Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
13 апреля 2016, источник: Русская служба Би-би-си

Ограничить или запретить: в Госдуме поспорили о коллекторах

Госдума приняла в первом чтении законопроект, который регулирует общение коллекторов с должниками и запрещает использование угроз и психологического давления.

«За» проголосовали 77,6% депутатов. Тех, кто проголосовал «против» или воздержался, не было.

Законопроект «О защите прав и законных интересов физических лиц при осуществлении деятельности по возврату долгов» в феврале внесли спикер Госдумы Сергей Нарышкин и глава Совета Федерации Валентина Матвиенко.

Поводом был резонансный случай, произошедший в конце января в Ульяновске. Тогда коллектор бросил в окно частного дома бутылку с легковоспламеняющейся жидкостью, в результате чего пострадали пожилой хозяин дома и его двухлетний внук.

Согласно законопроекту, коллекторы не смогут угрожать насилием или порчей имущества, а также оскорблять должников и их близких. Не смогут работать с должниками лица, у которых имеется непогашенная или неснятая судимость.

Предлагается также запретить коллекторам личные встречи с должником более восьми раз в месяц и звонки более шестнадцати раз за тот же период. Организации будут обязаны вести аудиозапись общения с должниками и сохранять текстовые сообщения.

На рассмотрение в Госдуму было внесено несколько других законопроектов о коллекторах, однако они были отклонены. С особенно активной критикой принятого документа выступали депутаты ЛДПР, которые предлагали полностью запретить кредитным организациям передавать долги коллекторским агентствам.

Чтобы продемонстрировать то, как, по его мнению, власти должны обращаться с коллекторами, лидер ЛДПР Владимир Жириновский на трибуне поднял в воздух наручники.

Цессия под вопросом

В законопроекте Нарышкина и Матвиенко предлагается сделать реестр организаций, для которых сбор долгов — основная деятельность, и прописать для них схему работы с должниками. Коллекторам также запретят разглашение данных о клиенте и размере его задолженности сторонним лицам.

Согласно законопроекту, чтобы быть внесенным в реестр, коллекторское агентство должно иметь чистые активы в размере не менее 10 миллионов рублей, страховку от причинения убытков должнику, а также сайт в интернете. За незаконное ведение коллекторской деятельности без внесения в реестр максимальный штраф составляет 2 млн рублей.

Подразумевается, что если кредит просрочен, должник будет заключать соглашение с коллекторским агентством о том, как именно оно может с ними связываться. Должник может, например, обязать кредитора общаться только с его адвокатом.

За нарушение правил работы с должниками кредитные организации предлагается штрафовать физических лиц на 5−50 тысяч рублей, должностных лиц — на 10−100 тысяч рублей или дисквалифицировать, юридических лиц — штрафовать на 20−200 тысяч рублей.

Если речь идет о внесенных в реестр коллекторах, наказания ужесточаются: так, для юридических лиц это будет штраф в размере от 50 до 500 тысяч рублей или административное приостановление деятельности на срок до 90 суток.

В Национальной ассоциации профессиональных коллекторских агентств считают, что бизнес действительно нуждается в регулировании, однако предложенные в законопроекте правила работы там называют или вредными, или нуждающимися в доработке.

«Что такое один звонок? Позвонил: “Папы нет дома, он придет вечером”. Это звонок? Или: “Я сейчас не могу говорить, перезвоните через полчаса”. А через полчаса я не могу перезвонить», — объясняет глава ассоциации, бывший замминистра финансов России Алексей Саватюгин.

По его мнению, ни один должник не будет давать письменное согласие на цессию, переуступку прав требования коллекторскому агентству. Это фактически означает запрет цессии, считает Саватюгин.

«Цессия известна еще с римского права. Этому институту три тысячи лет. Всегда, даже в римском праве, говорилось, что не требуется согласие должника, потому что при переуступке не возникает увеличения долга», — добавил он.

