Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
24 апреля 2010, источник: Вести.Ru, (новости источника)

Жириновский: глава оппозиционной партии — штучный товар

— Владимир Вольфович, понятно, вы на то и в оппозиции, чтобы голосовать против. Однако если даже с Англией сравнить, в России дефицит бюджета в два раза ниже, государственный долг в десятки раз ниже. Почему же вы все-таки голосовали против?

Многим запомнилось очень эмоциональное даже «по стандартам Жириновского» выступление лидера ЛДПР в Государственной Думе во время отчета правительства. Бессменный предводитель либерал-демократов рассказал телеканалу «Россия 1», в чем именно он несогласен с политикой правительства.

— Мы не против голосовали. Мы воздержались от голосования за постановление, которым одобряется деятельность. Я с вами согласен, по многим параметрам наше правительство в условиях мирового кризиса имеет положительные показатели. Они связаны с финансовой системой.

— Они, может быть, не положительные в абсолютных выражениях, но они лучше в сравнениях.

— Они лучше по сравнению с другими. Мы исходим из чего? Наши избиратели все-таки недовольны. Это те самые люди, которые и до кризиса были недовольны, и сейчас. Поэтому нам перед ними неудобно одобрять деятельность правительства, зная, что их материальное положение не улучшилось. Поэтому мы вынуждены все-таки занимать позицию. У тех, кто за нас голосует, есть сегодня все-таки претензии.

— И где, вы считаете, конкретно можно было подрихтовать правительственную политику?

— В отчете правительства говорится о том, что идет постоянное повышение пенсий, зарплаты, стипендий. Хорошо, но цены остановить надо. Хотя бы чуть-чуть остановить. Но мы согласны: то, что предлагал Зюганов, заморозить — это тяжело.

— Вы согласны с Путиным в том, в чем он несогласен с Зюгановым, что нельзя заморозить цены?

— Нельзя. Действительно, все товары повезут туда, где не заморожены цены и заработают они. Мы получим лишь дефицит товара. Но можно ведь остановить беспредел торговой наценки. Чтобы чуть меньше торговые сети заработали. Ну почему Москву и некоторые крупные центры на 70 процентов кормят этой гадостью из-за рубежа. Это химия, там полно антибиотиков. Вы понимаете, что мы свое здоровье разрушаем? Мы, может быть, чувство голода утоляем, но бьем по здоровью. Есть наше мясо парное. С Северного Кавказа готовы пригонять стада овец и в пять утра их зарезать, чтобы москвич мог в течение дня кушать парное мясо. Почему едят они трижды замороженное? Привезенные тухлые буйволы из Аргентины. Все наше есть. Премьер-министр сказал: «еще не все у нас со свободой бизнеса». Так кто эту свободу не дает? Чиновники на местах. Вот Москва, Петербург, Кострома. На местах люди не могут начать свое дело. Им это очень тяжело. До сих пор много согласований. До сих пор еще по-настоящему не действует дачная амнистия. Представляете, какой идиотизм: говорят, домик можно приватизировать, а землю — нет. Да что же такое получается? Теперь по новой собирать документы — нервотрепка. Когда мы будем выполнять все законы правильно? Раз мы дали согласие на собственность — имеется в виду и земля под этим домом. Чего же вы делаете половинчатое решение. А это все людей нервирует. Есть у нас узкие места.

— Владимир Вольфович, значит Вы оказались вместе с Путиным по вопросу о предложении Зюганова заморозить цены? Но был момент, когда Владимир Владимирович не согласился с вами после вашего эмоционального выступления. Вы все-таки продолжаете стоять на своей позиции?

— Да. В чем здесь со мной вроде бы не согласился премьер-министр? Я имел в виду что? В городе Москва есть земля — самая дорогая в мире. Это территория, где была гостиница «Россия». Она оценена в семь миллиардов долларов. Вы знаете, что вся подмосковная земля — 5 миллиардов. А это один участок. Почему? Кремль рядом. Кому она принадлежит сейчас? Американец Лаудер — это компания гостиничного хозяйства Москвы, 20 лучших гостиниц столицы. Три года нет гостиницы — где деньги? Она должна стоять и давать доход. Вы знаете, что находится под этой землей?

— Понятия не имею.

— Все стратегические объекты нашей страны.

— Ну, вам как депутату, наверное, лучше знать.

— Разве можно около Кремля отдавать такой участок иностранцам и ничего не делать. И так по всей стране. То есть мы должны жестче взыскивать вот с местных нерадивых чиновников — это мэр города, допустим, Москва, губернаторы, мэры других регионов. Так что ж мы делаем — нужно освобождать все регионы от этого, бороться.

— Какие оргвыводы-то Вы ожидаете после ваших слов?

— Выводы одни должны быть — ускорить смену политической элиты. Все, кто около 20-ти лет, еще с советской власти возглавляет субъекты Российской Федерации, должны уйти в отставку. Их всего — 10, которые 15-20 лет и которым уже далеко за 70. Пусть будут губернаторы и мэры городов в формате сороколетних. Умные, образованные, работающие с компьютером, с электронным носителем. А они газеты некоторые читать не умеют.

— Вы сами 20 лет во главе партии.

— Завтра освободим. Нет ни одного желающего. Я умоляю мое окружение, никто не хочет. Боятся. Это надо уметь делать. Можешь Шаляпина заменить? Давайте завтра — кто вместо Шаляпина? Это штучный товар — возглавлять оппозиционную партию. Но я сам полон сил. Чего я должен уходить? Никто не просит меня уходить. Вы же не просите уходить?

— Ну, еще не хватало.

— И президент не просит, и избиратели не просят. Они со мной, они ждут, что я буду продолжать. Ну, я полон сил, у меня завтра День рождения. Вы мне в подарок предлагаете, так сказать, быстрее освободить место. Я бы с удовольствием, но я обращаюсь ко всей стране — есть желающие возглавить оппозиционную партию? Нет. Поэтому придется работать еще. И с удовольствием буду работать.