Mail.ruПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты

В Венесуэле политический кризис — лидер оппозиционного Николасу Мадуро парламента Хуан Гуайдо объявил себя президентом, по стране прокатилась волна протестов.

Русская служба Би-би-си спросила у тех, кто живет в Венесуэле, как это отразилось на жизни рядовых граждан.

Владимир Скарзов, житель города Порламар, предприниматель

Всех людей, которые были на митинге красных в Каракасе (имеется в виду митинг сторонников президента Николаса Мадуро. — Би-би-си), свезли туда со всей страны. И в Порламаре сейчас просто тишина и спокойствие. Я хожу по делам компании — банковские депозиты, подача документов в те или иные службы — а ничего не работает, людей нет. Всех людей увезли в Каракас митинговать за Мадуро в принудительном порядке.

При этом оппозиция осталась, их никуда не увезли, да они и сами уехать не могут. И вот получается, что оппозиция митингует по всей стране, а в Каракас свезли социалистов. Хотя я бы не назвал это социализмом, скорее, диктатура маргиналов.

Посещение подобного рода [провластных] мероприятий в Каракасе носит обязательный характер для этих граждан страны (бюджетников. — Би-би-си). Я был один раз в министерстве — это что-то вроде нашей санэпидстанции. И я пришел туда в рабочее время, а меня никто не принял. Я говорю: «А где люди?» А мне говорят: «Как где? Все ушли на митинг!».

Я бы сказал, что [больше в повседневной жизни из-за политического кризиса] ничего не изменилось, потому что хуже вряд ли может быть для простого человека. Как люди стояли в очереди, так и стоят. Только подорожали основные продукты питания, такие как макароны, соли нет вообще.

Еще движение по дорогам не то чтобы парализовано, но никто просто не хочет никуда выезжать. И я сейчас сталкиваюсь с тем, что мои партнеры из тех стран, с которыми я работаю (Белоруссии, России), говорят, что морские линии уже не хотят везти грузы в Венесуэлу. А страна, которая импортирует 95% продовольствия, как сможет жить без этого? Никак, это голод. И к этому старательно мы идем на протяжении многих-многих лет.

Раньше это [продовольственные грузоперевозки] было и так опасно. А теперь еще на фоне этих беспорядков и на фоне того, что транспортная инфраструктура фактически лежит на боку, стало вдвойне опасно. Есть такой участок дороги между Каракасом и Пуэрто-ла-Крусом (километров шестьдесят), где в свое время, да и сейчас, люди выпрыгивали из джунглей и набрасывались на фуры, которые везли продукты. Из-за этого ввели обязательное эскортирование подобных машин национальной гвардией. И вот на этом участке впереди [колонны фур. — Би-би-си] едет машина сопровождения и замыкающая машина сопровождения. И там сидят автоматчики в бронежилетах.

Можете себе представить, до чего довели страну? Людям нечего в этом месте жрать вообще. Они производили какао и кофе, но потом правительство ввело регулирование на эти продукты, и экспорт пропал. Если ты хочешь, отдай бесплатно, но экспортировать ты не можешь. Люди вырубили свои плантации и выращивают корешки наподобие картошки. Единственное, что можно экспортировать из Венесуэлы без какого-либо ограничения, это тыква. Вам вот нужна тыква? Я не думаю.

Знаете, какую закономерность заметили венесуэльцы, какая у них примета? Если Путин позвонил Мадуро во время протестов оппозиции, жди Сечина на подписание нефтяного контракта.

Но здесь дети после школы ходят посмотреть на шаурму. И я не знаю ни одного человека из своего окружения — сотрудника, друга, партнера, — который бы поддерживал Николаса Мадуро. Обращу ваше внимание на то, откуда берутся такие цифры мнимой поддержки [Мадуро]. Когда ты голосуешь, ты должен предъявить в избирательную машину (вероятно, имеется в виду электронная урна. — Би-би-си) удостоверение личности, и машина отсканирует его.

После победы оппозиции на парламентских выборах тем людям, которые голосовали за оппозицию, перестали выдавать продуктовые наборы. Можно ли говорить о какой-то тайне голосования? На последних выборах губернатора имел место откровенный подкуп со стороны мадуристов. Людям давали продуктовые наборы, а взамен тебя провожали к этой машине [для голосования] и следили, чтобы ты правильно нажимал эти кнопочки.

