Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
13 апреля 2010, источник: ИноСМИ.Ру, (новости источника)

Комментарии немецких газет по поводу «ужасающей потери» Польши

В понедельничных газетах немецкие комментаторы почтили память жертв авиакатастрофы, одновременно раздумывая над наследием Качиньского. Они, похоже, не могут прийти к согласию о том, удерживал ли он Польшу в прошлом или вел ее вперед, и происходило ли недавнее улучшение польско-российских отношений благодаря или вопреки ему.

В то время как мир оплакивает смерть польского президента Леха Качиньского и 95 других жертв авиакатастрофы, произошедшей в субботу на западе России, немецкие комментаторы не могут прийти к согласию о том, какое наследство он оставил Польше и ее отношениям с другими государствами.

После того, как российский премьер-министр Владимир Путин проводил в Смоленске гроб с телом польского президента Леха Качиньского, он был доставлен на военный аэродром Варшавы в воскресенье, где его встретили десятки тысяч скорбящих поляков, среди которых был его брат-близнец, бывший премьер-министр Ярослав Качиньский и дочь Леха Качиньского Марта.

Качиньский стал одним из 96 поляков – среди которых были десятки политических, военных и религиозных лидеров страны – погибших в субботу, когда его стареющий правительственный самолет Ту-154 разбился в густом тумане, пытаясь приземлиться в аэропорту Смоленска в западной России. Делегация направлялась  в находящуюся неподалеку Катынь, чтобы принять участие в торжественных мероприятиях, посвященных 70-й годовщине убийства 1940-го года, когда тайная полиция Советского Союза казнила почти 20 тысяч польских офицеров и интеллектуалов. Российские следователи, изучившие «черные ящики» самолета, не смогли определить наличие у судна технических проблем и подозревают, что крушение могло стать результатом ошибки пилота.

Польша объявила неделю государственного траура, а ее действующий президент, спикер парламента Бронислав Коморовски (Bronislaw Komorowski), заявил, что вскоре назначит дату досрочных выборов, которые должны быть проведены до конца июня. Похороны погибшего президента произойдут не раньше, чем будет опознано и возвращено в Польшу тело его жены Марии. Ожидается, что опознание тел займет два или три дня и потребует генетических анализов. В России, которую Польша издавна считает угнетателем, несмотря на недавние шаги к примирению, президент Дмитрий Медведев объявил национальный день траура.

В понедельничных газетах немецкие комментаторы почтили память жертв авиакатастрофы, одновременно раздумывая над наследием Качиньского. Они, похоже, не могут прийти к согласию о том, удерживал ли он Польшу в прошлом или вел ее вперед, и происходило ли недавнее улучшение польско-российских отношений благодаря или вопреки ему.

Левоцентристская газета Süddeutsche Zeitung пишет:

«Польша страдает от тенденции самоутверждения через историю страданий. Таким образом авиакатастрофа в Катыни рискует превратиться в еще один миф национальной историографии. Слишком символично и трагично это место, поэтому мы не должны позволить этой трагедии стать пищей для мифов. Если во всем этом горе и можно найти хоть что-то положительное, то только то, что, возможно, страна, наконец, сможет сделать то, что ее политики и интеллектуалы не смогли в период после Холодной войны — примирить нацию со своим прошлым, помочь полякам прийти к общему пониманию их собственной истории и деполитизировать историю. Качиньский принадлежал к группе политиков, которые были столь одержимы прошлым, что они продолжают вносить раскол среди польского народа и делать Польшу проблематичным партнером в Европе. Его Польша черпала силу в мифах о прошлом».

«И в то же время это была Польша, которая замкнулась в себе, никому не доверяла, разговаривала сама с собой. В самом деле, даже Конституция страны, похоже, поддерживает эту изоляционистскую тенденцию – например, в том, что в ней не содержится никаких четких правил по поводу того, как страна должна быть представлена за рубежом. В результате, президент и премьер-министр парализуют действия друг друга, когда речь заходит о международных отношениях. Так было и с торжествами в Катыни. По этой причине поляки должны увидеть в авиакатастрофе призыв освободить себя от цепей собственной истории. Будучи президентом, Лех Качиньский не сумел распознать тонкие намеки на примирение, посланные премьер-министром Путиным на церемонии в Катыни, прошедшей несколько дней назад. Вместо этого, Качиньский решил и дальше проводить политику жертвенности даже в тот момент, когда он и его делегация поднимались на борт самолета для полета в Россию. Трагично, теперь он и сам превратился в жертву».

«Польше не нужны новые жертвы. Она нашла свое место в Европе. В один прекрасный день она также решит, может ли Россия примириться с Европой. В Катыни».

