Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
Семейный киднеппинг: как «похищают» собственных детейВ российском законе нет понятия семейного похищения - поэтому если один из родителей прячет ребенка, не существует практически никаких способов этому противостоять
2 сентября 2016, источник: ТАСС

Узбекистан: расклад сил после смерти Каримова

Дестабилизация в этой стране станет катастрофой для Центрально-Азиатского региона в целом и для России в частности.

Источник: Reuters

Президент Узбекистана Ислам Каримов скончался. Официальное сообщение об этом появилось почти через неделю после того, как 29 августа инсульт подтвердила дочь президента Лола Каримова-Тилляева. Как могут развиваться события после смерти человека, который стоял у истоков государственности Узбекистана, — в материале ТАСС.

«Каримов считал едва ли не главным достижением своего правления стабильность в стране», — отмечает эксперт фонда Карнеги Алексей Малашенко. Со своей стороны узбеколог Юрий Мавашев в интервью ТАСС подчеркнул, что именно Каримов являлся фактором стабильности для Узбекистана.

«В жизни Узбекистана ключевую роль играют кланы. Это этнически очень сложная страна, сложная она и с точки зрения религиозного фактора, здесь очень много толков ислама. Каримов был фактором стабильности. Теперь эта система пошатнулась», — сказал Мавашев.

После смерти Каримова эксперты выделяют два варианта развития событий в Узбекистане:

Вариант первый — стабильность превыше всего

Этот вариант наиболее реалистичный. Узбекские кланы заинтересованы в сохранении стабильности и не будут нарушать систему власти, сложившуюся при Каримове.

Проблема только одна: ни один политик в Узбекистане не пользуется таким уважением и влиянием, как Каримов. И пока никто не сможет играть роль отца нации.

«В Узбекистане все настолько держалось на одном человеке, что на политическом олимпе просто не было места ни для кого другого. И никто, кроме Каримова, не пользовался таким доверием и легитимностью», — сказал Мавашев.

Эксперт напомнил, что Ислам Каримов — первый президент и идеолог государственности Узбекистана. Именно он создал в стране вертикаль власти и все политические структуры. «Но самое главное, он обладал способностью так расставить все кланы внутри страны, чтобы Узбекистан не погряз в междоусобицах и мог развиваться», — подчеркнул Мавашев.

Возможные преемники

Тем не менее кандидаты в преемники Каримова назывались еще до его смерти. Самым очевидным считается премьер-министр Узбекистана Шавкат Мирзиёев (1957 г. р.). Он занимает свою должность с 2003 г. и, по сути, был проводником политики Каримова, близок его семье и поддерживает тесные связи с силовиками, в том числе с главой Службы национальной безопасности Рустамом Иноятовым.

«Поддержка силовиком жизненно необходима любому претенденту на пост президента. У Мирзиёева есть все необходимые данные и связи. Он может стать идеальной кандидатурой, особенно на переходный период», — считает Мавашев.

Впрочем, эксперты не исключают, что Иноятов также будет претендовать на пост президента, если не договорится с Мирзиёевым.

Также среди претендентов называлась и фигура первого вице-премьера Рустама Азимова.

«Обращает внимание, что практически сразу после сообщений о смерти Каримова некоторые СМИ написали об аресте Азимова. Потом вышло опровержение. Но даже слух об аресте можно было трактовать как начало борьбы за власть. И здесь только один шанс сохранить стабильность в стране — договор между кланами», — подчеркнул Мавашев, добавив, что, по одной из версий, с кончины президента прошло несколько дней и о ней не сообщалось, так как кланам нужно было договориться о преемнике и разделе власти.

Возможен и неожиданный вариант преемника, как это было в случае с Туркменистаном, когда президента Сапармурата Ниязова сменил его вице-премьер и министр здравоохранения, а по сути личный дантист Гурбангулы Бердымухаммедов. Такого варианта событий предсказать не мог никто. При этом Бердымухаммедов сумел сохранить структуру власти, которая была при Ниязове.

