Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
Ученые заявили об опасности вымирания умных людейБыть умным невыгодно в эволюционном плане — дети умных родителей будут оставлять меньше потомства
12 июня 2016, источник: ТАСС

Делегаты, принявшие Декларацию о суверенитете России, не ожидали, что это развалит СССР

По словам депутата Первого Съезда народных депутатов РСФСР Владимира Исакова, целью принятия документа была необходимость перемен в обществе и политике.

ЕКАТЕРИНБУРГ, 12 июня. /ТАСС/. Необходимость перемен в обществе и политике, а не развал Советского Союза стала целью принятия Декларации о государственном суверенитете РСФСР 12 июня 1990 года. Делегаты, принявшие Декларацию, не ожидали, что это приведет к распаду СССР. Такое мнение в беседе с корреспондентом ТАСС высказал депутат первого съезда, ныне доктор юридических наук, профессор Высшей школы экономики Владимир Исаков.

Ожидание перемен

«В момент принятия декларации 12 июня еще не просматривался тот конфликт с Союзом ССР, который в конечном итоге привел к его разрушению. Все были в радостном ожидании, что Россия будет проводить более самостоятельную экономическую политику, займется социальными вопросами», — вспоминает Исаков.

По его мнению, все ожидали какой-то динамики: и в обществе, и в парламенте. «Настроения в момент принятия декларации были позитивные. Подавляющее большинство населения и депутатов были за принятие такой декларации, потому что она восстанавливала приниженный статус России, которая теперь становилась самостоятельным государством», — добавляет он.

Война законов

Декларация была принята Первым Съездом народных депутатов РСФСР, которому предшествовали несколько дней жарких споров и обсуждений каждого пункта. 12 июня 1990 года расклад голосов сложился так: 907 — «за», 13 — «против», 9 — «воздержались». Одним из самых спорных пунктов декларации стал пятый — верховенство законов РСФСР над законами СССР.

«Мало кто прогнозировал крушение СССР после принятия декларации. Большинство, и я в том числе, этого не ожидали. Единственное, что я понимал, — это противоречие Конституции пятой статье», — поясняет Исаков.

В тот момент Исаков осознавал, что принятие данного пункта декларации начинает войну законов. «Сущность была в том, что пришли не очень грамотные юридически, но очень активные, жадные до власти люди, которые начали орудовать всеми доступными средствами», — отмечает он.

Ставка на президентство

Однако политические игры и борьба за власть были уже позднее. В первые дни после принятия Декларации о суверенитете РСФСР в обществе была эйфория. «Еще не было разочарований, которые последовали затем. Общество видело определенный символ — Россия вырвалась вперед и пытается решать свои проблемы сама. Это было яркое событие, о котором писали и говорили. По миру пошла волна — в России начались преобразования, появился яркий лидер, который сделал ставку на президентство», — рассказывает Исаков.

По его словам, это время, с момента избрания Бориса Ельцина главой Верховного совета РСФСР, можно назвать эпохой Ельцина. «Потому что очень важные политические решения были приняты именно за этот год, когда он возглавлял Верховный Совет. Например, законодательство о выборах президента. Это все началось после июня 1990 года», — уточняет Исаков.

Дух демократии

Следуя курсу политических преобразований, Ельцин, по воспоминаниям Исакова, решил избрать своих заместителей демократическим путем — выбрать из числа кандидатов, предложенных согласительной комиссией. «Механизм демократии сработал безотказно: заместителями оказались Светлана Горячева и Борис Исаев. Это были принципиальные, не склонные смотреть в рот своему высокопоставленному начальнику люди. Несмотря на высокую оценку результатов комиссии, Ельцин никогда более не повторял подобных экспериментов», — резюмировал он.

Становление российской государственности началось с аппаратного вакуума вокруг Ельцина

Первые секунды после избрания Бориса Ельцина председателем Верховного Совета РСФСР 29 мая 1990 года он не знал, что ему делать, вспоминает Исаков. «Я недалеко от него сидел. Было впечатление, что он на минуту заколебался», — говорит он.

В то время съездом руководил Василий Казаков — председатель ЦИК. «Когда высветились итоговые цифры, все зааплодировали, встали. И Ельцин встал, но было заметно, что он не знает, что делать дальше — идти в президиум и заменять Казакова или что-то другое», — рассказывает Исаков.

Ельцин несколько секунд размышлял, как поступить. «Но потом понял: депутаты ждут, что он пройдет в президиум, и так и сделал, а Казаков уступил свое место. И с этой минуты Ельцин начал руководить съездом», — уточняет собеседник агентства.

Ельцин был избран председателем Верховного Совета РСФСР 29 мая 1990 года, а уже 12 июня 1990 года Съезд принял Декларацию о государственном суверенитете РСФСР. И вот в этот промежуток, по воспоминаниям Исакова, вокруг Ельцина образовался аппаратный вакуум.

«В июне 1990 года была пауза, когда Ельцин остался один — аппаратчики не знали, что делать, и боялись к нему подойти. Это удивительно, но так было: в тот момент у Ельцина не было юриста, который бы ему помог в технической работе. Тогда я понял: Ельцину нужна помощь, и мне два дня пришлось готовить ему партитуры — порядок ведения съезда, а это сложная юридическая работа», — рассказывает Исаков.

По его воспоминаниям, через несколько дней, придя утром к Ельцину с папкой документов, он обнаружил, что Ельцин окружен плотной стеной аппаратчиков. «Партитура» была уже готова — ее сделали пришедшие в чувство работники аппарата. Руслан Хасбулатов в довольно грубой форме меня «отшил». Я был потрясен и очарован одновременно: «железобетон власти» схватился и затвердел буквально у меня на глазах, — резюмировал Исаков.

Пока ни одного комментария, будьте первым!
Чтобы оставить комментарий, вам нужно авторизоваться.
, вы можете комментировать еще  дней
, вы можете комментировать еще  дней
31 деньподписки за59рублей
Оплатите подписку, чтобы читать все комментарии и участвовать в обсуждении новостей