Mail.ruПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
Источник: Reuters

Внешняя политика белорусского руководства все больше отдаляется от российского вектора. В предыдущей статье мы писали о том, как Лукашенко налаживает отношения с Соединенными Штатами. Это новое и пока неизведанное направление белорусской политики, в отличие от сотрудничества с Китаем, которое Минск развивает уже давно. Вместе с китайскими товарищами Лукашенко строит ракетные комплексы, технопарки и осваивает природные ресурсы Белоруссии. Насколько далеко зашли белорусско-китайские отношения, разбиралась «Лента.ру».

Идем на Восток

«Я от имени белорусского народа кланяюсь в пояс и моему другу президенту Китая, и всем тем военным, которые помогли нам в течение полутора лет создать на территории Белоруссии производство высокоточного оружия», — рассыпался Александр Лукашенко благодарностями в адрес китайских партнеров, отмечая в марте 2018 года столетие вооруженных сил республики.

По его как всегда меткому и образному выражению, «мир окунулся в омут высокоточного оружия — ракет, которые залетают в форточку». Ранее у Белоруссии не было таких технологий, однако на помощь пришли китайские товарищи. Несмотря на декларируемый союз с Россией, примерно с середины 2000-х Лукашенко искал ему альтернативу.

Как раз тогда Запад ввел против белорусского режима санкции, и официальный Минск обратил свой взор на Восток.

Еще в 2006 году на встрече с тогдашним министром обороны Китая Цао Ганчуанем Лукашенко характеризовал отношения с КНР как «стратегические». Подобная характеристика тогда выглядела скорее как пожелание, нежели как реальное положение дел. Однако прошло несколько лет, и «главный союзник России» действительно начал развивать стратегические отношения с КНР.

В 2012 году Лукашенко обратился к Москве с просьбой передать ему оперативно-тактические ракетные комплексы «Искандер». Белорусский президент в качестве ответа на «активизацию некоторых сил» нуждался в комплексе, способном нести ракеты с ядерными боеголовками.

Однако Россия готова была разместить в Белоруссии «Искандеры» лишь вместе со своими военными.

Москва обоснованно опасалась, что если передать ракетный комплекс непосредственно Белоруссии, мощное оружие (или отдельные его компоненты) могут оказаться у «уважаемых западных партнеров» из блока НАТО.

Передовые технологии

Не получив желаемого, Лукашенко начал искать альтернативу российскому «Искандеру». Создать ракетный комплекс с нуля крайне сложно, а такой небогатой стране, как Белоруссия, практически невозможно. Поэтому Минск решил разработать собственный оперативно-тактический комплекс при помощи уважаемых восточных партнеров.

Новое оружие создали довольно быстро, и уже в 2015 году в День Победы белорусские военные впервые продемонстрировали построенную совместно с Китаем реактивную систему залпового огня (РСЗО) «Полонез». Официально было заявлено, что 300-миллиметровые корректируемые ракеты бьют на 280 километров. Не «Искандер», конечно, с его 500 километрами, однако мощь впечатляет. Впрочем, не вполне понятно, для каких целей Белоруссии нужно такое оружие.

Но говорить о том, что китайцы помогли белорусам создать «Полонез», было бы не совсем корректно. Фактически сами китайцы его и создали, поскольку ракеты А200 и значительная часть электроники — китайского, а не белорусского происхождения. Основной вклад Белоруссии заключался в поставке под ракетную установку шасси, впервые изготовленного Минским заводом колесных тягачей 30 лет тому назад.

Белорусское руководство, правда, хвасталось высоким уровнем локализации производства. По словам тогдашнего главы белорусского Госвоенпрома генерал-майора Олега Двигалева, целых 95 процентов. Однако, как сообщали источники, в 2018 году, спустя четыре года после первой демонстрации «Полонеза», на заводе так и не приступили к полному циклу производства. Реальный объем локализации, по их данным, составляет около 30 процентов, что делает белорусскую оборонку крайне зависимой от сотрудничества с китайцами.

Реактивная система залпового огня «Полонез» | Источник: РИА "Новости"

Не ракетами едиными

Доля Китая в торговых отношениях тоже превышает белорусскую. За последние пять лет совокупный оборот изделий ВПК и технологий двойного назначения между странами вырос более чем вдвое, при этом на долю Китая приходится до 65 процентов такой продукции.

Но такое положение, похоже, удовлетворяет обе страны. Белоруссия по итогам четверти века правления Лукашенко не может похвастаться мощной экономикой, и для развития страны жизненно важны иностранные кредиты. Это касается в том числе и затрат на создание и внедрение новых технологий.

