Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
6 апреля 2010, источник: РИА Новости, (новости источника)

Ядерная доктрина США: новые приоритеты, новые друзья и новые враги

ВАШИНГТОН, 6 апр — РИА Новости, Мария Табак. Ядерная доктрина администрации президента США Барака Обамы претендует на революционность: в ней впервые прямым текстом объявляется, что отныне главной угрозой для США является не противостояние ядерных держав, а угрозы попадания ядерного оружия в руки террористов и распространения ОМУ.

Ядерную доктрину конгресс США требует от каждой администрации США, свою доктрину администрация Обамы представила во вторник.

Хотя подготовка доктрины и задержалась (первоначально заявлялось, что она будет представлена в декабре, потом срок сдвинулся на март), появилась она исключительно вовремя — в преддверии подписания с Россией нового договора о сокращении стратегических наступательных вооружений (СНВ), вашингтонского саммита по ядерной безопасности и нью-йоркской конференции по выполнению Договора о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО).

Новые приоритеты

О выходящей на первый план угрозе ядерного терроризма Обама говорил уже давно. Это же нашло отражение и в ядерной доктрине страны.

«Ядерная доктрина США, разработанная министерством обороны, заявляет, что главной угрозой для США и международной безопасности отныне является не ядерное противостояние держав, а ядерный терроризм со стороны экстремистов и распространение ядерного оружия во все большем количестве государств», — говорится в заявлении президента, посвященном доктрине.

Обама подчеркнул, что в связи с этим США отказываются от наращивания ядерного потенциала.

«США не будут проводить ядерные испытания и будут добиваться ратификации Договора о всеобъемлющем запрещении ядерных испытаний (ДВЗЯИ). США не будут создавать новых ядерных боеголовок и осуществлять военные миссии, направленные на увеличение ядерного потенциала», — заявил президент США.

Сами США до сих пор не ратифицировали ДВЗЯИ.

Министр обороны США Роберт Гейтс на специальной пресс-конференции по случаю представления доктрины подробно остановился на конкретных действиях США в рамках новой концепции.

В первую очередь, отныне система ядерных вооружений США будет построена на использовании прежних разработок.

«Замена ядерных компонентов будет требовать специального разрешения от президента», — сообщил глава Пентагона.

Отказавшись от главенствующей роли атомного оружия, администрация США намерена взамен развивать неядерные вооружения, в том числе систему противоракетной обороны, против которой неоднократно протестовала Россия.

«Мы продолжим развивать неядерные вооружения, включая противоракетную оборону для защиты нас, наших партнеров и союзников», — заявил Гейтс.

Более того, США пошли дальше в ядерном самоограничении, заявив, что не станут использовать ядерное оружие против не обладающих им государств даже в случае биологической или химической атаки.

«Если другое государство использует против нас биологическое или химическое оружие, его ждет разрушительный военный ответ», — пояснил Гейтс.

Вместе с тем он отметил, что США оставляют за собой право пересмотреть эту позицию, если химическая или биологическая атака поставит США в критическую ситуацию.

Новые друзья

В связи со сменой приоритетов и отказом от риторики «холодной войны» представители администрации США заявили, что прежде враждовавшие друг с другом ядерные державы теперь сталкиваются с общими проблемами, а потому должны сплотиться.

В частности, еще до публикации доклада США выражали надежду на продолжение переговоров с РФ о дальнейшем сокращении ядерных потенциалов и по контролю за вооружениями. Диалог планируется начать после ратификации договора по СНВ.

«Этот диалог будет касаться не только стратегических вооружений, но также нестратегических и неразвернутых ядерных вооружений», — говорится в подготовленном Пентагоном обзоре ядерной доктрины.

Оговоренные договором по СНВ объемы вооружений отражены в ядерной доктрине США, отмечается в обзоре.

«США продолжат двусторонний диалог на высоком уровне с Россией и Китаем, нацеленный на более стабильные и прозрачные стратегические отношения», — указывается в документе.

