Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
7 ноября 2016, источник: dostup1.ru

Андрей Пшеницын: Из-за Счетной палаты нам придется обращаться к экстрасенсам

Министр финансов Челябинской области Андрей Пшеницын прокомментировал результаты проверки Счетной палаты РФ.

Министр финансов Челябинской области Андрей Пшеницын прокомментировал результаты проверки Счетной палаты РФ, по итогам которой сообщалось, что объем основного долга области по банковским кредитам с 2014 по 2016 годы (по данным на 1 января) увеличился в 1,3 раза. Глава ведомства заявил, что выводы аудиторов СП не соответствуют реальным фактам.

— Счетная палата РФ должна была озвучить результаты данной проверки еще в конце сентября. Мы знали об этом и готовились лично присутствовать на заседании коллегии, чтобы публично обозначить свою позицию и указать аудиторам на несоответствие реальных фактов и сделанных ими выводов в отношении Челябинской области. Однако рассмотрение вопроса об эффективности кредитования субъектов дважды откладывалось и в итоге прошло без нашего участия. Видимо, в связи с тем, что мы могли задать неудобные вопросы, нас так и не позвали на заседание коллегии. А спросить, действительно, было о чем.

В опубликованных результатах проверки говорится о росте объемов основного долга Челябинской области по кредитам в 1,3 раза. Но сама по себе динамика роста не информативна и никак не отражает реальную ситуацию в регионе. Чтобы понять, насколько критичен рост заимствований, надо оценивать абсолютные значения, а не разы.

Стоит понимать, что у нас был сравнительно небольшой долг перед банками, в то время как многие регионы уже были более закредитоваными. Рост произошел, когда все-таки пришлось брать кредиты. Однако до сих пор мы имеем сравнительно низкую долговую нагрузку и входим в число регионов с высокой долговой устойчивостью.

В период с 2014 по 2015 год включительно долг Челябинской области по коммерческим займам увеличился всего на 3 млрд рублей. При этом доля коммерческих займов по отношению к налоговым и неналоговым доходам областного бюджета осталась неизменной — 13%, что говорит о низкой закредитованности региона. Если смотреть в целом по стране, то на 1 января 2016 года у 63 субъектов указанная доля превышала аналогичный показатель Челябинской области.

Далее, нас обвинили в несоблюдении требований бюджетного законодательства и превышении предельных объемов заимствований на 2 млрд рублей при кредитовании в 2014 году. Это, конечно же, абсурд, самовольная трактовка закона, потому как выводы, сделанные аудиторами, противоречат действующим нормам Бюджетного кодекса РФ.

В соответствии со статьей 106 БК РФ предельный объем заимствований должен складываться из утвержденного размера дефицита и суммы, предусмотренной на погашение уже имеющихся долгов региона. Однако аудиторы расценили эту норму законодательства по-иному. Они почему-то сравнили размер привлеченных кредитов с фактически сложившимися на конец года показателями, а не с утвержденными в законе об областном бюджете, как того требует БК РФ.

С таким подходом проверяющих нам, видимо, придется обращаться к экстрасенсам, чтобы заранее предугадать, какой дефицит сложится и сколько денег к нам придет под конец года — 31 декабря. В противном случае аудиторы и дальше будут выявлять нарушения, которых по факту нет.

Кроме того, в отчете Счетной палаты сказано, что регионы допускали досрочное погашение банковских кредитов и привлечение новых по более высокой ставке. На бумаге у аудиторов, конечно, все выглядит гладко — 1 декабря 2014 года за счет бюджетного кредита Челябинская область досрочно погасила кредиты по ставкам 8,45% — 8,95%, а позже привлекла кредиты под 10,85% — 11% годовых. Вроде как неэффективно используются бюджетные средства, решили проверяющие. Но в соответствии с соглашением мы обязаны были направить их на погашение уже имеющихся кредитов.

В конце 2014 года ключевая ставка ЦБ взлетела до небывалых высот, а банки резко пересмотрели условия кредитования. В тот период ставки по займам были на уровне 20%, у нас же были открыты кредитные линии под процент в два раза меньше среднерыночного. Скажу честно, мы воспользовались этой ситуацией, разместили часть средств на депозите, в итоге на кредитах еще и заработали.

Если смотреть на ситуацию в целом, то доходы по депозитам по итогам 2015 года превысили расходы на обслуживание коммерческих займов, привлеченных в конце 2014−2015 годов, на 302 млн рублей, что свидетельствует о бюджетной эффективности наших действий.

Но, зарабатывая, мы знали, что эти деньги, в соответствии с прогнозами кассового плана, понадобятся нам на погашение дефицита. Возможно, кто-то подумает, что можно было бы направить эти деньги на дороги или больницы, а не держать их в банке. Но это не так. Нужно четко понимать, что это не свободные деньги, а средства, предусмотренные для расходов в более позднем периоде по уже утвержденным статьям бюджета. Мы могли бы, конечно, вернуть их в банк, но нам все равно пришлось бы брать кредиты, но уже по более высокой ставке. В тот период мы готовились к худшему и всеми силами создавали для бюджета подушку безопасности. Поэтому и полученный в середине декабря 2014 года бюджетный кредит был использован по назначению только в марте 2015 года.

Да, мы держали эти средства в качестве оборотных, не зная, что будет с доходами и сможем ли обеспечить выполнение всех расходных обязательств. Но когда ситуация стабилизировалась, бюджетный кредит был направлен на погашение банковских займов. И в этом нет ничего противозаконного, так как в условиях получения этого займа не были прописаны сроки его использования. На наш взгляд, именно такой гибкий подход, именно такое лавирование должны восприниматься как лучшая практика, а не порицаться публично представителями контрольно-надзорных органов. Мы защищаем интересы бюджета области, при этом ни на йоту не нарушая действующего законодательства, — и это факт.

Вообще, представителям Счетной палаты надо вспомнить, что любой бюджет исполняется в соответствии с кассовым планом — прогнозом поступлений и выплат из бюджета в текущем финансовом году. Поэтому и получение кредитов должно основываться на показателях этого плана, а не на фактическом наличии средств на счетах областного бюджета.

В кассовом плане можно увидеть, в какие периоды прогнозируются «дыры» в бюджете, под которые и берутся кредиты. Но ситуация может меняться. Поэтому по факту «дыр» может и не случиться, а кредиты по «звонку» не дают (от момента объявления аукционов до получения денег проходит не менее 50 дней).

Если бы Счетная палата изучила наши кассовые планы, вопросов и претензий не возникло. Мы, кстати, подготовили эту информацию к проверке, но аудиторы не запросили ее.

Мы ждем обещанного представления в адрес губернатора и будем отвечать на него так же, как сегодня комментируем в СМИ. Считаем несправедливым, когда из-за вольных интерпретаций отдельных проверяющих ставится под сомнение компетентность наших действий.