Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
В Сети появилось видео нападения на брата Ким Чен ЫнаНа кадрах видно, как мужчина в светлых джинсах и пиджаке подходит к информационному табло, когда женщина в белом топе нападает на него сзади
21 июля 2016, источник: Kapital.kz

Ерлан Карин: «В Казахстане нет организованных террористических группировок»

Единственным казахстанским экспертом, который официально дал внятную и подробную оценку случившемуся в Алматы расстрелу полицейских, стал директор Казахстанского института стратегических исследований (КИСИ) при президенте РК Ерлан Карин.

Источник: Kapital.kz

По его словам, учитывая, что эта атака произошла спустя небольшой промежуток времени после теракта в Актобе, естественно, все видят в этом влияние одной волны радикализации.

Тем не менее у терроризма в Казахстане нет серьезной институциональной и идеологической основы — пока мы имеем дело с разрозненными радикальными ячейками. Чаще всего в Казахстане они представляют собой скрещенные с криминалитетом религиозные сообщества.

Однако действия таких ячеек или одиночек представляют не меньшую опасность, чем деятельность организованных групп, поскольку сложно предугадать их планы.

В Казахстане нет организованных террористических группировок. Мы имеем дело с разрозненными автономными радикальными ячейками, между которыми, может быть, и есть какая-то горизонтальная связь, но нет устойчивой постоянной координации. В большинстве случаев эти ячейки действуют спонтанно под воздействием каких-либо событий. Таким образом, в Казахстане за последними акциями в Актобе и Алматы не стоит какая-либо организация. Например, группа, действовавшая в Актобе, не является ячейкой или филиалом какой-то крупной международной террористической организации, в частности ИГИЛ (запрещена в Казахстане, — авт.). Да, имела место косвенная пропаганда данной организации, но это не означает, что данная группа обладала какими-то связями с ИГИЛ или координировала с ним свои действия.
Ерлан Карин

Парадокс казахстанского экстремизма и терроризма в том и заключается, что адепты радикальных течений не имеют четкого плана, действуют спонтанно, эмоционально, а порой и неожиданно даже для самих себя. Уровень планирования их действий и акций в реальности сводится лишь к тому, что они только замышляли или задумывали их, но никогда не разрабатывали четкого плана, не отрабатывали алгоритм действий. Не изучали местность, не чертили карт, не распределяли роли, не просчитывали варианты отступлений, не выбирали объекты нападений в результате продолжительного изучения и т. д. Они просто хотели сделать что-то в этом роде, а потом шли и стреляли в первого попавшегося полицейского, а потом убегали куда глаза глядят. В этой непредсказуемости заложена как слабость, так и сила дремлющих казахстанских террористических ячеек.

В то же время эксперт выделил определенную взаимосвязь, которая, на его взгляд, объединяет два последних трагических события в Актобе и Алматы. Это ориентация зачинщиков акций на устранение «людей в форме» — сотрудников правоохранительных органов и спецслужб.

«Как известно, министр внутренних дел, давая свои разъяснения на брифинге, пока не оперировал в отношении произошедших событий в Алматы термином “терроризм”. Тем не менее, да, мы видим определенную связь, определенное сходство событий в Актобе и Алматы, заключающееся в том, что объектами нападения становились сотрудники правоохранительных органов или объекты, учреждения силовых структур, полицейские участки, здания Комитета национальной безопасности, воинские части», — отмечает Ерлан Карин.

Он объяснил, что и во время событий 2011−2012 годов, когда в нашей стране впервые прогремели теракты, мы также наблюдали, что объекты правоохранительных структур становились мишенью для террористических атак. В связи с этим, оказывается, в экспертной среде уже давно и упорно говорят о том, что в деятельности радикальных ячеек в Казахстане видно использование так называемой «дагестанской тактики», когда радикальные группы организовывают целенаправленные атаки против правоохранительных органов и их представителей.

«Я не разделяю такой оценки, потому что, да, может быть, во время событий 2011−2012 годов мы видели целенаправленные атаки, но говорить о том, что они используют какую-либо тактику — дагестанскую или северокавказскую — или вообще тактики деятельности других зарубежных радикальных организаций, я бы не стал. Потому что в последних событиях в Актобе и Алматы, на мой взгляд, идет лишь копирование. Необходимо иметь в виду, что большинство радикальных структур, а также одиночки, замышляя какие-либо акции, исходят из своих наблюдений, которые они черпают, в частности в СМИ. Учитывая резонанс событий 2011−2012 годов, вполне возможно, что произошло просто заимствование знакомого сценария при планировании собственных действий», — объяснил Ерлан Карин.