Правоцентристская газета Frankfurter Allgemeine Zeitung пишет:

«Одним из ключевых лейтмотивов президентства Леха Качиньского было поддержание памяти о преступлениях, совершенных Германией и Советским Союзом против поляков в XX веке. Польская борьба против иностранного владычества… была  самым важным клише, объясняющим почему Польша такая, какая она есть. Варшавское восстание стало символом этой борьбы с Германией, а когда речь заходит о России, вспоминают убийства в Катыни».

«Смерть 96 поляков в Катынском лесу заставила премьер-министра Путина два раза за одну неделю посетить то самое место, про которое его предшественники пытались сделать вид, что его вообще не существует. Теперь преступления, совершенные во имя России, будут поставлены перед страной так, что отвернуться от них будет невозможно. Смерть Качиньского в Катыни придала гораздо более сильный импульс такому процессу самоанализа, лишь недавно начавшемуся в России, чем вся его борьба за сохранение памяти. И за это у России есть повод для благодарности».

«Когда дело касается Германии, Качиньский также без устали боролся за то, чтобы не позволить современным благоприятным условиям заставить людей забыть ужасающую общую историю наших стран. С немецкой точки зрения он часто перебарщивал. Тот факт, что он постоянно подозревал берлинские элиты в секретных действиях по изображению немцев жертвами Второй мировой войны, а поляков – ее преступниками, демонстрирует, насколько мало он на самом деле знал про дискуссии, идущие внутри Германии… Тем не менее, его усилия заставили немцев проанализировать, расширить и изменить свое представление о войне и о немцах, изгнанных с территорий, которые отошли после войны Польше, чтобы, наконец, прийти к мировому соглашению с соседом. Тот факт, что ему, похоже, это удалось, — это еще один результат его борьбы».

Консервативная газета Die Welt пишет:

«Карл Маркс как-то сказал, что исторические трагедии повторяются только в виде фарса. Но по этому вопросу, как и по многим другим,  немецкий философ был неправ. То, что произошло в субботу недалеко от Катыни, ставшей местом другой польской катастрофы, стало настоящим повторением польской трагедии… Польша снова потеряла тут часть своей элиты».

«Несмотря на все горе, мы можем поделиться с нашими восточными соседями некоторыми словами ободрения. Страна, потерявшая своих лучших сынов в лесах Катыни в 1940-м году, была другой Польшей. Тогда это была оккупированная земля, которой столетиями помыкали, делили между крупнейшими державами Европы и у которой было мало надежды на то, что “духовная” Польша переживет страдания Польши “физической”. С другой стороны, сегодня Польша более стабильна и безопасна, чем когда-либо. Она является частью ЕС и НАТО, пользуется защитой США и более не боится раздела между Германией и Россией. Более того, сейчас, в ходе экономического кризиса, страна показала свою силу. В то время как размер большинства государственных экономик, особенно европейских, сократился, польский ВВП продолжил расти».

«До этого ужасающего крушения современная Польша была счастливее и успешнее, чем когда-либо. И именно Качиньский помог Польше освободиться от ее традиционной роли жертвы и выйти на глобальную сцену в качестве уверенного в себе игрока».

«Поляки должны гордиться своими достижениями последних 20 лет. И из этого они должны черпать энергию и уверенность, которые понадобятся им, чтобы смириться и с этой ужасной потерей».

Левоцентристская газета Die Tageszeitung пишет:

«Для поляков Катынь вновь стала символом национальной трагедии. Ирония в том, что на прошлой неделе мы впервые стали свидетелями знаков того, что, возможно, эта тяжелая история постепенно движется к примирению. Десятилетиями Россия искажала историю и отрицала, что офицеры советской тайной полиции НКВД убили 22 тысячи офицеров и других членов польской элиты. Но в среду польский премьер-министр Дональд Туск поклонился жертвам Катыни вместе с российским премьер-министром Владимиром Путиным. Хотя Варшава, возможно, надеялась, что Путин принесет официальные извинения, его присутствие в Катыни все равно было большим, чем символическим жестом».

«В субботу русские и поляки вновь скорбели вместе недалеко от Катыни – не по жертвам 1940-го года, как планировалось, но по жертвам авиакатастрофы. Вместо того, чтобы просто отослать официальные соболезнования, российский президент Дмитрий Медведев обратился прямо к польскому народу и объявил день государственного траура. Эта реакция очень важна для поляков и заслуживает большого уважения».

«Хотя это может прозвучать цинично, это трагическое происшествие создает новые возможности. Оно может ускорить уменьшение напряженности в российско-польских отношениях. Москва уже сделала первый шаг».

«Der Spiegel», Германия