Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
13 апреля 2010, источник: dostup1.ru, (новости источника)

Вице-губернатор Челябинской области Евгений Редин рассказал премьеру Путину о ценах на лекарства в Челябинской области: Впредь такого не будем допускать

Как сообщил вице-губернатор Владимиру Путину и членам президиума российского правительства Евгений Редин, при подготовке отчетной информации о ценах на лекарства в Челябинской области специалисты одного из областных ГУПов по ошибке посчитали весь лекарственный товар, включая и тот, цены на который превышали предельно допустимые и который находился на переоценке в так называемой карантинной зоне.

При подготовке отчетной информации о ценах на лекарства в Челябинской области специалисты одного из областных ГУПов по ошибке посчитали весь лекарственный товар, включая и тот, цены на который превышали предельно допустимые и который находился на переоценке в так называемой карантинной зоне. Именно эта ситуация и привела к неверной оценке правительством России ситуации с ценами на медицинские препараты на Южном Урале, заявил в понедельник вице-губернатор Челябинской области Евгений Редин, выступая на президиуме правительства.

Предлагаем выдержку из стенограммы этого заседания.

Е.В. Редин (заместитель губернатора Челябинской области): Уважаемый Владимир Владимирович, уважаемый Президиум Правительства Российской Федерации, на территории Челябинской области фармацевтический рынок работает в конкурентных условиях. На 1 апреля 2010 года здесь числится 1 012 аптечных организаций: 68% – это частная форма собственности, 27 – государственная, и 5 – муниципальная.

По результатам мониторинга цен на лекарственные средства, который Росздравнадзор проводит с прошлого года, средние цены в регионе за весь период наблюдений ниже, чем средние цены по России. Во исполнение постановления Правительства Российской Федерации от августа 2009 года №654 «О совершенствовании государственного регулирования цен на жизненно необходимые и важнейшие лекарственные средства» и в соответствии с методикой, которую разработала Федеральная служба по тарифам в Челябинской области в феврале этого года принято постановление правительства, которым установлены предельные розничные и оптовые надбавки к фактическим отпускным ценам производителей лекарств, включенных в перечень жизненно необходимых и важнейших лекарственных средств. Уровень торговых надбавок дифференцирован от стоимости лекарства: чем более дорогое лекарство, тем ниже уровень надбавки. Данное постановление опубликовано в средствах массовой информации и размещено на сайте министерства здравоохранения Челябинской области.

К 1 апреля текущего года, когда вступил в действие запрет на реализацию препаратов, цены на которые не были зарегистрированы производителем, министерством здравоохранения региона сделаны расчеты предельных оптовых и предельных розничных надбавок. Данные доведены до аптечных организаций, аптечными организациями подготовлены справочные материалы о предельных ценах, которые доступны сейчас покупателю. Проведена переоценка стоимости лекарственных средств, цены на которые превышали предельные розничные цены. Лекарственные средства, не прошедшие переоценку, помещены в так называемую карантинную зону.

И здесь отдельно скажу, что при подготовке отчетной информации одним из наших областных государственных унитарных предприятий, которое занимает достаточно серьезное место на фармацевтическом рынке Челябинской области, ошибочно были представлены данные всего предметно-количественного учета номенклатуры, находящейся на балансе предприятия, а не только той, которая была допущена с 1 апреля непосредственно к реализации. В результате последовало справедливое замечание о наличии превышения предельной цены, но фактически – весь товар, цены на который превышали предельно допустимые, находился на переоценке в так называемой карантинной зоне.

Обращений со стороны населения на отсутствие отдельных наименований товаров, жизненно важнейших лекарственных средств, а также превышения розничных цен над предельно допустимыми у нас не зафиксировано. Министерство здравоохранения по Челябинской области осуществляет проверку правильности ценообразования. За 2009 год было проведено 306 проверок, превышение уровня розничных надбавок не установлено, за исключением одной розничной точки в частной аптечной организации.

