Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
25 июня 2016, источник: Meduza

Великобритания выходит из ЕС. А нам-то что? Главные вопросы (и ответы) про «Брекзит»

Жители Великобритании проголосовали за выход из Евросоюза, и это, возможно, главная международная новость всего 2016 года. «Медуза» отвечает на основные вопросы тех, кто не очень внимательно следил за событиями в королевстве, и рассказывает, почему этот референдум очень важен.

Выход Великобритании из ЕС называют историческим событием. Почему?

В течение последних 70 лет кооперация между странами Европы только росла — Европа становилась все более единой идеологически, экономически и даже политически. Отказ Великобритании от евроинтеграции — первый шаг назад. Означает ли он перелом тенденции и начало конца Евросоюза как такового, неизвестно; но выход такой страны, как Великобритания, точно станет прецедентом.

Великобритания, конечно, всегда была в Европе на особом положении: островное расположение — идеальная метафора ее традиционного изоляционизма. Участие в Евросоюзе было самой серьезной попыткой преодолеть этот изоляционизм за многие столетия. Не сложилось.

И еще кое-что: ЕС переживает не лучшие времена — экономика растет медленно, миграционный кризис в самом разгаре, долговой хоть и затих ненадолго, но остается реальной угрозой стабильности. Евросоюзу пришлось отложить в долгий ящик идею единой конституции и единых вооруженных сил. Выход из союза богатой страны-донора означает, что другим донорам ЕС — в первую очередь, Германии — станет еще тяжелее.

Многие страны мечтают попасть в ЕС. Почему Великобритании там не нравилось?

Пожалуй, наиболее обстоятельно и убедительно аргументы, которыми руководствовались сторонники «Брекзита», изложил редактор отдела международного бизнеса британской газеты The Telegraph Эмброуз Эванс-Притчард в колонке, опубликованной еще 13 июня, когда страна готовилась к референдуму. The Telegraph — газета консервативная, Эванс-Притчард — последовательный евроскептик, колонка прямо пропагандирует «Брекзит».

Главное соображение Эванса-Притчарда — «восстановление самоуправления страны» и отвержение «наднационального режима, который мы фактически не выбираем и который не можем сменить, даже если он совершает ошибку за ошибкой».

Этот режим колумнист сравнивает со средневековым папством: он состоит из людей, которые непонятно откуда взялись и непонятно чем руководствуются при принятии решений. При этом евробюрократы бесцеремонно вмешиваются во внутренние дела суверенных государств: диктуют социальную и фискальную политику правительствам Греции, Италии, Испании и других стран, фактически лишая избранных лидеров их законной власти. Это, говорит Эванс-Притчард, граничит с госпереворотом.

Евросоюз в его современном виде мало напоминает «Соединенные Штаты Европы», о которых мечтали его основатели. Он представляет собой неуклюжую и крайне забюрократизированную структуру, которая не нравится почти никому. Работающие национальные институты он норовит подменить собственными, которые, как правило, слишком громоздки и работают хуже.

Другой популярный аргумент «брекзитеров» — деньги.

Великобритания — страна-донор Евросоюза, то есть когда союз помогает, например, Греции — он делает это в том числе за счет британских налогоплательщиков. Противники «Брекзита» считают, что выход Великобритании из единого европейского экономического пространства нанесет экономике несопоставимо больший ущерб. Эванс-Притчард утверждает, что эти предположения основаны исключительно на догадках, экономические последствия «Брекзита» будут незначительными, и восстановление политического и экономического суверенитета Великобритании их с лихвой компенсирует.

Великобритания окончательно вышла из ЕС? Нет никакой возможности изменить решение, принятое на референдуме?

Во-первых, пока никто ниоткуда не вышел. Членом ЕС считается государство, подписавшее ряд основополагающих документов, прежде всего Договор о Европейском союзе и Договор о функционировании Европейского союза. Великобритания свои подписи пока не отозвала. Премьер-министр страны Дэвид Кэмерон в своей речи по итогам референдума лишь пообещал начать подготовку к отзыву подписей и другим формальным процедурам. Первый шаг — официальное уведомление о предстоящем выходе из союза. В соответствии со статьей 50 Договора о Европейском союзе, в течение двух лет после подачи уведомления ЕС и покидающая его страна должны выработать соглашение о выходе. Если двух лет им оказывается недостаточно, страна автоматически перестает считаться членом союза.

