Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
2 февраля 2017, источник: Uralpress.ru, (новости источника)

В суде по делу Сандакова допросили спикера ЗСО Владимира Мякуша и депутата Александра Мотовилова

В четверг, 2 февраля, продолжились судебные заседания по уголовному делу в отношении бывшего вице-губернатора Челябинской области Николая Сандакова. На этот раз в зале суда в качестве свидетелей допросили спикера Заксобрания Челябинской области Владимира Мякуша, депутата ЗСО Александра Мотовилова, а также замруководителя аппарата губернатора Алексея Фартыгина.

Свидетелям задавали вопросы о предвыборной кампании 2011 и 2012 годов, когда Николай Сандаков только начинал свою политическую карьеру на Южном Урале в качестве политттехнолога. В целом, вопросы трем свидетелям задавали практически одинаковые. Камнем преткновения стало несогласие подсудимого с категоричной точкой зрения свидетелей, которые, как один, утверждали, что Сандаков, работая в должности помощника губернатора Челябинской области Михаила Юревича, не имел официального статуса главного политтехнолога на региональных выборах.

Напомним, в годы, о которых шла речь при допросе, только Владимир Мякуш также занимал пост спикера ЗСО. Александр Мотовилов в то время был главой исполнительного комитета челябинского отделения «Единой России», а Алексей Фартыгин был членом избиркома Челябинской области с решающим правом голоса.

Свидетели при допросе рассказали о своей карьере и отношениях на тот момент с Николаем Сандаковым. Была озвучена схема подготовки к предвыборной кампании. В 2011 году, по словам Мякуша, по решению вышестоящих партийных органов предвыборный штаб «Единой России» был сформирован на базе исполкома. Таким образом Мотовилов, возглавлявший исполком, автоматически возглавил штаб, а его заместитель Зорин также автоматически занял место политтехнолога.

«Сандаков официально не утверждался технологом — он принимал участие в наших заседаниях, но как представитель администрации области, поскольку любое такие мероприятие курируется администрацией области, — отметил Владимир Мякуш. — В 2011 году он участвовал в наших мероприятиях, но как член штата или технолог он официально не утверждался. У него были и идеи, и рекомендации, — я этого не отрицаю. Я так понимаю, что он занимался внутренней политикой, взаимодействием с муниципалитетами, в том числе, наверное, организацией предвыборных кампаний».

С его словами не согласился Сандаков, который продемонстрировал суду повестку на заседание, датированную 2011 годом. В документе Сандаков значится как «первый помощник губернатора, главный технолог регионального избирательного штаба». «Тут нет ничего противоречивого. Здесь вообще может быть игра слов — через запятую написано. Мы и говорим, что ты представлял администрацию и выполнял их технологические задания, — обратился Мякуш к Сандакову. — Но не мог ты быть главным технологом, потому что по положению им был Зорин. Почему тогда он ездил в ЦИК?».

Суд постановил вызвать Зорина в качестве свидетеля, а вопросы, адресованные Владимиру Мякушу, задать Александру Мотовилову, который подписывал повестку.

Мотовилов в допросе подтвердил позицию Мякуша о том, что официально так называемый пост «технолога» был передан Зорину, однако он также отметил, что как такового поста не было в принципе, а технологи работали всегда командой, причем чаще всего все они не состояли в партии, а приглашались конкретно для ведения предвыборной кампании.

Первым заместителем был Зорин, — рассказал Мотовилов. — Но официального документа не было, потому что это подразумевалось само собой, по положению. Он может работать не один, собрать хоть 10 человек. А Сандаков на всех наших штатах принимал участие. Область контролировала законность, своевременностью, сроки предвыборной кампании, медиа-план. Какие-то есть замечания, предложения, — он их вносил.

Спикер ЗСО рассказал также, что областной штаб разрабатывает программу, план предвыборной кампании, руководит местными штабами. В процессе разрабатывается технологическая карта, куда включаются все мероприятия, которые требуется провести и оплатить в ходе предвыборной кампании.

«На каждой предвыборной кампании создаётся избирательный фонд, который наполняется финансами по просьбе штата или регионального политсовета, — рассказал Мякуш. — На этом фонде аккумулируются все средства. Выделение этих средств производишься непосредственным решением штаба. Кто-то из штаба выходит с предложением оплатить то или иное мероприятие. Потом создаются акты выполненных работ и счета, — все под постоянным контролем штаба».

Владимир Мякуш подчеркнул, что вне фонда деньги не выделяются и не могут выделять — партия строго следит за этим вместе со штатом сильных юристов, поскольку любое нарушение закона в период кампании может обернуться снятием кандидата с выборов.

«Исключено, чтобы какие-то мероприятия спонсировались деньгами, взятыми из других источников, — только из избирательно фонда», — подчеркнул он. На вопрос гособвинителя о возможности существования неофициального фонда в Озерске Мякуш отрезал: «Никакого неофициального фонда никогда на было и не могло быть. Я к этому вопросу щепетильно отношусь, мы гласно и прозрачно все обсуждаем и рассчитываемся только через официальный счёт».

Спикер ЗСО также отверг идею Сандакова о том, что губернатор Челябинской области Михаил Юревич в то время играл исключительную роль при проведении предвыборной кампании: «Я считаю, что мы играли главную роль, — резюмировал он. — Прислушивались, конечно, к его мнению. Да, помогал, влиял. Но я не считаю, что Юревич играл исключительную роль в выборах».