С целью контроля состояния лекарственного обеспечения в регионе мы продолжаем проводить мониторинг цен на лекарственные средства в аптечных организациях по ассортименту, который согласован с территориальным управлением Росздравнадзора. 15 апреля проводим совместное совещание министерства здравоохранения Челябинской области и территориального управления Росздравнадзора по результатам проведенных проверок.

В субботу были проведены вторично проверки после совещания, которое состоялось 6 апреля в Челябинской области. Превышение предельных розничных надбавок на этот вид лекарств не зафиксировано. И впредь такого не будем допускать. Спасибо.

В.В. Путин: Ясно. По поводу санкций. Как мы видим, санкции достаточные и весьма существенные. В этой связи хотел бы отметить следующее: отзыв лицензии – это, конечно, крайняя мера, но и на нее нужно идти тогда, когда это обосновано, и когда есть грубые нарушения принятых решений или их невыполнение. Вместе с тем я хочу обратить внимание присутствующих руководителей регионов и тех, кто нас услышит. Принимая решение об отзыве лицензии, нужно, конечно, одновременно принимать решение о том, чтобы здесь было размещено другое такое же учреждение, другая аптека с тем, чтобы нам не сокращать аптечную сеть. Это первое.

Второе. Все выступавшие сказали, что, в принципе, жалоб от граждан не поступает. Но нам и не нужно ждать, пока эти жалобы начнут поступать. Мы же эти нарушения видим, должны видеть.

По поводу средних надбавок. Средние надбавки – это хорошо, но нужно смотреть по номенклатуре, потому что среднее – мы знаем, что такое среднее. Один из коллег сказал, что все выявленные нарушения устранены. А сколько нарушений не выявлено?

Я просто обращаю ваше внимание на то, что нужно эту работу довести до конца, причем это относится ко всем субъектам Российской Федерации. Ритмично, спокойно, без всякого ажиотажа, но надо это сделать. И когда мы беремся за это, то мы это делаем, и я готов это продемонстрировать на конкретных цифрах.

Вот, например, в Московской области. На 1 апреля текущего года, то есть на день, когда должны были быть введены новые правила организации продажи жизненно важных лекарственных препаратов, по некоторым из них — по некоторым, не по всем, но по некоторым – розничная цена по одному из препаратов была 168,6 рублей, а продавался этот препарат по цене гораздо выше, и предельная розничная цена превышала установленную на 851%. На 851%! По другому препарату превышение составило 617%, по третьему – 416%, потом 380%, 360%.

В Челябинской области это превышение составило по отдельным препаратам 141%, 149%, 144%, 138%. По Ставропольскому краю, по одному из препаратов превышение составило 726%, по второму – 627%, по третьему – 368%, 329% и так далее. В Еврейской автономной области превышение составило 294%, 219%, 148%, 138% и так далее.

А вы говорите – жалоб нет. Какие здесь жалобы? Мы же сами должны были делать это своевременно.

Но после того как в Новосибирске я обратил на это внимание, какова была реакция? Вот первого числа еще такая разница была, так? На 8 апреля по Московской области по всем тем препаратам, где выявлены были нарушения до 800 с лишним процентов, – все приведено в соответствие.

По Челябинской области. Все приведено в соответствие. Ставропольский край. Все приведено в соответствие.

По Еврейской автономной области, из выявленных – нарушение одно, еще не приведено в соответствие, но там разница просто минимальная. Это нужно просто доработать.

Но это из того, что мы выявили. Я прошу, уважаемые коллеги, вот так же, как вы сделали это за два дня по выявленным нарушениям, так же проработать по всему списку жизненно важных лекарств. И это обращение направляю и ко всем руководителям регионов Российской Федерации. Будем считать, что эта работа только начинается.

Что касается прокуратуры, то я обязательно переговорю с Генеральным прокурором, попрошу подключиться к этой работе. Уверен, прокуратура отреагирует на это оперативным образом.