Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
14 июня 2017, источник: РИА Новости, (новости источника)

Скала раздора. Устоит ли Гибралтар перед ветром перемен Brexit

ГИБРАЛТАР (ВЕЛИКОБРИТАНИЯ) — ЛА-ЛИНЕА (ИСПАНИЯ), 13 июн — РИА Новости, Елена Шестернина. Переговоры об условиях выхода Великобритании из Европейского Союза должны начаться 19 июня, и на них совершенно не собираются обсуждать вопрос, который напрямую касается десятков тысяч жителей пока еще «единой Европы» — судьбу Гибралтара, единственной заморской территории Великобритании, которая является частью ЕС.

Источник: AP 2018

«Символический» забор, который может стать настоящим

Испанский трехполосный красно-желто-красный флаг. В нескольких десятках метров от него развевается британский Юнион Джек. Между символами двух государств — граница. Граница, которая после выхода Великобритании из ЕС может стать настоящей головной болью для Европы.

Десятки тысяч людей и сотни машин пересекают каждый день границу с Гибралтаром, которую в Испании предпочитают называть «забором» (verja). «Живая» очередь движется быстро — люди с открытыми паспортами или удостоверениями личности проходят сначала через испанский пограничный пункт, затем через британский.

В редких случаях пограничники останавливают туристов — часто российских. Без британской визы или многократной шенгенской российским туристам самостоятельно из Испании в Гибралтар не попасть.

Во время загрузки произошла ошибка.

Из десятков тысяч человек, которые ежедневно пересекают границу, 12 тысяч — жители Испании, которые работают в Гибралтаре.

Подавляющее большинство из них живут в приграничном городе Ла-Линеа-де-ла-Консепсьон, одном из беднейших в стране.

Здесь безработица превышает 30%, и Гибралтар для них зачастую — единственная возможность найти работу. Возможное изменение пограничного режима после выхода Великобритании из ЕС может стать настоящей катастрофой для города, долг которого достиг 160 миллионов евро, а чтобы его выплатить понадобится 22 года.

«В Гибралтаре безработица 3%, а здесь 33%. Такой разницы в доходах на границе нет во всем ЕС. Сейчас у нас более 8500 безработных среди трудоспособного населения, но во время кризиса доходило до 11 тысяч. Границу ежедневно переходят более десяти тысяч человек, большинство из них живет в Ла-Линеа. Причем это не только испанцы, в нашем городе много иностранцев — британцы, марокканцы, поляки, румыны, болгары, греки, турки, есть русские», — говорит мэр Ла-Линеа Хуан Франко.

Здание мэрии расположено всего в десяти минутах ходьбы от границы.

Предстоящий Brexit для испанской комарки Кампо-де-Гибралтар, где живут 250 тысяч человек и 25% ВВП которой составляют доходы от экономических связей с Гибралтаром, может стать «как катастрофой, так и возможностью», считает градоначальник.

Это зависит от того, что решат Мадрид, Лондон и Брюссель по поводу этого небольшого участка сухопутной границы протяженностью 1,2 километра, и того, будет ли Мадрид инвестировать в приграничный регион.

Кампо-де-Гибралтар — самый бедный испанский регион. Правительству стоит открыть глаза и посмотреть, что здесь происходит. Может, Мадриду пора понять, что один из способов вернуть Гибралтар под испанский суверенитет — инвестировать сюда, создать такие условия, чтобы жители Гибралтара захотели стать частью Испании.
Хуан Франко
мэр Ла-Линеа

Впрочем, жители Гибралтара вряд ли захотят стать испанскими гражданами. Дважды — в 1967 и 2002 годах — на референдумах они четко заявили, что не собираются менять свой нынешний статус британских подданных и переходить полностью или частично под испанский суверенитет.

За британский Гибралтар в 1967 году проголосовали 99,64% населения, спустя 35 лет — 98,97%.

В 1967 году для гибралтарцев это обернулось блокадой, которую объявило испанское правительство диктатора Франсиско Франко. Гибралтар был полностью «отрезан» с суши — была закрыта граница, прерваны телефонное и почтовое сообщения, появились разделенные семьи по разные стороны границы.

Чтобы попасть в Испанию, у жителей Гибралтара было два варианта — или лететь в Лондон, а оттуда возвращаться в Испанию, или плыть на пароме до марокканского Танжера, а оттуда по морю в испанский порт Альхесирас. Полностью блокаду сняли лишь в 1985 году, через десять лет после смерти Франко — при социалистическом правительстве Фелипе Гонсалеса.