Официально, согласно конституции, при невозможности исполнения действующим президентом страны своих обязанностей его полномочия временно возлагаются на председателя Сената Олий Мажлиса (верхняя палата парламента) Республики Узбекистан. В течение трех месяцев после этого должны быть проведены выборы президента страны «в полном соответствии с Законом «О выборах президента Республики Узбекистан». Председателем Сената Олий Мажлиса с 22 января 2015 г. является Нигматилла Тулкинович Юлдашев.

Вариант второй — теория хаоса

Угроза дезинтеграции и радикального ислама — это основные вызовы, которые будут стоять перед любым преемником Каримова, считает Мавашев.

«Если процесс передачи власти в Узбекистане пройдет без эксцессов, то это можно считать чудом», — заявил он.

При этом Мавашев подчеркнул, что дестабилизация в Узбекистане станет катастрофой для Центрально-Азиатского региона в целом и для России в частности.

«Беженцы, всплеск радикального ислама, хаос на границах — на постсоветском пространстве в этом регионе есть только две системообразующие страны: Узбекистан и Казахстан, и любая дестабилизация здесь сравнима с землетрясением. Никто из соседей не сможет остаться безучастным», — сказал Мавашев.

Малашенко также не исключает дестабилизацию в Узбекистане, хотя все же считает более вероятным вариант, когда власть будет передана без проблем и кланы договорятся.

«Менее вероятный сценарий — борьба за первый пост в стране между различными группами интересов. Если это вдруг случится, то Узбекистану грозит период нестабильности. Сколько он может продлиться, сказать не берусь, однако последствия будут печальными», — отмечает он.

Все эксперты не сомневаются, что если центральная власть в Узбекистане будет ослаблена, то вакуум могут заполнить религиозные экстремисты, которых Каримову удалось подавить. Те, кто остались, находятся в глубоком подполье. Остается один вариант — проникновение извне, со стороны Афганистана и других соседей при условии длительной дестабилизации власти и ослабленных границах. В таком сценарии не заинтересована ни узбекская элита, ни региональные игроки — Россия, Китай и США. Именно поэтому последние, несмотря на то, что у них много претензий к Узбекистану в плане соблюдения прав человека, вряд ли будут специально играть на противоречиях внутри кланов и идти по пути «цветных революций». Слишком свеж печальный опыт арабского Востока.

Региональный расклад

Эксперты полагают, что в ближайшей перспективе преемник Каримова продолжит начатую им политику многовекторности, или «сидения на нескольких стульях одновременно».

«Каримов играл на противоречиях с Москвой и Вашингтоном. Он также выстраивал свои отношения с Китаем, Южной Кореей, Турцией и другими странами, руководствуясь как политическими, так и экономическими интересами. Но все же, как бы ни развивались события, трудно представить, что Узбекистан войдет в какие-либо западные блоки. Ему более понятна Россия, и с Россией Узбекистан связывает множество факторов, в том числе и на личностном уровне», — считает Мавашев.

Стратегическое значение Узбекистана

Узбекистан граничит с Афганистаном, Казахстаном, Киргизией, Таджикистаном и Туркменией. В частности, через его территорию должен пройти Экономический пояс Шелкового пути — китайский проект, предусматривающий формирование единого евроазиатского торгово-экономического пространства и трансконтинентального транспортного коридора.

По данным министерства экономики Узбекистана, в 2015 г. республика занимала 11-е место в мире по добыче природного газа, 3-е место по экспорту и 6-е место по производству хлопка. Изменение в структуре экспорта, переориентация с хлопка на энергоносители также произошла во времена Каримова. Доля хлопка в среднем снизилась с 60% до 8%. Структура экспорта в 2015 г.: энергоносители и нефтепродукты (25,9%), продовольствие (10,2%), черные и цветные металлы (6,4%), хлопок (5,7%). Импорт (2015): машины и оборудование (40,5%), продукция химической промышленности (17%), продовольственные товары (12,8%).

Пока ни одного комментария, будьте первым!
Чтобы оставить комментарий, вам нужно авторизоваться.
31 день подписки от 59 рублей
Оплатить подписку