов. Сегодня из 85-ти субъектов Российской Федерации Уставные суды есть только в 16-ти. Из них большая часть — это национальные республики, там суды носят статус Конституционных. Более того, в некоторых регионах суды закрывают. В соседней Бурятии деятельность приостановили. А в Челябинской области Уставный суд вообще упразднили после двух лет существования. Там за 2013 год было вынесено всего 13 судебных решений. Большинство из них — об отказе в принятии к рассмотрению обращения! В 2012 году ни одного. И что, нам теперь прикажете тратить миллионы рублей государственных денег на содержание такого института? Платить сотни тысяч рублей судьям за то, что они ничего не будут делать? В нынешних сложных экономических условиях создание Уставного суда — это пир во время чумы!

— По вашему мнению, депутаты Законодательного собрания поддержат инициативу губернатора о моратории?

— Мне сложно сказать, будут ли депутаты поддерживать. Законодательное собрание — орган коллегиальный, решение принимает большинством голосов. У каждого есть свое мнение. Понятно, что вы задаете вопрос про консолидированное голосование, партийную дисциплину и решение фракций, но пока мне об этом ничего не известно.

Пока непонятно, будет ли какая-то фракция собираться по этому вопросу. Если да, то мы будем участвовать в обсуждении, и свою позицию выскажем.

Я знаю, что сегодня готовится законопроект в Законодательном собрании, инициатором которого, насколько мне известно, выступает Сергей Брилка, о том, чтобы внести изменения в закон об Уставном суде и включить туда положение о более жесткой процедуре внесения кандидатов. А именно — обязать губернатора внести кандидатуры судей. Это волеизъявление губернатора и обязать его выразить эту волю, наверное, не совсем правильное решение. Здесь все-таки должны быть какие-то здравые и согласительные позиции. Если есть доводы за Уставный суд, их надо озвучивать, но повторюсь, лично я пока нигде в публичной сфере каких-либо положительных доводов не слышал.

— Многие вас считают жестким человеком, таким «карающим мечом» в областной администрации. Министры ропщут. Председатель правительства недоволен. Что по этому поводу скажете?

Я думаю, меня сильно демонизируют. Никакой я не «карающий меч», тем более не палач. Просто не должно быть двойных стандартов. У нас единые требования в законе для госслужащих. Они распространяются на всех. Моя позиция — не только в правительстве, но и в любой другой госструктуре не должно быть кумовства. На первом месте должны быть профессиональные качества и порядочность.

Министры, не знаю, ропщут или нет. Но мне кажется, это надуманный накрученный образ, который кому-то выгоден. Я работаю здесь также, как работал вице-мэром в администрации Ангарска. Не надо забывать, что должность такая. В любой структуре мало кто любит людей, которые занимаются контролем.

Что касается Александра Семеновича Битарова, у нас нормальные отношения. Мы спорим. У каждого есть своя позиция, но это не значит, что у нас конфронтация. Когда мы не можем согласовать позиции, то есть губернатор, который принимает решения. Как высшее должностное лицо субъекта. Это нормально, когда в живом организме есть несовпадающие мнения по тем или иным вопросам. В хорошем споре рождается хороший результат. Хорошее управленческое решение.

Пока ни одного комментария, будьте первым!
Чтобы оставить комментарий, вам нужно авторизоваться.
31 день подписки от 59 рублей
Оплатить подписку