При этом страны НАТО по-прежнему ограничивают поставки в Китай продукции военного и двойного назначения, что вынуждает Пекин искать новых партнеров. А Белоруссия после краха СССР сохранила развитую базу научно-исследовательских и опытно-конструкторских разработок в области
обороны. Поэтому Китаю объективно выгодно налаживание кооперации с белорусской оборонкой.

Помимо «Полонеза», Белоруссия может похвастать еще несколькими образцами военной техники, разработанной совместно с китайскими товарищами. На выставке MILEX 2017 в Минске впервые продемонстрировали новые ракеты для «Полонеза» с дальностью поражения до 300 километров. Ракету вряд ли можно назвать новаторской — по сути, это совместная версия китайских ракет А200 и М20 для комплексов WS-2 и WS-3.

Также на выставке экспонировали модернизированную версию танка Т-72 — Т-72БМЭ, разработанную 140-м ремонтным заводом (Борисов) и предприятием «Пеленг» (Минск). По имеющейся информации, эта версия танка будет поставляться в первую очередь в Китай.

При этом бронетехника идет и в обратном направлении. В 2016—2017 годах из Китая в Белоруссию поставили новые легко- и среднебронированные машины Dong Feng Mengshi «Богатырь», FAW Hong Oi L5 «Красное знамя» и CS/VN3 «Дракон». Китайские броневики уже приняты на вооружение белорусских сил специальных операций.

Великий камень

Резонно предположить, что Белоруссия выбрала путь военно-технического сотрудничества с Китаем в стремлении сбалансировать российское влияние в республике. Но неверно было бы считать, что сотрудничество двух стран ограничивается лишь оборонкой. Более пяти лет назад «Лента.ру» писала о «самом грандиозном начинании на направлении Минск — Пекин», о «Великом камне» — китайско-белорусском индустриальном парке. Предполагаемый объем прямых инвестиций в этот проект, по прогнозам посольства КНР, мог превысить пять миллиардов долларов.

Начало строительства первого жилого дома на территории технопарка «Великий камень» | Источник: Reuters

При этом общий объем инвестиций оговаривался на уровне 30 миллиардов за 30 лет. В парке планируется создать высокотехнологичные и экспортно ориентированные производства, в том числе в сфере химии, биотехнологий, фармацевтики, электронной коммерции, хранения и обработки данных.

В первое время казалось, что масштабный белорусско-китайский проект действительно выстрелит и станет жемчужиной Шелкового пути. Строительство началось летом 2014 года, а уже в середине 2015 года была сдана первая очередь индустриального парка. Однако дальнейшие перспективы пока вызывают сомнения.

Несмотря на два миллиарда уже вложенных долларов, окупятся они явно нескоро. Весной 2018 года на тот момент премьер-министр Андрей Кобяков рассчитывал, что к 2021 году объем выпущенной в парке продукции составит один миллиард долларов, а резидентов будет ровно сто. Амбициозная цель, однако резидентов пока только 34, а денежный объем произведенной продукции не афишируется, что наводит на мысль, что похвастаться нечем и тут. Удастся ли белорусскому руководству в три раза увеличить количество резидентов за оставшиеся три года — покажет время. Надежды оно не теряет и попыток не оставляет.

Богатства земли белорусской

Но если высокотехнологичным совместным производством Белоруссия и Китай похвастаться пока не могут, то в более традиционных отраслях экономики сотрудничество идет вполне успешно. В 2015 году компания «Славкалий», принадлежащая бизнесмену Михаилу Гуцериеву, подписала контракт с Китаем на строительство горно-обогатительного комбината в Белоруссии. Сумма контракта составила два миллиарда долларов.

Первый грузовой поезд прибывает из Минска в Шэньчжэнь | Источник: Reuters

Интересно, что 1,4 миллиарда долларов через Беларусбанк предоставит Банк развития Китая. Одновременно компания подписала 20-летний контракт на поставки калия в Китай, который является крупнейшим потребителем этого минерала в мире. К 2020 году, по оценкам экспертов «ВТБ Капитал», Китаю потребуется девять миллионов тонн калия в год, из которых почти два миллиона будет поставляться из Белоруссии.

Выгодные условия контракта позволяют белорусам не беспокоиться о сбыте сырья, а значит — и возврат кредита скорее всего не станет проблемой для предпринимателей. Настораживает лишь то, что несмотря на все усилия по созданию высокотехнологичного производства и наращивания военно-торгового сотрудничества, наибольших успехов Белоруссии удалось добиться в добыче и продаже полезных ископаемых.

Максим Семенов