Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
18 ноября 2016, источник: Tengrinews

Генпрокурор озвучил минусы уголовного законодательства Казахстана

Генеральный прокурор Казахстана Жакип Асанов озвучил минусы уголовного законодательства.

Источник: Tengrinews

Генеральный прокурор Казахстана Жакип Асанов рассказал о минусах уголовного законодательства страны, передает корреспондент Tengrinews.kz.

«Какие пять минусов мы увидели за эти два года? Первый, по-прежнему много жалоб на следствие. Ежегодно — до новых кодексов и сейчас — более 100 тысяч в год жалоб. Ввели разумные сроки следствия, ожидали ускорение процесса, а что имеем? В 2015 году свыше установленных сроков расследовано в 1,5 раза больше, чем при старом уголовно-процессуальном кодексе. То есть оперативного следствия мы не получили. Адвокатам дали право собирать материалы, экспертизы проводить, опрашивать, все это должно было приобщаться к делам, но следователи отказываются их принимать. И адвокаты вынуждены идти к судьям, и вот такая волокита у нас получается. Потому что все это не точно отражено в УПК», — сказал Жакип Асанов, выступая на парламентских слушаниях по вопросам модернизации национального законодательства в сфере уголовной юстиции.

По его словам, в законодательстве нет четкой грани между уголовными и гражданскими правоотношениями.

«Каждое третье дело по мошенничеству оказалось гражданским спором. То есть уголовные дела, как дубина по выбиванию долгов. Надо отделить хозяйственные споры от криминала. Четыре месяца назад наша служба экономических расследований расследовала 9 тысяч уголовных дел. Мы проверили — половина начата незаконно. А каждое уголовное дело — это три месяца прессинга бизнеса. Компании банкротились, люди лишались работы, казна теряла налоги. Регистрация таких дел сегодня уже в три раза меньше. Работу продолжаем и проведем ее до конца. Но здесь в большей степени не УПК, а практика, в которой повинны прокуроры», — добавил он.

Второй минус, по словам генпрокурора, кроется в системе наказаний.

«Уголовные штрафы мы включили в санкции всех преступлений небольшой и средней тяжести, но они не заработали. Во всем мире штраф — самое действенное наказание. Этого требовал и Президент еще в 2010 году, однако, как и 6 лет назад, их применяют к менее 5 процентам осужденных. Половина преступлений — это кража. Третий главный минус — это доказательства. Двое-трое дают показания на начальника. В обмен их не сажают в тюрьму. Других улик нет. Достаточно ли это для обвинительного приговора? Нет ли здесь оговора ради собственной свободы?» — подчеркнул Асанов.

Касаясь темы семейно-бытового насилия, он отметил, что бремя доказательства совершения преступления сейчас лежит на потерпевших.

«Мы хотели сделать лучше — побои из КоАП перевели в УК. Думали, ужесточим наказание, но жертвы насилия стали более уязвимы. Почему? Потому что все бремя доказывания переложили на жертву. Полиция самоустранилась, потому что по закону она не обязана и не имеет право, более того, так как дела стали относиться к частному обвинению. То есть жертва должна сама найти свидетелей, найти соседей, кто знает, отобрать объяснения и, более того, в суде доказывать насилие надо собой. Если в 2014 году, то есть до нового УК, наказаны были 6 тысяч семейных дебоширов, то в прошлом году в 10 раз меньше. Это большой минус нашего УК, и мы признаем это. Потому что раньше агрессора по КоАП сразу закрывали на 15 суток и у него было достаточно времени, чтобы подумать о своем поведении», — резюмировал генеральный прокурор.