«Многие оказались перед выбором — остаться с семьей или сохранить работу. Это было всего 30 лет назад! В Европе! Всего за считанные годы до падения Берлинской стены! Символ закрытой границы был здесь», — говорит исполнительный директор Торговой палаты Гибралтара Эдвард Макквистен.

Все эти меры были предприняты Франко, чтобы унизить Гибралтар, и это не сработало. Это не сработало тогда и точно не сработает сейчас.
Эдвард Макквистен
исполнительный директор Торговой палаты Гибралтара

Границу после Brexit, конечно, никто не закроет, но изменить режим перехода через «забор» испанские и британские власти вполне могут. Это вернет многочасовые очереди, которые здесь были еще несколько лет назад.

«Когда мы начали работать, ожидание в очередях достигало трех-четырех часов. Мы тогда жаловались в Брюссель, в британский парламент, в парламент Андалусии. Эти очереди были не случайны — все это было спровоцировано с четкими политическими целями. В результате испанское правительство ввело ряд мер, которые помогли отчасти решить проблему. Однако до сих пор из машин, которые везут товары из Испании в Гибралтар, выстраиваются очереди, пусть не такие длинные, как раньше», — рассказывает Маноло Триано, президент Трансграничной группы, в которую входят компании, предпринимательские ассоциации, профсоюзы по обе стороны границы.

Во время загрузки произошла ошибка.Вид Гибралтара

Эта группа сейчас пытается донести до Мадрида, Брюсселя и Лондона позицию предпринимателей и всех жителей приграничного региона: новые проблемы на границе станут не только катастрофой для Кампо-де-Гибралтар, но и создадут огромные проблемы в самом Гибралтаре. Половина работающих там людей — это те испанцы и граждане других стран, которые живут в приграничном испанском регионе, а 95% товаров Гибралтар получает именно из Испании.

«Комарка с исторической точки зрения очень пострадала от политических идей “совместного суверенитета”, никто не обращал внимания на социальные проблемы, экономические. Учитывая нынешний уровень безработицы, представьте, что будет, если закроют границу, будут потеряны тысячи рабочих мест в Гибралтаре», — предостерегает Триано.

Война слов и флагов

Испания вновь активно заговорила о «совместном суверенитете» сразу после того, как стали известны результаты референдума о выходе Великобритании из Евросоюза в июне прошлого года. На нем по вполне понятным причинам 96% жителей Гибралтара, которые приняли участие в голосовании (явка оказалась крайне высокой — 84%), проголосовали за то, чтобы Соединенное Королевство оставалось частью «единой Европы».

Такого числа голосов «за» не было нигде больше в Британии.

На следующий день после оглашения результатов занимавший тогда пост испанского министра иностранных дел Хосе Мануэль Гарсия Маргальо заявил, что «испанский флаг сейчас намного ближе к Гибралтару», а наилучшим выходом для этой территории, если она хочет остаться частью ЕС, был бы «совместный суверенитет» Испании и Великобритании. Со временем, по мнению Маргальо, Гибралтар должен полностью перейти под управление испанской короны.

Главный министр Гибралтара Фабиан Пикардо ответил испанскому министру в том духе, что «Испания никогда не запустит руку в Гибралтар».

«Я буду запускать не руку, а флаг, и намного раньше, чем Пикардо представляет», — парировал Маргальо.

Несколько соотечественников Маргальо решили не ограничиваться словами, а перешли к делу — они в буквальном смысле водрузили испанский флаг на Скале.

Источник: AP 2018

«Это произошло как раз накануне референдума. Еду и вижу — огромный флаг на склоне. 18 метров. Представляете? Я думал, что заснул за рулем, и мне сон снится», — вспоминает местный житель Брайн, дальше он использует крепкое испанское словечко, которое на литературный русский можно перевести как «нехорошие люди».

Флаг продержался на Скале недолго — 20 минут.

Нарушителей задержала полиция. Ими оказались члены правой испанской партии Vox.

Телефонная будка в Гибралтаре

Источник: AP 2018

Полемика с новой силой разгорелась весной этого года — после того как Брюссель встал на сторону Испании в этом споре.

