Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
5 мая 2010, источник: Вести.Ru

Противников Генплана смел фактор внезапности

27 против двух — с таким перевесом в Мосгордуме был окончательно принят Генеральный план развития столицы. Документ, над которым власти работали пять лет, призван сделать мегаполис более комфортным. Однако соотношение сторонников и противников Генплана вне стен Мосгордумы явно не то, что в зале заседаний. И, вероятно, эта битва за Москву, еще далека от финала.

Третье чтение — это всегда финал дискуссий, почти окончательное решение. Еще нет подписи мэра. Одни называют это итогом. Другие — приговором. Генплан развития Москвы никого не оставил равнодушным.

Вот уже несколько месяцев оппоненты называют друг друга предателями. «Были произнесены слова, за которые у нас, в Сокольниках, где я вырос, просто бьют в рожу», — говорит главный архитектор Москвы Александр Кузьмин.

Такие эмоции — потому что такой облик Москвы мало кого устраивает. За последние годы вписать новое в исторический контекст не получилось. Получилось втиснуть. Можно приехать в Париж, чтобы полюбоваться перспективой Елисейских полей, но нельзя приехать в Москву, чтобы без помех разглядеть Красную площадь и Храм Христа Спасителя.

На новый Генплан были большие надежды. И все хотелось обсудить спокойно — тем более что до 2012 года можно было не спешить. Но Мосгордума тянуть не стала.

«Эта поспешность лишь отражает желание заинтересованных групп, в том числе инвесторов, в том числе некоторых компаний, принадлежащих крупному бизнесу, зафиксировать нынешнее положение дел», — считает член Общественной палаты РФ, главный редактор журнала «Эксперт», директор Института общественного проектирования Валерий Фадеев.

Будущее Хитровской площади в этом смысле — классический пример. Сравнительно недавно тут исправили градостроительную ошибку 30-х — снесли здание техникума. Но оказалось — для того, чтобы построить бизнес-центр, который и закроет собой все пространство площади с двухсотлетней историей, и лишит эту часть города зрительной перспективы.

Новый Генплан такой подход разрешает: если та или иная территория не попала в так называемую «зону стабилизации», то там возможны и реконструкция, и снос, и новое строительство. Ни первого, ни второго, ни третьего не будет на Пушкинской площади, но будет под ней. А если кто против, считают авторы идеи, то они — ретрограды.

«Эксперты, которые участвуют (я среди них — самый молодой), только два слова знают — филармония и библиотека, на все остальное или дрожь в коленках, или одышка, а молодежь хочет другое – место, где она могла бы потанцевать, — рассуждает Александр Кузьмин. — Они не хотят пить пиво около Пушкина, а хотят пить его в нормальном месте».

Жители микрорайонов вдоль Щелковского шоссе рассказывают, что, ознакомившись с Генпланом, увидели: территория, где стоят их дома, обозначена как «офисно-административная и торговая». Испугались и жители Кутузовского — их ждет точечная застройка и много паркингов.

При этом в правительстве Москвы неожиданно прекратила работу комиссия, куда можно было жаловаться как раз на точечную застройку.

«Я опасаюсь, что это связано, в том числе и с принятием Генерального плана, — говорит депутат Госдумы РФ (фракция “Справедливая Россия”) Галина Хованская, — то есть, по-видимому, точечная застройка будет также активно продолжаться, как она и существовала».

Авторы Генплана говорят, что они услышали замечания: скорректирован проект застройки Кадашей. Ограничена этажность офисных зданий, наступавших на Храм Воскресения. Но этого мало, возражают эксперты и цитируют Генплан.

«На Олимпийском проспекте — башня 240 метров, на площади Тверской заставы — 250 метров, на площади Таганских ворот — 75 метров», — перечисляет главный архитектор Центра историко-градостроительных исследований, член президиума экспертно-консультативного совета при главном архитекторе Москвы Борис Пастернак.

Заслуженный архитектор России Зоя Харитонова добавляет: «Самое страшное, что я обнаружила в нашем Генеральном плане, — это то, что муниципальное жилье будет строиться за пределами МКАД».

Самое частое замечание к Генплану: он не решает проблему московских пробок. Просто расширяются улицы, которые продолжат упираться либо в центр, либо в узкие съезды на кольцевые магистрали.

«Меня можно застрелить, но перед “бутылочным горлышком” транспортный поток не разгоняют», — говорит научный руководитель НИИ транспортного и дорожного хозяйства Михаил Блинкин.

Критики называют Генплан устаревшим лет на 15. Авторы предлагают дождаться результатов. И говорят о международной поддержке. Венесуэла попросила помочь с Генпланом — там хотят, чтобы Каракас стал немного похож на Москву.