Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
3 мая 2010, источник: РИА Новости, (новости источника)

Конференция по ДНЯО: Иран, Израиль и ядерный терроризм

ООН, 3 мая — РИА Новости, Дмитрий Горностаев. Обзорная конференция по выполнению Договора о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО) открывается в понедельник в штаб-квартире ООН в Нью-Йорке на фоне продолжения споров по одной из острейших проблем международных отношений — иранской ядерной программе.

Главными действующими лицами первого дня станут президент Ирана Махмуд Ахмадинежад и госсекретарь США Хиллари Клинтон. Заместитель министра иностранных дел России Сергей Рябков выступит на форуме во вторник.

ДНЯО — международное соглашение по контролю над распространением ядерного оружия и связанных технологий, призванное обеспечить международный контроль за выполнением государствами обязательств по договору. Он закрепляет неотъемлемое право всех государств-участников на исследования, производство и использование ядерной энергии в мирных целях. Договор одобрен Генассамблеей ООН 12 июня 1968 и открыт для подписания 1 июля 1968. Вступил в силу 5 марта 1970. В настоящее время участниками ДНЯО являются все страны ООН, кроме Израиля, Индии, КНДР и Пакистана.

Фактор успеха после недавнего краха

Обзорные конференции по выполнению ДНЯО проводятся каждые пять лет. Предыдущая, в 2005 году, завершилась провалом, поскольку страны не смогли принять единой декларации из-за множества разногласий.

Одной из причин краха прошлого форума принято считать безразличие прежней, республиканской администрации США во главе с Джорджем Бушем к тем вопросам, которые требовали коллективного согласования. Вашингтон тогда занимал весьма простую позицию — либо вы, остальной мир, с нами соглашаетесь, либо нам ваши конференции не нужны вовсе.

Сейчас ситуация принципиально иная в том, что касается мотивации США — для демократа Барака Обамы, сделавшего вопрос ядерного разоружения и снижения угрозы распространения одним из важнейших ориентиров своей внешней политики, начинающаяся конференция в штаб-квартире ООН является одной из важных вех на пути оправдания выданной ему авансом Нобелевской премии мира. Одну весьма ценную монету в эту копилку он уже бросил, подписав с российским президентом Дмитрием Медведевым новый договор по сокращению СНВ. Но ему нужны и другие — чтобы как можно громче заявить (прежде всего, для внутренней аудитории) о лидерстве США в процессе снижения ядерной угрозы.

Израильский барьер

Впрочем, несмотря на повышение степени интереса Белого дома к теме нераспространения ядерного оружия, остается важная и, вероятно, непреодолимая в обозримом будущем проблема, которая мешает международному консенсусу в этом вопросе в целом, и не позволяет Обаме увенчать себя еще одним лавровым венком, в частности, — это ядерная программа Израиля и его нежелание присоединиться к ДНЯО.

Эта проблема создает сразу целый комплекс других проблем, не менее острых.

Ядерная проблема Ирана и то состояние, в котором сейчас находится ее решение — тоже отчасти является следствием нерешенности ядерной проблемы Израиля.

На протяжении десятков лет Тель-Авив, обладающий, по признанию экспертов всех стран, включая США, ядерным оружием, не признает и не отрицает этот факт, а его отказ от вступления в ДНЯО лишь укрепляет мировое сообщество в подозрениях.

Впрочем, это не мешает Израилю не становиться объектом международных санкций — ведь он находится под непререкаемой защитой главного своего союзника — Соединенных Штатов, внешняя политика которых в значительной степени определяется интересами влиятельнейших еврейских организаций. Степень этой влиятельности может варьироваться в зависимости от того, кто сидит в Белом доме, но ее наличие — факт неоспоримый.

Американо-израильский комитет по общественным связям (AIPAC), по признанию ведущих американских СМИ, таких, например, как The New York Times и Fortune, является главной силой, определяющей внешнюю политику США на Ближнем Востоке. И Барак Обама, и его нынешний госсекретарь Хиллари Клинтон, будучи еще соперниками в ходе президентской кампании 2008 года, сочли своим долгом выступить на ежегодной конференции этой организации и заявить о полной и безоговорочной поддержке Израиля. На практике — это обязательное условие для любого претендента, иначе путь в Белый дом для кандидата попросту закрыт.

