Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
14 апреля 2010, источник: ИноСМИ.Ру

Гжегож Петручук: Окончательное решение принимает пилот

Интервью с капитаном Гжегожем Петручуком (Grzegorz Pietruczuk) – пилотом 36-го специального авиаполка, который в августе 2008 года отказался влетать в воздушное пространство Грузии.

— Позволяли ли погодные условия на аэродроме под Смоленском посадить президентский самолет?

— При тумане видимость составляет менее 1000 метров. Этот аэродром, в отличие от большинства аэродромов на Западе, не имеет курсо-глиссадной системы (КГС), поэтому там более жесткие нормы по погодным условиям, при которых возможна посадка. Если обычно самолет может сесть, когда видимость составляет более 800 метров, а уровень облачности выше 60 метров, то в данном случае при заходе на посадку по двум радиомаякам NDB видимость должна была быть не менее 1800 метров, а уровень облачности – выше 120 метров.

— Что в условиях тумана видит пилот, у которого в распоряжении нет КГС?

— Собственно, ничего: за стеклом у него молоко. Устройства типа NDB не очень точны. Отклонение от оси полосы может составлять 100-200 метров. Фактическое состояние пилот может оценить, только когда он выйдет из зоны облачности и увидит аэродром или огни подхода. Возможно, он неверно оценил высоту полета. Иногда бывает, что пилот или контрольная вышка неверно учитывают давление, на основании которого определяется эта высота.

— Боинги или Аэробусы справляются в таких ситуациях лучше?

— Нет, в принципе, их измерительные приборы работают по такому же принципу.

— Вы пилотируете самолеты уже более 20 лет. Случалось ли вам не исполнять указания контрольной вышки?

— Случаев, чтобы я садился не получив разрешения не было.

— Однако россияне утверждают, что они несколько раз советовали пилотам направить самолет в другой аэропорт.

— Контрольная вышка не может советовать, она дает конкретную информацию о метеоусловиях и дает или не дает разрешение на посадку. Если эти условия ниже минимальных норм для аэродрома, то он закрыт на посадку. Если нет, то пилот принимает решение, лететь ли на запасной аэродром.

— Может быть, на капитана Протасюка (Arkadiusz Protasiuk) давили обстоятельства: сесть любой ценой, успеть вовремя на торжества?

— Разумеется, это не обычные полеты. На нас давят определенные временные рамки. Мы знаем, каков ранг находящихся на борту пассажиров. Однако пилоты обучены таким образом, чтобы не поддаваться этому давлению.

— Когда вы отказались садиться в Тбилиси и полетели в Азербайджан, президент Лех Качиньский назвал вас трусом. Может быть, капитан Протасюк не осмелился сопротивляться подобному давлению?

—  Когда мы летели в Тбилиси, я был командиром экипажа, а Арек – вторым пилотом, он придерживался тогда того же мнения, что и я. Это был отличный пилот, имевший огромный опыт.

— Нужно ли теперь поставить на прикол второй правительственный Туполев?

— Я повторю: по моему мнению, это хорошие машины. Если нам следует покупать новые, то, например, с точки зрения дальности полета. Так, чтобы не нужно было садиться на дозаправку при перелете через Атлантику. Важно было бы заменять также самолеты Як-40, они уже отслужили свой срок.

«Dziennik», Польша