Во-вторых, теоретическая возможность проигнорировать решение, принятое на референдуме, у британских властей есть.

Референдум носит рекомендательный характер, все юридические решения остаются за парламентом, а в нем большинство составляют противники «Брекзита».

На практике такое едва ли возможно. Юристы Ричард Гордон и Ровена Моффат в аналитическом докладе о «ближайших юридических последствиях “Брекзита”» пишут, что парламент и назначенное им правительство попросту не отважатся игнорировать волеизъявление народа по такому важному вопросу. Собственно, об этом заявил и Дэвид Кэмерон — и, в знак уважения к воле народа, которая не совпала с его позицией, подал в отставку.

Сразу после обнародования итогов референдума британский фунт резко подешевел. Почему? Как связаны «Брекзит» и экономика?

Министр финансов Великобритании Джордж Осборн за несколько дней до референдума заявлял, что выход из Евросоюза создаст дыру в бюджете размером в 30 миллиардов фунтов (около 42 миллиардов долларов). «Наша экономика уменьшится, безработица вырастет, зарплаты снизятся, а стало быть, снизятся и налоговые поступления», — объяснял Дэвид Кэмерон парламенту.

Оценок экономических потерь от «Брекзита» великое множество: от «практически нулевых» Эванса-Притчарда до «100 миллиардов фунтов и миллиона рабочих мест к 2020 году» Конфедерации британской промышленности. Что какие-то потери будут, признают даже сторонники «Брекзита». Проблемы, собственно, уже начались: и британская валюта, и фондовые индексы после объявления результатов референдума ушли в пике.

На бирже основная интрига сейчас заключается в том, поверят ли оптимистичному «брекзитерскому» прогнозу инвесторы.

Если поверят, то останутся (а те, кто успел уйти, вернутся) — и тогда британская экономика легко отделается. Даже Кэмерон, еще недавно стращавший противников экономическим спадом, теперь вынужден всех уверять, что британская экономика «фундаментально сильна» и без Евросоюза.

Другая проблема — торговля между Великобританией и ЕС.

Тут вариантов два. Первый: Великобритания легко и быстро подписывает соглашение о свободной торговле, и тогда почти ничего не меняется: никаких таможен и тарифов; объемы торговли, скорее всего, остаются на прежнем уровне. Второй: переговоры о свободной торговле срываются или затягиваются, Великобритания торгует с ЕС на менее выгодных условиях Всемирной торговой организации, что сокращает товарооборот и уменьшает количество рабочих мест.

Всех внутриевропейских мигрантов теперь выгонят из Великобритании?

Это неизвестно. После референдума премьер-министр Дэвид Кэмерон пообещал, что для граждан ЕС, находящихся на территории Великобритании, прямо сейчас ничего не изменится, но что будет после смены правительства, не знает и он сам.

А что для граждан России изменится? Нам-то с этого что?

Прямой угрозы (равно как и выгоды) для россиян в «Брекзите» нет: визы в Великобританию и раньше были свои собственные, Лондон по-прежнему останется европейским финансовым центром и местом, где живут многие богатые россияне. Разве что недвижимость, по оценкам местной Национальной ассоциации риелторов, может подешеветь.

Другое дело — косвенные угрозы. Если «Брекзит» запустит дезинтеграционные процессы во всей Европе, в ЕС может вернуться рецессия, не говоря уже о коротких экономических спадах. Это, в свою очередь, означает падение цен на нефть и газ и — одновременно — снижение потребления ресурсов в ключевом для России регионе.

Артем Ефимов. Москва

Пока ни одного комментария, будьте первым!
Чтобы оставить комментарий, вам нужно авторизоваться.
31 день подписки от 59 рублей
Оплатить подписку