Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
11 апреля 2010, источник: РИА Новости, (новости источника)

Реакция польских экспертов на трагедию под Смоленском

Редакция ИноСМИ опубликовала комментарии экспертов, общественных и религиозных деятелей Польши в связи с трагедией под Смоленском, где при крушении Ту-154 погибли представители высшего польского руководства.

Архиепископ Юзеф Михалик (Józef Michalik), митрополит Пшемысля, президент Конференции католических епископов Польши специально для «Rzeczpospolita»:

— В эту минут каждый поляк испытывает огромную боль и каждый по-своему чтит память погибших. Это небывалая трагедия. К большим жертвам польской интеллектуальной элиты 70-летней давности добавилась трагедия людей, которые так сильно добивались правды о Катыни. Они ехали туда, находясь на службе Родины. Это были самые выдающиеся сыны и дочери польского народа.

Будущее нашей страны может будить беспокойство. Ведь эти люди были политиками крупнейшего масштаба, имели огромный опыт. Это были люди высокой политической культуры, которые никогда не забывали о произошедшей 70 лет назад катынской трагедии. Для демократии нужна хорошая правящая команда, но также и сильная оппозиция, чтобы вместе думать о благе Отчизны и народа. Не забудем и о том, что в катастрофе погиб последний польский президент в изгнании Ришард Качоровский (Ryszard Kaczorowski). Этот пост был долгие годы воплощением польской независимости. Я выражаю глубокое соболезнование родственникам жертв. В катастрофе погибли не только выдающиеся государственные деятели, видные представители польского генеральства, но и много духовных лиц. Все они были вовлечены в великое дело, имя которому Польша. Помолимся за них и за Польшу.

Томаш Калита, пресс-секретарь клуба Союза демократических левых сил (SLD):

— Я потрясен. Это невероятная трагедия не только для польской политики, но и для всей Польши. Я еще вчера вечером разговаривал с Ежи Шмайдзиньским (Jerzy Szmajdzi?ski), мы обсуждали планы на будущее, а выходя из Сейма я встретил Яругу-Новацкую (Jaruga-Nowacka) — она была веселая, улыбалась. А сейчас их нет. У меня нет слов, чтобы это комментировать.

Иоланта Шчипиньска (Jolanta Szczypi?ska), вице-руководитель клуба специально для «Rzeczpospolita» из Катыни:

— Мы уже возвращаемся поездом в Польшу, мы приняли решение незамедлительно вернуться в страну. Как мы это переносим? А как можно перенести такое ужасно известие о смерти ближайших друзей. Это самая большая трагедия, какая могла с нами случиться. Мы только сейчас начинаем осознавать, что этих людей уже нет, что мы никогда не выпьем вместе кофе, не будем спорить в парламенте, дискутировать о будущем Польши. Но появляются также размышления и вопросы, на которые в ближайшее время необходимо будет найти ответ. Почему правительственный самолет целых четыре раза заходил на посадку, почему это было необходимо, раз часом ранее самолет с журналистами приземлился без проблем?

Аркадиуш Муларчик (Arkadiusz Mularczyk) cпециально для «Rzeczpospolita» из Катыни:

— Известие об этой трагедии дошло до нас, когда мы направлялись на церковную службу. Не было никакого официального объявления, никто от российских властей не пришел уведомить нас о том, что случилось. Информация доходила до нас из Польши, по смс. Сначала мы отнеслись к этому с недоверием, люди звонили своим близким в Польшу, чтобы узнать, правда ли это. Потом воцарилось отчаяние, мы приехали сюда почтить память жертв трагедии, произошедшей много лет назад… и вот мы узнаем, что Катынь снова забирает наших друзей. Люди плакали, опускались на колени и начинали молиться: всеобщее отчаяние. Извините, я тоже не очень могу говорить…

Депутат Мариуш Блашчак (Mariusz B?aszczak), пресс-секретарь клуба партии «Право и справедливость»:

— Это колоссальная трагедия. Погибла элита польского общества. В очередной раз. Катынь становится местом, в котором случаются невообразимые трагедии. В очередной раз Катынь отобрала у нас польскую элиту…

Валди Дзиковский (Waldy Dzikowski), «Гражданская платформа» (PO):

— Огромная трагедия, Польша внезапно потеряла столько выдающихся людей, среди которых были мои ближайшие друзья. Я могу сказать только это.

Збигнев Гирзыньский (Zbigniew Girzy?ski), депутат партии «Право и справедливость»:

— 70 лет спустя после катынской трагедии Польша вновь лишилась цвета своей политической элиты.

Лех Валенса (Lech Wa??sa):

— Это второе по степени горе после Катыни: там нам пытались отрубить голову, и сейчас элита погибла. Чтобы это возместить, понадобится время. Огромная потеря. В независимости от наших различий, это огромная интеллектуальная потеря для нашего народа. У нас вновь вырвали элиту нашей страны, мы будем долго восполнять это, долго учить, это уже не будет то, что было. Мы должны увидеть, насколько малозначима наша жизнь.

Архиепископ Гондецкий (G?decki):

Митрополит познаньский Станислав Гондецкий, заместитель главы Конференции польских епископов молился за жертв катастрофы президентского самолета. По его словам «жертва жизни имеет самую высокую цену для службы государству». Архиепископ проводил в Познани службу по случаю 20-летия возобновления деятельности организации Caritas при Познаньском архиепископстве:

— Мы благодарны за деятельность и служение всех тех, кто погиб в сегодняшней катастрофе. Самую высокую цену для службы государству имеет жертва — тем более, жертва жизни. Мы взираем на эту смерть с печалью, но не с трагизмом, потому что эта преждевременная смерть — не худшее, что может случиться с человеком.

Анджей Олеховский (Andrzej Olechowski):

— Президент Лех Качиньский принял смерть как патриот — исполняя президентские обязанности. Он воздавал почести тысячам польских офицеров, убитых в Катыни. Эта трагедия привносит новое измерение в символику этого места, навсегда связанного с Польшей. Пусть добрый Бог позаботится о тех, кто погиб и об их семьях. Хвала их памяти!