Естественно, администрация США даже сейчас, в период правления «самого разоруженческого и нераспространенческого» президента, не может не защищать Израиль от любых нападок и попыток давления. А это давление идет постоянно и практически со всех сторон — от стран Евросоюза до государств Организации Исламская конференция и Движения неприсоединения. Главным критиком Тель-Авива, естественно, выступают арабские и другие мусульманские страны, включая Иран.

Чей атом опасней — иранский или израильский?

Самый распространенный аргумент Тегерана в споре о его ядерной программе — «Почему Израилю, не входящему в ДНЯО, можно иметь абсолютно закрытую ядерную программу, в отношении военного характера которой ни у кого нет сомнений, а Ирану, являющемуся добросовестным (с его точки зрения) участником ДНЯО, нельзя проводить обогащение урана в мирных целях?».

Этот вопрос Иран ставит постоянно, но ответа на него ни Соединенные Штаты, ни Израиль не дают.

Судя по всему, эта ситуация повторится и на конференции в Нью-Йорке. Ахмадинежад, приняв решение о поездке в Нью-Йорк, явно продолжил дипломатическое наступление на американцев. Как ожидается, иранский президент на форуме в штаб-квартире ООН обрушится с критикой на ядерные страны, прежде всего — на США, а также на Израиль — за использование двойных стандартов в вопросе о том, кому позволительно иметь ядерное оружие, а кому — нет.

Предвидя порцию такой критики, Хиллари Клинтон уже заранее объявила, что если Махмуд Ахмадинежад попытается заговорить о чем-то другом, кроме обязательств Ирана по нераспространению, то его и слушать никто не станет.

Главная загадка — речь Ахмадинежада

Впрочем, Клинтон прекрасно понимает, что Ахмадинежада слушать будут в любом случае — ведь он по сути станет главной фигурой предстоящей конференции. Но не снижать давления на Тегеран администрация США не может.

В понедельник Клинтон выступает пятой по счету, Ахмадинежад — седьмым. Очевидно, что между ними разгорится заочная полемика: она будет клеймить Иран, он — США и Израиль.

При этом среди участников конференции — огромное число тех, кто согласен с позицией Ирана — не по его ядерной программе, а в том, что касается требований к Израилю о присоединению к ДНЯО.

Главной загадкой остается то, заявит ли президент Ирана о согласии возобновить переговоры по своей ядерной программе, даст ли добро и на каких условиях на предложение МАГАТЭ по обмену иранского низкообогащенного урана на топливные стержни, изготовленные в России и Франции по технологии, исключающей их использование в военных целях?

В зависимости от этого страны и будут с большим или меньшим энтузиазмом воспринимать позицию Тегерана: если Ахмадинежад пойдет навстречу требованиям о снятии подозрений, то у него явно прибавится сторонников в споре с Клинтон; если ограничится воинственной риторикой — поддержка его заметно ослабнет.

Возможен ли безъядерный Ближний Восток?

При этом среди государств, которые в принципе стоят с Ираном на единых позициях — правда не по его ядерной программе, а по теме двойных стандартов в привязке к израильскому ядерному вопросу — есть немало и американских союзников. Так, Турция является одним из инициаторов постановки вопроса о скорейшем подписании Израилем Договора о нераспространении ядерного оружия.

С этим согласны и страны, уже добровольно отказавшиеся от намерений получить ядерное оружие — накануне они провели в штаб-квартире ООН отдельную конференцию государств, входящих в безъядерные зоны. Таких зон в мире уже немало — это Латинская Америка и Карибский бассейн, Африка, Юго-Восточная Азия, Центральная Азия и Монголия, Антарктика. Но безъядерной зоны до сих пор нет в самом взрывоопасном регионе — на Ближнем Востоке — из-за позиции Израиля.

Кстати, о необходимости создания такой зоны на Ближнем Востоке говорил и президент РФ Дмитрий Медведев, выступая на Генеральной ассамблее ООН в сентябре. Россия и подавляющее большинство стран давно поддерживают эту идею.