«Раковая опухоль»

Обсуждение законопроекта в Госдуме получилось активным: многие выступавшие отстаивали точку зрения, что коллекторов необходимо запретить вообще. Так, депутат от ЛДПР Ярослав Нилов предложил поступить с коллекторами, как с «раковой опухолью».

Эту инициативу поддержали депутаты от КПРФ. По мнению коммуниста Бориса Кашина, члена комитета по финансовому рынку, «принимаемый законопроект — очередная попытка власти “отрапортоваться” перед гражданами», а не истинное решение проблем с коллекторами.

Отвечая сторонникам запрета коллекторской деятельности, депутат от «Единой России» Александр Сидякин заявил, что в этом случае коллекторы уйдут в тень и появятся «братки, которые будут ездить и выбивать, как в 90-е».

По словам Сидякина, деятельность по возвращению долгов необходима, поскольку невозвращение кредитов ставит под вопрос функционирование всей финансовой системы страны.

В законопроекте, разработанном группой депутатов во главе с Жириновским, предлагалось разрешить требовать задолженность только сотрудникам кредитной организации, запретив уступку этих прав сторонним лицам и компаниям. Максимальный штраф за заключение таких сделок предполагался в размере полумиллиона рублей.

Думские комитеты дали отрицательную оценку этому проекту. Так, комитет по финансовому рынку увидел в нем «существенное нарушение баланса» между защитой должников от неправомерной деятельности и правами «добросовестных кредиторов», которым были уступлены права на дебиторскую задолженность.

В итоге в ЛДПР проголосовали и за собственный законопроект, и за внесенный Нарышкиным, несмотря на вопрос от коллег из КПРФ, которые посчитали такую стратегию проигрышной.

Законопроекты, предлагающие ограничить или запретить переуступку прав требования по договору о потребительском кредите коллекторам, внесли также депутаты из фракции «Справедливой России» и Пензенской областной думы.

Методы работы коллекторов

В ходе обсуждения законопроекта депутаты часто вспоминали резонансный случай, произошедший на прошлой неделе в Новосибирской области.

Женщина заявила полиции, что коллекторы изнасиловали ее и избили ее мужа и сына. Сумма, которую у нее требовали, составляла 240 тысяч рублей при изначальной сумме невыплаченного кредита всего в 5 тысяч рублей.

Этот случай уже побудил губернатора соседней Кемеровской области Амана Тулеева запретить в регионе деятельность коллекторских агентств.

Одновременно прокуратура Екатеринбурга расследует дело о том, как коллекторы заблокировали ребенка в квартире, залив клеем замки и перерезав телефонные провода.

Как собирают долги коллекторы в Британии

Сообщения о жестоких методах, которые используют коллекторы, появляются в СМИ регулярно. В Национальной ассоциации профессиональных коллекторских агентств на это отвечают тем, что во всех резонансных случаях нельзя сказать точно, что преступление совершили именно коллекторы.

При этом бывший коллектор из Санкт-Петербурга рассказал Русской службе Би-би-си о том, что в этом бизнесе люди «не гнушаются ничем» и готовы идти как на физическое, так и на психическое насилие над должником.

По его словам, ждать, пока по невыплаченному кредиту набегут проценты и 5 тысяч долга превратятся, допустим, в 350, — стандартная практика для коллекторских агентств и микрофинансовых организаций.

Впрочем, законодатели уже ограничили возможность заключения сделок на таких условиях поправками в закон «О микрофинансировании и микрофинансовых организациях», которые вступили в силу с 29 марта.

Согласно им, совокупный размер процента не может превышать размер основного долга более чем в четыре раза. Так, за заем в 5 тысяч рублей заплатить в случае просрочки пришлось бы максимум 25 тысяч, за 100 тысяч — полмиллиона.

BBC В данном материале на законных основаниях могут быть размещены дополнительные визуальные элементы. "Русская служба Би-би-си" не несет ответственности за их содержимое.