Между тем эксперт разоблачил один из самых живучих мифов о том, что казахстанские радикальные элементы нападают лишь на сотрудников правоохранительных органов и силовых структур и жалеют или игнорируют простых граждан. Это мнение ошибочно, поскольку мирные жители, это показывают результаты анализа, проведенного в КИСИ, также становятся жертвами в результате действий радикальных групп: либо оказываясь на пути преступников, либо становясь жертвами целенаправленных преступных деяний.

При этом действительно, большинство акций, которые в экспертной среде и в правоохранительных структурах классифицируются как террористические акты, чаще всего являются своеобразным актом возмездия или предупреждением от радикальных групп на те меры сдерживания, которые предпринимаются силовыми структурами. Поэтому здесь везде есть определенные схожие моменты с тем, что случилось на этой неделе в Алматы, и акциями, которые произошли в Таразе в 2011 году, в минувшем месяце в Актобе и других регионах Казахстана.

Однако следует отметить, что в плане «признания» этих злодеяний со стороны самого «государства зла» — запрещенной в Казахстане группировки ИГИЛ — за последние трагические события в нашей стране эта группировка не только не берет на себя ответственность, но и никоим образом не ссылается на них и не упоминает эти инциденты. В частности, инцидент в Актобе группировка ИГИЛ полностью проигнорировала и обошла молчанием.

«Буквально на прошлой неделе данная террористическая организация распространила своеобразный отчет о тех акциях, которые были совершены за последние два-три месяца. ИГИЛ частенько практикует такие методы: публикует инфографику, отчеты, журналы, книги, выпускает статьи. В недавних материалах упоминаются теракты в Бангладеш, Париже, США, в ряде стран Ближнего Востока, но события в Казахстане остались неотмеченными, что еще раз служит доказательством отсутствия связи между радикальными ячейками в Казахстане и международными террористическими центрами», — сделал вывод директор КИСИ.

В Казахстанском институте стратегических исследований изучили материалы уголовных дел по статье «Терроризм» с 2003-го по 2013 год: всего была проанализирована деятельность 17−19 различных групп, биографии 227 человек, которые так или иначе причастны к террористической и экстремистской деятельности. И основываясь на этом анализе, была сделана своеобразная классификация этих групп, их разделили на несколько видов. Так, большинство групп, которые действовали в свое время в Казахстане, не придерживались крайне экстремистских религиозных взглядов, в большей степени они промышляли обычным криминалом, чаще всего разбоем, грабежами, рэкетом и т. д. Как сделал вывод директор института, это, пожалуй, еще одна особенность проявления радикализма в Казахстане.

Что касается выводов, которые должны для себя сделать отечественные спецслужбы, то, по мнению Ерлана Карина, всем, кто задействован в противодействии терроризму, прежде всего, Антитеррористическому центру, необходимо продолжить дальнейшее укрепление групп информационного реагирования с учетом того, что имеются пробелы в этой сфере, идет очевидное запаздывание информации. Хотя с точки зрения информационной реакции на события в Алматы здесь политолог отметил явный прогресс, с которым поставлялись официальные сведения в период ЧП и опровергалась явная дезинформация.

«Кроме того, нужно проводить мероприятия и разъяснения по общей антитеррористической подготовке населения. Этот момент тоже упускается из виду. В свое время мы ввели несколько уровней террористической опасности: “желтый”, “оранжевый”, “красный”. Однако население по-прежнему не владеет информацией, не знает, как реагировать на введение режима террористической опасности. Даже по тем кадрам, которые мы видели из Алматы, можно сказать, что, с одной стороны, хорошо, когда простые граждане помогают раненым, но с другой — это не соответствует общим требованиям безопасности, обеспечению порядка. В этом плане, мне кажется, нам предстоит еще очень много работы», — разъяснил Ерлан Карин.

Пока ни одного комментария, будьте первым!
Чтобы оставить комментарий, вам нужно авторизоваться.
, вы можете комментировать еще  дней
, вы можете комментировать еще  дней
31 деньподписки за59рублей
Оплатите подписку, чтобы читать все комментарии и участвовать в обсуждении новостей