Говоря о диалоге с Россией, и госсекретарь США Хиллари Клинтон, и ее заместитель по вопросам нераспространения Эллен Тошер заявили, что готовы сотрудничать с РФ по всем направлениям, включая и противоракетную оборону, и ждут ратификации договора по СНВ и переговоров о дальнейшем сокращении вооружений.

«Неудивительно, что Россию продолжает беспокоить проблема ПРО. Мы неоднократно пытались разъяснить России роль ПРО… И мы много раз предлагали России возможность сотрудничества», — сказала Клинтон.

Тошер была эмоциональней: «Я нахожусь под сильным впечатлением от готовности России после ратификации договора по СНВ обсуждать дальнейшие сокращения вооружений. У нас очень большая программа и очень много сфер сотрудничества».

Сложнее обстоят дела с Китаем, отношения с которым и так развиваются в последнее время у США отнюдь не гладко.

Накануне обнародования ядерной стратегии в СМИ неоднократно появлялись сообщения со ссылками на представителей администрации о том, что непрозрачность ядерных разработок КНР заставляет задуматься о стратегических планах этой страны.

Тем не менее, эта тема в заявлениях официальных лиц, посвященных доктрине, не акцентировалась.

Говоря о предстоящих в апреле и мае конференциях по вопросам нераспространения, президент США Барак Обама был настроен оптимистично.

«Наш ядерный саммит на следующей неделе станет возможностью для 47 государств предпринять конкретные шаги для реализации нашей цели — обеспечения безопасности всех ядерных материалов по всему миру в течение четырех лет», — говорится в заявлении Обамы.

Что касается предстоящей в мае в Нью-Йорке конференции по выполнению Договора о нераспространении ядерного оружия, то, по словам Обамы, предполагается расширить количество стран, с которыми предстоит работать над усилением режима нераспространения — «чтобы быть уверенными в том, что все страны следуют своим обязательствам».

Новые враги

Ядерная доктрина определяет не только друзей, но и врагов, и стратегия Обамы не стала исключением.

Накануне в интервью газете New York Times американский лидер сказал, что, при всем мирном настрое Соединенных Штатов, Иран и Северная Корея не могут чувствовать себя в безопасности, поскольку злостно нарушают международные обязательства и развивают ядерные программы.

«Мы хотим быть уверенными в том, что можем продолжать двигаться к меньшей роли ядерного оружия, а также в том, что наши обычные вооружения являются эффективным инструментом во всех ситуациях, кроме самых экстремальных», — цитирует издание слова Обамы.

Президент сообщил, что стратегия значительно сокращает список ситуаций, в которых США могут применить ядерное оружие, в том числе и ситуаций, в которых речь идет об обороне.

Вместе с тем, отметил Обама, не могут чувствовать себя в безопасности «аутсайдеры вроде Ирана и Северной Кореи», нарушившие международные обязательства и развивающие свои ядерные программы.

«Нынешняя ситуация в Иране такова, что они смогут получить ядерное оружие», — считает Обама, не уточнив, о каких сроках идет речь.

Эту тему развил во вторник Роберт Гейтс.

«Ядерная доктрина содержит в себе серьезный призыв и к Ирану, и к Северной Корее… Мы делаем исключение для стран вроде Ирана и Северной Кореи, не соблюдающих принципы Договора о нераспространении. Так что, фактически, все варианты возможны, когда дело касается стран в этой категории, равно как и игроков, не являющихся государствами, но которые могут получить ядерное оружие», — заявил Гейтс.

Разработка новой ядерной доктрины с самого начала президентства Обамы была одним из главных внешнеполитических приоритетов главы государства. И хотя республиканцы уже успели назвать ядерную доктрину «утопической», она является еще одним выполненным обещанием президента.

«Моя администрация предпринимает важный шаг, который я обещал сделать еще в Праге — уменьшить роль ядерного оружия в нашей национальной стратегии безопасности и сосредоточиться на снижении уровня ядерных угроз 21-го века, одновременно поддерживая безопасную и эффективную политику ядерного сдерживания Соединенных Штатов, наших союзников и партнеров, пока существует ядерное оружие», — так сформулировал основную задачу своей доктрины американский президент.