Mail.ruПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
Источник: Фотоархив ИД «Коммерсантъ»

Вечером в четверг в Тбилиси начались беспорядки — несколько тысяч человек пытались штурмовать здание парламента Грузии на проспекте Руставели и требовали проведения внеочередных выборов. Поводом для митинга стал инцидент с членом российской Госдумы Сергеем Гавриловым на заседании Межпарламентской ассамблеи православия. Протестующие посчитали оскорблением, что российский депутат занял кресло спикера парламента Грузии. Кроме того, ряд грузинских СМИ сообщили, будто он воевал в Абхазии. Сергей Гаврилов в интервью спецкорреспонденту «Ъ» Александру Черных заявил, что никогда не воевал ни в Абхазии, ни в какой-либо другой горячей точке. Он рассказал, что в почетное кресло его посадили представители грузинского парламента «согласно протоколу подобных мероприятий».

— Где вы сейчас находитесь?

— Мы недавно приземлились в Москве, я из аэропорта еду на работу в Госдуму.

— Не поздно? Сейчас 21:47.

— Нормально.

— Расскажите, пожалуйста, что это было за мероприятие в Грузии.

— Грузинский парламент два года предлагал и просил провести в Грузии форум Межпарламентской ассамблеи православия. Эта ассамблея объединяет 25 стран. И вот мы наконец приехали в Грузию. Причем мы получили письменные гарантии безопасности для всех участников, гарантии отсутствия санкций для всех участников.

Наша задача была заявлена честно и открыто: укрепление сотрудничества между всеми нашими странами в отношении гуманитарных вопросов, образования, культуры, здравоохранения на основе православия и наших традиционных ценностей.

И во время церемонии открытия мы поблагодарили Грузию — удел Пресвятой Богородицы — за гостеприимство, за высокую организацию. Сегодня нас пригласили в парламент Грузии. Мне грузинская сторона предложила занять место в президиуме…

— Поводом к протестам стало заявление, что именно вы куда-то не туда сели. Вы не могли бы рассказать об этом детально?

— Никаких недомолвок по этому поводу не было. Куда меня приглашает сесть принимающая сторона — там я и располагаюсь. По протоколу это почетное место отводится именно председательствующему Генассамблеи, а не секретарям. А Генеральную ассамблею ведет только президент Межпарламентской ассамблеи православия — в данном случае я. Хочу подчеркнуть: на таком же почетном месте я заседал в национальном парламенте Греции, в ливанском парламенте, в других — и не было никаких проблем.

Конечно, я готов работать хоть на приставном стульчике — честно, я скромный человек и не гонюсь за почестями. Куда посадят хозяева — туда я и сяду. В данном случае посадили вот сюда.

И мы с Генеральным секретарем Межпарламентской ассамблеи — депутатом греческого парламента — пополам заняли места в президиуме. Мы корректно начали вести мероприятие. Я снова поблагодарил грузинскую сторону за организацию, за душевность, за гостеприимство. Мы преподнесли подарки и начали обсуждать наши вопросы. Не было никаких проблем. Но во время перерыва в зал ворвались экстремисты, заняли президиум, уничтожили документы.

Я должен здесь отметить: многие СМИ допустили серьезную ошибку, заявив, будто я участвовал в боевых действиях в Абхазии. Это фейк-ньюс, распространенные экстремистами из числа грузинской оппозиции для того, чтобы провести провокацию и захватить парламент.

Я еще раз заявляю, что никогда не участвовал в боевых действиях в Абхазии и в любой другой стране. Никогда и нигде я не участвовал в боевых действиях, не носил оружия. Я был в горячих точках — в Сирии, в Косово, в других местах. Но исключительно с целью оказания помощи жертвам локальных конфликтов, прежде всего, христианам.

— Вас обвиняют, что вы были именно в Абхазии.

— Я никогда не был в Абхазии после объявления независимости, я никогда не принимал участия в боевых действиях на ее территории. Это ложь и провокация. И мне очень печально, что грузинские СМИ подхватили ее. Кстати, наши депутаты видели, как грузинских журналистов направляли кураторы, говорившие на американской версии английского языка. Печально, что в Грузии, на мой взгляд, отсутствуют в полной мере независимые СМИ. Без чего невозможно зрелое гражданское общество. Но я уверен, что грузинское общество сделает выводы из этой ситуации.

— Что происходило после нападения?

— Мы вынуждены были покинуть парламент, переместились в гостиницу, где и завершили заседание. Все вопросы повестки дня под моим руководством были обсуждены, все национальные делегации, все 25 страны и наблюдатели, поддержали нашу позицию. Ассамблея приняла коллективное заявление, что мы завершаем нашу сессию ввиду того, что отсутствуют гарантии безопасности участников, а также условия для их плодотворной работы. Мы приняли извинения, которые были высказаны рядом депутатов грузинского парламента.

— Вы можете назвать этих депутатов?

— Нет, я не стану.

Когда мы уже в гостинице вышли к прессе, на нас было совершено физическое нападение. Служба безопасности, к сожалению, не смогла это предотвратить.

— Вы пострадали?

— Несильно, я надеюсь.

— То есть вас ударили?

— Да. И я считаю необходимым, чтобы грузинские правоохранительные органы и Генпрокуратура Грузии определили ответственность этих экстремистов. В том числе и, вероятно, депутатов грузинского парламента, которые угрожали физической расправой. Угрожали убийством членам делегаций Межпарламентской ассамблеи православия.

Заявляли с трибун парламента, что нас убивали и будут убивать.

— Кто-то из российского МИДа с вами обсуждал уже эту историю?

— Да, мы все это время ощущали активную поддержку руководства Госдумы, ее председателя, Министерства иностранных дел. Я считаю, что их поддержка помогла нам провести заседание и обеспечить безопасность участников из разных стран.

— Вы что-нибудь хотите сказать сейчас народу Грузии по поводу этой истории?

— Я хочу сказать следующее. Каждый год растет поток граждан России, которые посещают Грузию — в этом году к вам приехали почти два миллиона россиян. И все они отмечают, что грузинский народ относится с огромной добротой и любовью к россиянам, к русским. Наш товарообмен вырос на треть, в Россию поставляют две трети грузинского вина. У нас прекрасно развиваются гуманитарные контакты. Треть переводов в Грузию от работающих за рубежом граждан поступают из России. И поэтому мы считаем важным восполнить пробелы межпарламентского сотрудничества именно в гуманитарных областях.

Я люблю Грузию, я люблю грузинский народ и вашу культуру. Мой дед похоронен в Грузии, и я очень сожалею, что из-за этой провокации не смог посетить его могилу. И я по-прежнему считаю, что в будущем мы сможем улучшить наши отношения. Я уверен, что общество Грузии, независимо от внутриполитической ситуации, может дать ответ экстремистам, которые пытаются изолировать и дискредитировать вашу страну.

Следите за развитием темы Проблемы в отношениях России и Грузии