Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
12 апреля 2010, источник: РИА Новости

Курманбек Бакиев заявил, что готов нести полную ответственность

Интервью с президентом Киргизии Курманбеком Бакиевым. Беседовал Рафаэль Даминов (село Тейит, пригород Джалал-Абада).

Интервью с президентом Киргизии Курманбеком Бакиевым. Беседовал Рафаэль Даминов (село Тейит, пригород Джалал-Абада).

— Господин президент, сейчас оппозиция ведет с вами какие-то переговоры?

— Я сам на них пока не выходил. Несколько дней занимался поездкой по югу — областям Джалал-Абадской, Ошской — с одной только целью, чтобы не допустить того, что произошло в Бишкеке. Чтобы люди максимально были сдержанны… Не дай Бог на какие-то провокации поддаться, потому что, если еще такая же буча завяжется здесь [в южной части Киргизии], мы можем потерять республику. Но пока удается (сохранить спокойную обстановку).

Почему я это говорю, потому что вот эти новые назначения, которые производятся (смена всех губернаторов, например) — так быстро, спешно не надо было делать. Это уже вызывает недовольство среди местного населения. То есть надо было, коли они пришли, взяли Белый дом с оружием, с человеческими жертвами, надо было, наверное пытаться войти в конституционное поле, а не заниматься сменой руководителей сверху донизу, тем более на уровне районов, городов и областей…

Я разговаривал с [генсеком ОДКБ] Николаем Николаевичем Бордюжей, с рядом руководителей других международных организаций. Я [им] говорю: я не встал в позу — вот, мол, я президент и не слагаю с себя полномочия и ни с кем разговаривать не хочу. Я готов вести диалог, надо теперь находить пути решения этой ситуации, не заниматься взаимными упреками… Меня все эти четыре дня «поливали» обвиняя во всех человеческих жертвах [в ходе беспорядков] все повесили на мою шею. Это им, естественно, удастся, потому что у меня нет доступа [к эфиру]. Я поэтому сказал: сегодня надо, чтобы миротворческие силы ООН вступили в Киргизстан, чтобы противостояние не разрослось… Второе: я предлагаю на сегодняшний день международную независимую комиссию, чтобы она провела расследование событий 7 апреля в Киргизстане… Если международная независимая комиссия скажет в своем заключении: господин президент, это же ваша вина, — я готов нести полную ответственность перед своим народом.

— Расскажите, как развивались события на площади перед Белым домом в Бишкеке 7 апреля, и до какого времени вы находились в здании?

— Вы понимаете, мы видели много митингов за годы независимости в Киргизстане и к ним как-то привыкли… Но то, что произошло 7-го — это не митинг, не курултай, а вооруженный захват власти. Прицельный огонь велся по моему кабинету, чисто случайно я остался жив. Кабинет мой был занавешен плотными шторами, меня видно не было, я пошел в комнату отдыха, а там тюлевые занавески… И две пули буквально… они до сих пор в этих окнах. И после этого люди, охраняющие Белый дом, открыли огонь. Мне задают вопрос, давал ли я команду стрелять. Я ее не давал и не собирался, потому что есть служба госохраны, она по закону не ждет никакой команды. Если на охраняемый объект идет нападение, она моментально отвечает огнем.

Ранее глава Службы госохраны Киргизии заявил, что не отдавал приказа стрелять по людям. Читайте полный текст интервью>>

— Мне кажется, там молодых ребят не просто споили, но и добавили что-то в спиртное. Потому что любой человек, когда под ногами пули свистят, он вольно или невольно старается сохранить жизнь.

— А вы ожидали подобного развития ситуации, спецслужбы вам докладывали о готовящихся акциях?

— Настолько хорошо организованный вооруженный захват, а я как глава государства не знал этого. Это обстоятельство, конечно, не делает чести нашим спецслужбам. С другой стороны — не было никакого основания сегодня таким путем захватывать власть. На второй срок я выбран девять месяцев назад, 77% голосов за меня отдали. За две недели до 7 апреля был всенародный курултай согласия, на котором были все делегаты Киргизстана — не чиновники, а простые люди. Почему они тогда не потребовали моей отставки? Там такого разговора не было, там, наоборот, поддержали курс, который я проводил.

И через две недели после курултая — захват власти. Мне говорят: почему вы не покинете страну? Но почему мне нужно бежать, если вооруженная группа захватывает власть?! Ну, говорят, вашей безопасности угрожают… Да, преследуют, вооруженные люди ездят везде, у кого был какой-то более или менее поставленный бизнес, начинают его захватывать, собственность отбирать. Парадокс: к моему брату пришли сюда, он этот дом лет 7-8 строил… мы, говорят, конфисковать будем твой дом. На каком основании?