Во-первых, ЕС заявил, что на переговорах о выходе Великобритании из Евросоюза вопрос Гибралтара отдельно обсуждаться не будет. То есть Гибралтар покинет Евросоюз вместе с остальной Британией — без каких-либо оговорок или дополнительных условий. Во-вторых, в Брюсселе дали карт-бланш Испании: Мадрид получит право налагать вето на распространение на Гибралтар любых соглашений, которые удастся достичь с Лондоном после завершения британско-европейского «развода».

Фабиан Пикардо назвал председателя Европейского совета Дональда Туска «обманутым мужем, при разводе срывающемся на детях».

«Теперь вы видите, как сложно разводиться!», — ответил главе гибралтарского кабинета голландский министр иностранных дел Берт Кундерс (Bert Koenders).

Еще более воинственные заявления прозвучали из Лондона. Министр обороны Великобритании Майкл Фэллон заявил, что страна будет защищать гибралтарцев «любыми способами». Бывший лидер консерваторов Майкл Ховард пошел еще дальше, он пригрозил, что Британия готова отстаивать интересы в Гибралтаре в том числе при помощи военных средств, как это было в случае с Фолклендами.

Ховард напомнил, что тогда премьер Маргарет Тэтчер «направила оперативную группу через полмира, чтобы защитить свободу маленькой группы британцев от другой испаноязычной страны», и выразил уверенность, что нынешний премьер Тереза Мэй «продемонстрирует ту же решимость в защите жителей Гибралтара».

В том же духе были и статьи в британской прессе. Таблоид Sun вышел на первой полосе с заголовком Hands Off our Rock (Руки прочь от нашей Скалы) и фотографией Скалы, выкрашенной в цвета британского флага.

В самый разгар конфликта власти Гибралтара заявили о «незаконном вторжении» испанского патрульного корабля Infanta Cristina в британские территориальные воды. Испанский МИД ответил, что «незаконного вторжения» не было, а корабль находился в испанских территориальных водах.

Дело в том, что Испания вообще не признает прав Великобритании на воды вокруг Гибралтара, поскольку они не упомянуты в Утрехтском мирном договоре 1713 года. В десятой статье этого договора говорится, что Испания передала Великобритании «в полное и нераздельное владение город и крепость Гибралтар вместе с портом, вооружениями и укреплениями». В договоре нет никаких карт или описания территорий, что и дает основания Лондону и Мадриду по-разному его интерпретировать.

Впрочем, в последнее время страсти несколько поутихли. Нынешний министр иностранных дел Испании Альфонсо Дастис заявляет, что представители Гибралтара должны войти в состав британской делегации на переговорах по выходу Соединенного Королевства из Евросоюза, что «гибралтарский вопрос» не должен быть «определяющей темой на переговорах» и что хотя Испания не отзывает свое предложение о совместном суверенитете, но ничего и «не навязывает».

«Туманный альбион» на Иберийском полуострове

По утрам на Скалу, которую с Иберийским полуостровом соединяет небольшой перешеек, опускается дымка — кажется, сама природа напоминает, что это территория «Туманного Альбиона».

Во время загрузки произошла ошибка.

От границы в город ведет проспект Уинстона Черчилля. Он пересекает взлетную полосу — если там приземляется самолет, включается красный сигнал светофора для пешеходов и автомобилей.

Аэропорт строили в годы Второй мировой войны, открыли в 1949 году. В 2000-х годах договорились, что терминал, построенный на британской стороне, будет достроен и на испанскую — чтобы жители Испании смогли пользоваться этим аэропортом без необходимости пересекать границу. Однако планы остались нереализованными.

Сейчас здесь садятся и взлетают лишь несколько самолетов в день — рейсы есть только в Британию и Марокко, ни одного самолета до испанских городов не летает.

Источник: AP 2018

Все названия улиц, магазинов, учреждений Гибралтара — на английском. По конституции это единственный официальный язык.

На деле местные жители говорят на собственном языке — янито (llanito, самих жителей Скалы так и называют — llanitos). Это своеобразная смесь английского и испанского с выраженным андалузским акцентом, но в нем есть заимствования и из итальянского, португальского, мальтийского, иврита.

Гибралтар — территория мигрантов. После того как Испания потеряла его в начале XVIII века, многие коренные жители ушли в Кампо-де-Гибралтар. Вместо них на этой территории площадью всего 6,8 квадратных километра поселились выходцы со всего Средиземноморья.

Во время загрузки произошла ошибка.Гибралтарский магот - неофициальный символ этой местности.

