Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
7 ноября 2016, источник: Ведомости

Экстремистские «лайки»

При решении вопроса о направленности действий лица, разместившего экстремистские материалы в сети интернет либо выразившего свое отношение к такой информации, судам следует учитывать контекст, форму и содержание публикации, а также наличие и содержание комментариев к ней.

Источник: AP 2017

Такими разъяснениями Верховный суд намерен дополнить принятое им в 2011 г. постановление, посвященное судебной практике по делам о преступлениях экстремистской направленности.

С тех пор количество дел об экстремизме неуклонно растет, сообщил в четверг судья Верховного суда Олег Зателепин. Самую активную динамику демонстрируют дела о возбуждении ненависти или вражды (статья 282 Уголовного кодекса): если в 2012 г. за это осудили 149 человек, то в 2015 г. — уже 444. Рост обеспечивает в основном первая часть этой статьи — преступления, совершенные с использованием интернета.

По словам судьи, такие коррективы Верховный суд вносит с подачи Совета по правам человека (СПЧ) при президенте — там обеспокоены количеством дел, которые возбуждаются в связи с репостами и «лайками» в социальных сетях.

Однако сам по себе репост еще не преступление, оценивать действия при репосте судьям следует более детально, объяснил Зателепин.

Кроме того, Верховный суд разъяснил: для того чтобы привлечь к уголовной ответственности за публичные призывы к осуществлению действий, направленных на нарушение территориальной целостности России (статья 281.1 УК), действительно достаточно одних слов, даже не подкрепленных соответствующими действиями. Но такие призывы не должны быть направлены на склонение определенных лиц к совершению конкретных деяний: на этот счет в Уголовном кодексе имеются другие статьи (например, подстрекательство к вооруженному мятежу).

Представители СПЧ вошли в состав рабочей группы, готовившей постановление пленума, подтвердил член СПЧ Павел Чиков. Но часть предложений правозащитников осталась нереализованной, замечает он: например, о запрете считать представителей власти уязвимой социальной группой, нуждающейся в защите посредством антиэкстремистского законодательства (известны, например, случаи, когда выносились приговоры за разжигание вражды к социальной группе «сотрудники полиции»).

Также предлагалось не квалифицировать как призывы к сепаратизму общие рассуждения на тему территориальной целостности, если они не содержат призывов к каким-то незаконным действиям, ведь в большинстве случаев именно такие заявления общего характера и становятся поводом для уголовного преследования. Но Верховный суд подобную практику практически утвердил, подчеркивает Чиков.

Таким образом, главное и единственное позитивное изменение, предложенное Верховным судом, — это своего рода реверанс в сторону Европейского суда по правам человека, который как раз и требует более жестких стандартов доказывания по делам о свободе слова. И теперь адвокаты — уже со ссылкой на Верховный суд — смогут требовать от судов внимательно изучать контекст публикаций в интернете. Хотя сформулированы нынешние разъяснения так, что на практике могут особо и не учитываться, опасается правозащитник: суд всегда сможет сказать, что вынес решение, учитывая контекст публикации и позицию автора.