Помимо Турции активно требовать от Израиля присоединиться к ДНЯО будут и другие страны.

Свой план действий подготовил и мощный блок неприсоединившихся стран — а их ни много, ни мало — 118. Они согласовали инициированный Египтом план действий по ликвидации ядерного оружия в целом. И план этот направлен опять-таки на оказание давления на Израиль. Не называя еврейское государство напрямую, этот документ фактически призывает к ядерному разоружению Тель-Авива и созданию на Ближнем Востоке зоны, свободной от ядерного оружия.

Израиль, не участвующий полноправно в конференции, а лишь направляющий наблюдателей, всегда болезненно реагирует на такие призывы. Последний пример — отказ израильского премьера Биньямина Нетаньяху приехать на созванный президентом США ядерный саммит в американскую столицу в апреле, после того как стало известно, что на вашингтонской встрече в верхах Турция и Египет планировали потребовать от Израиля подписать этот договор.

Санкции против Ирана откладываются

Эта конференция помимо прочего на практике еще и приведет к резкому замедлению подготовки новой санкционной резолюции Совета безопасности ООН по Ирану, на которой настаивают США. Сейчас американские предложения по проекту обсуждаются в «шестерке» (РФ, США, КНР, Франция, Великобритания и Германия). В случае достижения согласия — до которого пока далеко и которое вовсе не гарантировано — вопрос перейдет непосредственно в Совбез, где есть свои противники санкций, среди которых и нынешний председатель Совбеза — Ливан. Россия и Китай также не в восторге от идеи санкций и крайне неохотно пошли на переговоры по новой резолюции. При этом все понимают, что движение в сторону санкций на этих переговорах или сообщение о сближении позиций по санкциям в «шестерке» во время конференции могут спровоцировать Иран на срыв подписания итоговой декларации. В этой связи можно предположить, что консультации «шестерки» до конца мая будут, если не полностью заморожены, то лишены реального движения — дипломаты могут собираться, но лишь «для галочки», чтобы уж совсем не тормозить процесс.

Отсутствие декларации равно провалу

Разногласия по израильской теме наверняка будут омрачать поиск согласия и на конференции в Нью-Йорке. Египет и другие арабские страны уже дали понять, что заблокируют принятие итоговой декларации, если в ней не будет в той или иной мере отражен вопрос Израиля и ядерного оружия на Ближнем Востоке.

Факт же наличия или отсутствия итоговой декларации конференции, которая продлится до 28 мая — это самый главный и единственный показатель ее успеха: есть декларация — форум удался, нет — полностью провалился. Проблема в том, что декларация может быть принята лишь всеми ее участниками, а значит, текст ее должен удовлетворять каждую делегацию, включая и Иран.

Таким образом, Тегеран по сути получает козырь в заочной полемике с США — он будет разыгрываться не публично и в отличие от обвинений с трибуны, которыми забросают друг друга Клинтон и Ахмадинежад, этот непубличный козырь будет гораздо более сильным. Американской делегации, возможно, придется выбирать между жесткими формулировками в адрес Израиля (хотя прямых призывов к конкретным странам в таких документах практически не бывает) и перспективой срыва принятия декларации, то есть крахом конференции.

А второй подряд провал приведет к дальнейшему размыванию режима нераспространения, которое уже налицо — и в связи с выходом КНДР из ДНЯО и проведением ею ядерных испытаний, и в связи с неоднозначными действиями Ирана, не позволяющего проводить МАГАТЭ инспекции ядерных объектов и не выполняющего требования СБ ООН о приостановке обогащения урана, и в связи с продолжающимся отказом Израиля, Индии и Пакистана подписать, наконец, ДНЯО.

Очевидно, что при таком исходе конференции потеряют все — и Россия, и США, и другие ядерные и неядерные страны. Невозможность государствам договориться между собой об обеспечении ядерной безопасности, продолжение уже начавшегося размывания режима нераспространения лишь повысят угрозу утечки ядерных материалов. Проявление слабости режима ДНЯО может стать сигналом для тех, кто готов передавать ядерные технологии негосударственным «игрокам» в нарушение международных обязательств. А это — прямой путь к попаданию ядерного оружия в руки террористов.