Исполнительный директор Торговой палаты Гибралтара Эдвард Макквистен показывает на висящий на стене офиса список президентов Торговой палаты Гибралтара с 1882 года. «Смотрите, здесь и английские, и испанские, и итальянские, и французские фамилии», — говорит он.

На Скале на протяжении нескольких столетий мирно уживаются британцы, испанцы, итальянцы, евреи, португальцы, мальтийцы и многие другие — люди абсолютно разного происхождения и вероисповедования. На расстоянии в сто метров можно найти мечеть, синагогу, католический собор, англиканскую церковь, Шотландскую церковь и индуистский храм. Подавляющее большинство гибралтарцев хотят оставаться гражданами «единой Европы», но совершенно не стремятся к тому, чтобы стать испанскими подданными.

Нелегальных мигрантов в Гибралтаре нет — несмотря на то, что со Скалы при хорошей погоде Африку видно невооруженным глазом, до нее всего 20 километров. Плыть в Гибралтар им смысла нет — перейти границу с Испанией без документов невозможно. За последние пять лет был лишь один случай, когда к берегам причалила лодка с африканцами.

Источник: AP 2018

Красные телефонные будки, на фоне которых любят фотографироваться туристы, местами попадающиеся двухэтажные автобусы, ящики королевской почты, форма полицейских, номера машин — спереди белые, сзади — желтые, денежная единица — фунт, хотя и гибралтарский, равный по курсу фунту стерлингов. Все говорит о том, что это территория Великобритании.

Однако сама глава государства была здесь всего один раз — в мае 1954 года.

Источник: AP 2018

«На этом месте Ее Величество Королева Елизавета Вторая и герцог Эдинбургский стояли и смотрели на Гибралтар во время их посещения Скалы 10—11 мая 1954 года», — гласит надпись на плите, установленной на горе.

Визит королевы состоялся в 250-ю годовщину взятия Гибралтара, в ответ власти Испании закрыли своё консульство и ввели ограничения на свободу передвижения между Гибралтаром и Испанией. Больше королева здесь не появлялась — в отличие от других членов британской королевской семьи.

Главу государства в Гибралтаре представляет губернатор, с января 2016 года эту должность занимает старший офицер Королевской морской пехоты Эдвард Дэвис. Есть и мэр города, которого назначает парламент, но это исключительно церемониальная должность. Сейчас ее занимает Мисс Мира-2009 (единственная победительница этого конкурса родом из Гибралтара) Кайяне Алдорино.

В ведении британских властей находятся лишь внешняя политика, безопасность и оборона Гибралтара (в этом стратегическом регионе расположена британская военная база, а в порт регулярно заходят военные корабли и подводные лодки стран НАТО). Все вопросы внутренней политики гибралтарцы решают сами. В выборах в британский парламент они не участвуют, зато избирают собственный парламент, в котором 17 депутатов. Здесь свое правительство, своя конституция, свои суды и своя налоговая система.

Источник: AP 2018

Что будет с бизнесом при Brexit

Низкие налоги (в Гибралтаре нет НДС и низкий налог на прибыль — для большинства компаний — 10%, для компаний в сфере азартных игр — 11%) привлекают бизнес: в основном в сфере финансов, страхования, онлайн-игр, онлайн-продаж. Из-за низких налогов Испания считает Гибралтар офшорной зоной, однако местные власти с этим определением категорически не согласны: Гибралтар подписал международное соглашение по автоматическому обмену финансовой информацией.

Солидный доход в гибралтарский бюджет приносит бункеровка — дозаправка кораблей в порту.

«На сегодняшний день государственный сектор составляет лишь ¼ экономики Гибралтара, тридцать лет назад он достигал ¾. Такое изменение стало возможным благодаря тому, что мы часть Европы и пользовались теми свободами, которые предполагает членство в ЕС. Экономика Гибралтара не могла бы развиваться, если бы граница не была открыта, если бы люди не могли свободно приходить и уходить», — говорит Макквистен.

За десять лет рост новых рабочих мест составил 50% — с 16 тысяч до 27 тысяч. «Такого роста нет больше нигде в Европе. Большинство европейских экономик движутся в обратном направлении. Гибралтар … выполнил многие идеи, которые лежат в основе европейского проекта», — говорит исполнительный директор Торговой палаты Гибралтара.

