Mail.ruПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
Источник: AP 2019

В воскресенье на американском телеканале CBS News в программе «60 минут» вышло первое большое интервью с Дональдом Трампом. Уже в анонсе программы журналистка Лесли Шталь сказала, что президент США на встрече с ней был «уверенным и хвастливым». При этом он «рвался высказаться по темам дня: экономике, Китаю, России и, конечно, фейковым новостям».

Впрочем, началось интервью с более актуальной темы, чем предположительное вмешательство России в американские выборы. Речь идет об исчезновении в саудовском консульстве в Стамбуле журналиста Джамаля Хашкаджи и отношении Вашингтона к этому инциденту. Напомним, в турецких СМИ ранее появилась информация, что доказательства насильственной смерти господина Хашкаджи уже есть. Журналист якобы включил микрофон на своих часах Apple Watch, а iPhone, с которым они были синхронизированы, оставил невесте, что позволило сохранить доказательства. «Это расследуется, и за этим следят очень, очень серьезно, — сказал господин Трамп.— И мы будем очень раздосадованы и рассержены, если это действительно имело место».

Однако отвечая на вопрос о конкретных санкциях для саудовских властей, если их вина подтвердится, президент США вновь заявил, что выступает против разрыва оружейного контракта с Эр-Риядом. «Они заказывают военную технику. Каждый в мире хотел получить этот заказ. Россия хотела, Китай хотел, и мы хотели. Мы получили. Я не хочу терять такой заказ. Есть другие способы наказания, если использовать жесткое, но правдивое слово», — сказал господин Трамп.

Подчеркнуть противоречия с Россией и Китаем Дональд Трамп пытался в течение всего интервью. Однако если о Китае он упоминал сам, то о России речь заходила преимущественно по инициативе Лесли Шталь. Например, на вопрос о вмешательстве России в президентские выборы, на которых он одержал победу, господин Трамп ответил: «Они вмешивались. Но, я думаю, Китай вмешивался тоже».

И добавил: «Честно говоря, я считаю, что Китай — большая проблема».

Президент США также упомянул, что, возможно, пошлины против Пекина вырастут еще больше, хотя создавать «депрессию» в китайской экономике он не намерен. «Нет, я бы не хотел этого. Я бы хотел, чтобы они открыли свои рынки, как мы, — наши рынки открыты», — пояснил свою позицию Дональд Трамп.

Когда же Лесли Шталь отметила, что Дональд Трамп ни разу не делал жестких публичных высказываний о Владимире Путине, он стал с ней спорить. «Разве? Я тот, кто дал Украине наступательные вооружения и противотанковые комплексы, — заявил президент США.— Обама (Барак Обама, предыдущий президент США.— «Ъ») этого не делал. Он отправлял подушки и одеяла. Это я, а он (Барак Обама.— «Ъ») — тот, кто оторвал часть Украины, которой сейчас владеет Россия. При этом господин Трамп сказал, что «очень жесток» с Владимиром Путиным. После этого госпожа Шталь спросила Дональда Трампа, считает ли он Владимира Путина причастным к убийствам и отравлениям. «Вероятно, да, причастен, — ответил он.— Но я верю им, это было не в нашей стране».

Говоря о Северной Корее, Дональд Трамп вновь противопоставил себя своему предшественнику — Бараку Обаме. «Мы (при Бараке Обаме.— «Ъ») готовились к войне с Северной Кореей, — напомнил президент США.— Теперь об этом не слышно. Он (Ким Чен Ын.— «Ъ») не хочет войны, мы не хотим войны, он понимает смысл денуклеаризации и согласен на это». Лесли Шталь неоднократно спрашивала господина Трампа, доверяет ли он своему северокорейскому коллеге, и он каждый раз отвечал утвердительно. «Если бы не доверял ему, я бы не говорил вам об этом. Было бы глупо делать это прямо здесь, на программе ''60 минут''", — сказал Дональд Трамп. Когда госпожа Шталь напомнила собеседнику принцип 40-го президента США Рональда Рейгана «доверяй, но проверяй», господин Трамп ответил: «Я знаю, это совершенная правда. Но по факту я очень верю ему. Посмотрим, что произойдет».

А вот что касается собственных подчиненных в Белом доме, то к ним президент Трамп испытывает совершенно другие чувства.

«Буду с вами честен, я не верю никому в Белом доме, — сказал американский президент.

— Я не ребенок, это жесткий бизнес. Вашингтон — это злобное, злобное место. Атаки, сплетни, разговоры за спиной. Но знаете, я чувствую себя здесь очень комфортно".

Кирилл Кривошеев.