Вот буквально вчера я получил сообщение, что контейнер с продовольствием, которое мы сюда импортируем, задерживается еще на месяц. Уж не знаю — из-за этой ситуации [политического кризиса] или нет. И одна знакомая меня спрашивает: «Владимир, а как там с макаронами?» Я говорю: «Вы знаете, синьора Эухениа, похоже, придется подождать еще месяц». И она смотрит на меня со слезами на глазах и говорит: «Ну как же так? Мы же все умрем!».


Нажмите,
чтобы включить звук

И после этого говорят, что это проамериканская оппозиция вывела на улицы подкупленных сторонников! Какая проамериканская оппозиция?! Да людям нечего жрать просто! Они вышли в последнем своем конвульсионном дергании, чтобы попытаться хоть что-то изменить.

Владимир Лисенко, житель Каракаса, инженер-электрик в государственном ведомстве

Это целое дело — у нас сейчас два президента, два парламента, страна разделена на две части, а люди с голоду умирают…

Он [Мадуро] покупает голоса — дает каждый месяц бедным людям ящик продуктов, деньги дает по карточкам. Но большинство жителей богатых районов против этого правительства, которое сейчас управляет страной. Он бедным людям дает квартиры с мебелью — все бесплатно. Здесь китайцы, русские и белорусы строили хорошие здания, и он дарит людям квартиры — покупает голоса.

А людям, которые работают, ничего не дают. Людям в богатых районах тоже очень трудно покупать продукты. Раньше было самое маленькое [жалованье. — Би-би-си] 4,5 тысячи боливаров. Он [Мадуро] повысил жалованье до 18 тысяч. Но получается, что инженер и уборщица получают одинаковое жалованье. Плюс инженеру платят 400 боливаров за наличие диплома. Плюс 450 боливаров — это карточка на продукты. Но что ты можешь купить на это? Буханка хлеба стоит 1200, и ты должен стоять в очереди, чтобы купить буханку хлеба. Получишь ты жалованье, а килограмм мяса стоит 19 тысяч, килограмм сыра — 18 тысяч, коробка яиц — 10 — 12 тысяч.

Но у богатых людей деньги есть. Они спрятали доллары дома или им кто-то присылает, и они их меняют на черном рынке, и на эти деньги покупают продукты.

Вчера пошел на работу — было все спокойно. Только в бедных районах бандиты спустились с гор, где у них хижины, и начали жечь мусор и грабить — но им [за это] заплатили. Полиция пришла — успокоила всех.

Народу не нравятся забастовки, беспорядки — все хотят спокойно жить. Большинство, как и я, боится, что здесь все будет как в Ираке, Ливии.

Это были очень хорошие страны — там не было бандитизма, наркотиков, все люди жили хорошо. Пришли американцы, разрушили страну, сейчас там беспорядок. Как в Сирии, в Афганистане. Мы все боимся, что здесь, в нашей стране, будет то же самое.

Висенте Кинтеро, житель Каракаса, политолог

В целом люди устали от гиперинфляции и от дефицита, люди хотят уехать из Венесуэлы в другие страны. Оппозиция считает, что это вина правительства, что это происходит из-за его некомпетентности, из-за социализма и из-за коррупции. Сторонники правительства Мадуро считают, что это вина экономических санкций и вмешательства США во внутренние дела Венесуэлы, а также «экономической войны» частного сектора.

Люди просто хотят, чтобы этот кризис закончился. Рецессия продолжается с 2013 года, и этот ужасный кризис ухудшается с каждым днем. У Мадуро были некоторые шансы улучшить ситуацию за это время, но его команда недостаточно поддерживает венесуэльский частный сектор, и это большая проблема.

Люди очень устали и надеются, что ситуация изменится. Люди видят, что кризис только углубляется. Оппозиция заявляет, что скоро все закончится, но нужно помнить, что они говорят это с 2013 года. Они говорили то же самое — одна и та же история повторяется каждый год. Пока все, что мы имеем, это пять лет рецессии и три года санкций США, и ничего не меняется.

Продукты в магазинах очень дорогие, зарплаты низкие. Год назад на 100 долларов можно было купить много всего, но сейчас на то же самое необходимо уже минимум 500 долларов. В последние два дня практически все магазины были закрыты из-за протестов.

BBC В данном материале на законных основаниях могут быть размещены дополнительные визуальные элементы. "BBC News Русская служба" не несет ответственности за их содержимое.
Следите за развитием темы Что происходит в Венесуэле