Он возмущен, что Евросоюз пошел на поводу «испанского лобби» и называет позицию руководства ЕС — председателя Европейского Совета Дональда Туска, председателя Еврокомиссии Жан-Клода Юнкера и «других людей в Брюсселе» — «пощечиной жителям Гибралтара, которые были активными сторонниками европейского проекта».

«Жители Гибралтара были разочарованы, даже разозлены Еврокомиссией, которая объявила, что поддержит Испанию и что Гибралтар будет исключен (из обсуждения с Великобританией условий выхода из ЕС). Да, это маленький город, где живут 30 тысяч человек. Что он по сравнению с 450 миллионами европейцев? Но трудно найти город в ЕС, который бы так поддерживал идею европейского проекта. Именно поэтому 96% жителей проголосовали за (сохранение Великобритании в ЕС). Мы верили в европейский проект, думали, что он хорош для Гибралтара, для Испании, для Европы», — заявил Макквистен.

Однако исполнительный директор Торговой палаты уверен: даже при плохом стечении обстоятельств Гибралтар сможет продолжать успешно развиваться. «Мы не собираемся сидеть и ждать, что испанцы сделают. Да, мы ничего не производим, у нас нет природных ресурсов, у нас нет нефти, золота или еще чего-то.

Ресурс Гибралтара — торговое мышление, искать возможности и способы его реализации.

Все торговцы во всем мире знают: если рынок оказывается под угрозой закрытия, чтобы выжить, надо искать другие рынки. Именно этим займутся жители Гибралтара. Если не разрешат торговать с Европой, будь то финансовые услуги или недвижимость, то они найдут еще пять, шесть, семь новых рынков вне Европы. У нас большой инстинкт выживания", — говорит он.

Недавно о закрытии своего представительства в Гибралтаре заявила букмекерская компания Paddy Power Betfair.

И хотя ее руководство заявляет, что уход никак не связан с Brexit, это сочли «первым сигналом». Местные власти поспешили успокоить бизнес: «независимо от того, как Brexit может повлиять на Гибралтар, правительство будет адаптировать свои процедуры лицензирования и регулирования, чтобы гарантировать, что наша юрисдикция остается лучшей для дистанционного гемблинга».

Макквистен не спешит давать прогнозы. «Пока слишком рано говорить, какие компании останутся, а какие уйдут. Какие-то компании могут уйти, поскольку сильно ориентированы на ЕС. Но у многих компаний в области онлайн-игр или финансов есть одновременно лицензии в других странах. Возможно, они переведут туда часть персонала, но переносить полностью бизнес в другую страну — слишком дорого», — считает он.

Во время загрузки произошла ошибка.

Заместитель главного министра Гибралтара Джозеф Джон Гарсия в интервью РИА Новости заявил, что никаких негативных последствий после прошлогоднего референдума о выходе Великобритании из ЕС не было.

«Экономика Гибралтара продолжает расти, мы продолжаем получать запросы на выдачу лицензий юридическим лицам, которые хотят работать в Гибралтаре. В этом плане после решения о выходе из ЕС негативных последствий не было. Проведенный нами анализ показал, что более 90% нашего бизнеса в сфере финансовых услуг связан с Великобританией, а не Европейским Союзом. Великобритания гарантировала, что по меньшей мере существующий сейчас уровень доступа на британский рынок останется. Это помогло заверить производителей, что ничего не изменится», — сказал он.

Впрочем не все настроены столь оптимистично. «Вот здесь собирались построить новый комплекс — дома, отели — теперь из-за Brexit непонятно, что будет», — представитель Совета по туризму Гибралтара Элка Адзопарди (Elka Azzopardi) показывает на пустырь на склоне. «Но знаете, есть такое выражение в английском — «Мы перейдем через этот мост, когда придем к нему», — добавляет она.

Дорога до моста не займет много времени: в марте 2019 года Великобритания официально выйдет из Евросоюза, а гибралтарцы перестанут быть гражданами ЕС.

***

Перед входом в пещеру Святого Михаила — крупнейшую из более чем ста пещер Скалы — туристы фотографируют обезьян вида магот.

Существует поверье: Гибралтар останется британским до тех пор, пока жив хотя бы один магот.

Во время Второй мировой войны, когда на Скале осталось всего семь обезьян, премьер Уинстон Черчилль распорядился немедленно привезти макак из Марокко. На сегодняшний день популяция насчитывает 240 особей.

Источник: AP 2018