Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
16 мая, источник: Kazinform, (новости источника)

Депутаты и чиновники пытаются найти причины ежегодных потопов в Казахстане

АСТАНА. КАЗИНФОРМ — В Мажилисе Парламента РК прошло открытое заседание фракции «Народные коммунисты», где главным вопросом стали ежегодные паводки в Казахстане, передает корреспондент МИА «Казинформ».

Источник: Kazinform

В этом году от паводков пострадали несколько областей Казахстана. Наиболее тяжелая ситуация сложилась в Актюбинской, Акмолинской, Карагандинской и Северо-Казахстанской областях.

Бывший министр по ЧС Казахстана, вице-спикер Мажилиса Владимир Божко отчитал главу Комитета по водным ресурсам Минсельхоза Ислама Абишева за ситуацию со сбросом воды из водохранилищ во время паводков.

«Ислам Алмаханович, надо откровенно признать, что вы бухнули такой объем воды, когда вас всю зиму уговаривали: “Сбрасывайте, воды будет много”. Вы же не послушали все это, и на Астану начали сбрасывать с Вячеславки (Вячеславское водохранилище близ Астаны — прим.авт.) 1,2 тысяч кубов в секунду (…) Вы посмотрите, что творится на Сырдарье. Вы заставили Коксарай (Коксарайское водохранилище в ЮКО — ред.) заполнить еще в феврале, когда паводок не начался. Когда идет 1,2 тысяч кубов в секунду по всей Сырдарье, а Коксарай полный. Он же предназначен не для того, чтобы поливать водой, а для того, чтобы не допускать ЧС», — сказал Божко.

По мнению депутата, нельзя создавать пруд для разведения рыбы в сооружениях, предназначенных на случай паводков.

Депутат Мажилиса Ирина Смирнова посчитала паводки индикатором неэффективной политики и управления водным хозяйством.

«В феврале руководитель комитета по водным ресурсам на брифинге в Правительстве сказал буквально следующее: в 2017 году не ожидается сильных паводков. Тогда что можно ждать от местных органов власти в подготовке к наводнениям, ведь они не являются специалистами в этой области?», — сказала она.

Отвечая на критику Ислам Абишев заверил, что его подчиненные не сидели сложа руки. При этом он отметил множество объектов, расположенных в поймах рек.

«Почему в Караганде затопило, Жибек жолы затопило? Потому что в поймах рек очень много объектов. Не то, что в поймах, в водоохранной полосе не должно быть таких объектов. Сейчас дано поручение (…) — определить сколько каких объектов находится в пойме рек и сколько требуется денег, чтобы их всех переселить, огородить, чтобы повышенную воду можно было пропускать. К 1 июня мы перед Правительством ответ на этот вопрос дадим», — уточнил он.

«Не в последние три года у нас потопы, а с 2010-го. Кызылагаш, потом Жамбылская область, Южно-Казахстанская область, далее северные регионы. Вся эта трагедия в том, что у нас ни на местах, нигде нет профильных специалистов. Наши вузы не выпускают инженеров, которые могут сказать, что такое гидротехническое сооружение, что такое подземная, что такое поверхностная вода. Последние специалисты — практически все пенсионеры или предпенсионного возраста», — проинформировала независимый эксперт по водному законодательству Анар Тлеулесова.

По данным главы Комитета по водным ресурсам, средняя зарплата водников — 35−40 тысяч тенге. Несовершенство законодательства Анар Тлеулесова также отметила, что принятый в 1993 году Водный кодекс в течение последних лет ежегодно претерпевает изменения.

«Я считаю, что так работать невозможно, когда закон меняется в год несколько раз. Все изменения не в пользу водных объектов, в основном вносятся на введение новых нагрузок на Комитет по водным ресурсам и его органы на местах. И самое интересное — не подкрепляется ни штатами, ни техникой, ничем (…) Например, статья 40 — называется “Задачи и функции бассейнового водохозяйственного управления”. Уважаемые, у нас нет бассейнового водохозяйственного управления, у нас есть бассейновые инспекции. Инспекции наши хозяйственными функциями никогда не занимались», — подчеркнула она.

Ошибки Казгидромета «Госмониторинг у нас ведет Казгидромет, у которого по республике всего 307 постов. А сколько у нас водных объектов? Он не может вести мониторинг. Сейчас говорили о том, что господин Абишев не мог сказать, какая водность будет — он не мог этого сказать. Это должен Казгидромет говорить, прогнозы он должен давать», — возмутилась Анар Тлеулесова.

Как отметил руководитель Комитета, в стране существует более 1900 водных объектов. Ранее сообщалось, что в Казахстане есть 328 метеорологических станций, 307 гидрологических постов и 25 снегомерных маршрутов. По рекомендациям Всемирной метеорологической организации, гидропостов на территории РК должно быть не менее 800. По мнению Ислама Абишева, Казгидромет и Комитет должны работать вместе.