— Скажите, есть такие мнения, что в организации или помощи оппозиции по захвату власти помогла некая третья сила, например некоторые говорят про руку Москвы. Вы считаете, что действительно без такой поддержки здесь не обошлось?

— Чувствуется, что все-таки организация велась уж больно профессионально. Я не могу считать, что здесь помогла им Россия… Мои личные отношения и Медведевым и с Путиным очень хорошие. Но я слышу, что упорно пытаются меня подвести к тому, что якобы это они. Я говорю, я не вижу в этом смысла. Ну тогда, говорят, американцы! Я говорю, что и с ними тоже нет никаких оснований. Китайцев я здесь тоже не вижу, они соседи, им этого не надо. Казахам, узбекам тоже этого не надо.

— А как вы относитесь к высказываниям лидеров некоторых стран – например, про «грабли Акаева», на которые вы наступили?

— Я бы не стал комментировать, почему они так сказали, это их воля, их позиция. Но я не согласен с тем, что грабли одни и те же, в данном случае совсем не то, что произошло с Акаевым. С Акаевым произошло почему? Тогда был тотальный государственный режим, тотально мешал выборам парламента, повсеместно, по всей стране, я сам испытал на своей шкуре, когда дороги бульдозеры перекрывали снегом, я все свои встречи проводил на улице, мне даже не давали помещения для встреч с избирателями, вот это вывело людей.

И то это же не за одну неделю, это началось в 2004 году осенью, и то неподготовленный, а стихийный захват Белого дома произошел 24 марта 2005 года, вот какой процесс шел, а тут же этого не было. Какие тут грабли те же самые?! Я еще раз повторяюсь, если после моих повторных выборов девяти месяцев не прошло, курултай был, какие могут быть одни и те же грабли. Они вот все упирают в семейственность, клановость… но я же не виноват, что у меня семь братьев! Я не скажу, что все они миллионеры; нет, у них средний, у некоторых ниже среднего бизнес.

— После общения с множеством людей складывается впечатление, что протест свой люди выразили даже не из-за политики, проводимой вами, а из-за вашего сына Максима…

— Вот, теперь самый главный персонаж. Он со школьной скамьи увлекался бизнесом… А когда он был студентом третьего курса, я также случайно узнал, что он и учится, и работает. Потом он пошел в бизнес, но он действительно талантливый бизнесмен, он вырос до уровня мировых бизнесменов. Но почему я его поставил руководителем Центрального агентства Республики по развитию, инвестициям и инновациям, где самые крупные инвестиции? Именно для того, чтобы эти деньги не разворовывались. Я туда ставлю сына, потому что знаю, он оттуда не возьмет и другим не даст. Если бы я хотел разворовывать эти деньги и набивать себе карман, я бы поставил туда чужого и его руками бы делал.

— Вы сказали, что готовы к консенсусу с временным правительством. Я был на одной из их пресс-конференций в Бишкеке и услышал примерно такие слова: страна под контролем новой власти, у Бакиева сторонников практически нет; о чем нам с ним разговаривать? Какая у вас перспектива, как вы считаете?

— Ближайшие дни покажут. Мне кажется, что они считают, что, если они поменяли всех членов правительства, поменяли руководителей областного и районного уровня, 90% они контролируют. Это глубокое заблуждение… Те руководители, которых они сейчас поставили, еще не владеют ситуацией и не имеют авторитета среди населения…

— По вашим данным, сколько сейчас в стране ваших сторонников? Сколько людей, кто может сказать: Курманбек Бакиев мой президент, что бы ни случилось?

— Затрудняюсь сказать. Но я вам говорил же: когда были в прошлом году президентские выборы, 77% голосов избиратели за меня отдали. Но сейчас, после того, что случилось мой рейтинг упал, и резко. Поэтому я не могу сейчас судить, потому что за все эти дни… всю кровь повесили на меня.

— Чувствуете ли вы свою ответственность, вину за то, что произошло 7 апреля в Бишкеке?

— Конечно. Я президент… не могу сказать, что моей вины в этом вообще нет. Конечно, есть, в том что допустил такое. Я смотрел по телевизору похороны (погибших в ходе беспорядков) и чувствовал боль. Я никогда так сильно не переживал за всю свою жизнь, как в данном случае. Никогда у меня не было такой боли, я просто огромными усилиями удержал себя от некоторых действий. Тяжело…