Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
19 мая 2010, источник: РИА Новости, (новости источника)

Академикам пообещали место в строю

МОСКВА, 18 мая — РИА Новости. Российской академии наук найдется место в «строю» тех, кто участвует в развитии инноваций в России, государство не забыло академические институты и продолжит наращивать финансирование, сказал участникам Общего собрания РАН премьер-министр РФ Владимир Путин.

Он, однако, сказал и про необходимость независимой проверки учреждений академии, и о том, что размазывать финансирование «тонким слоем» — так, чтобы досталось всем, — никто не собирается, а также посетовал, что российские ученые на 14-м месте в мире по числу публикаций в научных журналах.

Ученые благодарны премьеру за правильные, по их мнению, слова, однако опасаются, что эти слова могут не стать реальностью. А некоторые из ученых разочарованы тем, что власти не собираются значительно увеличивать финансирование науки.

«То, что Путин достаточно четко обозначил позицию руководства страны, что никто не собирается Академию расформировывать или даже реформировать, это чрезвычайно позитивный для меня момент», — сказал РИА Новости академик Михаил Маров, главный научный сотрудник Института геохимии и аналитической химии имени Вернадского РАН.

Замдиректора по научной работе Института проблем передачи информации РАН Михаил Гельфанд считает, что в выступлении премьера прозвучали правильные слова, но опасается, что они могут не стать реальностью.

«Основная проблема в том, что на уровне таких глобальных правильных высказываний у нас все хорошо. Проблема в их реализации, в проработке необходимых деталей», — сказал Гельфанд РИА Новости.

Деньги будут?

Представители РАН многие годы говорят о хроническом недофинансировании РАН, что не позволяет рассчитывать на действительно прорывные научные результаты.

«Сейчас большая часть финансирования уходит на зарплату, уже ни на научные приборы, ни на материалы резко не хватает. Ожидалось, что это будет решено», — сказал РИА Новости академик Николай Кардашев, директор Астрокосмического центра ФИАН.

Путин заявил, что государство старается оказывать финансовую помощь ученым, однако затем привел пример петербургского математика Григория Перельмана, чтобы проиллюстрировать тезис о том, что деньги ученым иногда и вовсе не нужны.

«Перельман взял и опубликовал в Интернете (открытие) и подписался: Гриша Перельман. Где деньги? Он даже от денег отказывается… Это, конечно, не значит, что нужно все обесточить, наоборот, нужно поддерживать, мы стараемся это делать», — сказал премьер.

По его словам, объемы финансирования научных организаций с каждым годом увеличиваются, однако это делается с учетом состояния экономики. Так, общее финансирование РАН в 2010 году составит 49,3 миллиарда рублей — это, по словам премьера, столько же, сколько в 2008-м, но чуть меньше, чем в 2009-м.

Заведующий лабораторией Института молекулярной генетики РАН, профессор Университета Ратгерса (США), доктор наук Константин Северинов отмечает, что власть не последовательна в своих действиях и слова о необходимости прозрачного конкурсного финансирования научных исследований сопровождаются сокращением научных фондов.

«Говорить о том, что необходимо прозрачное рецензирование и конкурсное финансирование в ситуации, когда Российский фонд фундаментальных исследований — единственная реально работающая структура конкурсного финансирования науки — подвергся сокращению, абсурдно», — говорит Северинов.

«Невозможно понять, как слова о том, что нужно увеличить финансирование науки через фонды, соотносятся с 30%-ным сокращением бюджета РФФИ», — сказал ученый.

По его мнению, резкое увеличение доли конкурсного финансирования и введение прозрачного экспертирования в РАН было бы полезно для науки, однако «введение такого рода процедур привело бы к вопросу о доверии и компетентности сегодняшних руководителей РАН, многие из которых не являются крупными учеными», считает Северинов.

Кроме того, руководство Академии может справедливо указать на пример Курчатовского центра, которому было выделено беспрецедентноe финансирование без всяких конкурсов и экспертиз.

Где статьи?

Премьер призвал ученых переломить отрицательную тенденцию и больше публиковать статей в авторитетных научных журналах. Именно количество публикаций и количество ссылок на них в других научных работах считается одним из главных критериев продуктивности научной работы.

«По такому содержательному критерию, как количество публикаций в признанных научных изданиях, наши ученые находятся на 14-м месте. Это на уровне Бразилии или Нидерландов. Вроде бы, неплохое соседство, но если вспомнить, то еще в 1995 году мы были на 7-м месте, то есть тенденция пока отрицательная, и нам вместе надо ее переломить», — сказал Путин.

Владимир Фортов, академик-секретарь Отделения энергетики, машиностроения, механики и процессов управления РАН, комментируя слова Путина, отмечает, что финансирование науки в России несопоставимо даже с голландским.

«Подсчитайте, сколько вкладывают Нидерланды, а сколько мы. Получите, что количество статей на один доллар у нас выше», — сказал Фортов РИА Новости.

По его мнению, упреки в недостаточной эффективности российской науки безосновательны.

«Если вы посмотрите, сколько продукции, какой научный уровень на доллар зарплат, то увидите, что она эффективна. Другое дело, что продолжаться это не может долго, нужно менять финансирование науки», — считает академик.

К нам едет…

Путин призвал РАН запустить независимую проверку оценки подведомственных научных организаций и перераспределять средства от слабых предприятий к сильным, а также при необходимости реорганизовывать научные учреждения.

Эта перспектива не пугает академиков. «Мы такой аудит уже ведем, это дело нужно проводить», — сказал Фортов, отметив, что критерии для таких проверок должны исходить от людей, работающих в науке.

Гельфанд считает идею аудита «правильной и абсолютно разумной», однако подчеркивает, что единицей для потенциальной проверки должен являться не институт, а лаборатория. Довольно распространена ситуация, когда в одном институте могут быть как очень сильные, так и крайне слабые лаборатории, отмечает он. При этом реальным будет только международный аудит, который практикуется во всем мире.

Где прорываться?

Призыв Путина сконцентрировать имеющиеся ресурсы на прорывных направлениях, а не «размазывать их тонким слоем по хлебушку» вызвал эмоциональную реакцию у ученых. Они уверены, что предсказать будущие открытия можно только в технологиях и в прикладной науке, но не в фундаментальных исследованиях.

«Мне кажется очень опасным заранее определять прорывные направления. Во-первых, никто на самом деле не знает, какие направления будут прорывными. Тут не надо путать науку и технологии, когда речь идет о фундаментальной науке, то здесь разговор о прорывных направлениях кажется опасным», — сказал Гельфанд.

«Нужно все основные направления, к которым принадлежит фундаментальная наука, учитывать в перспективном развитии страны, потому что то, что сегодня кажется не главным, может оказаться востребованным завтра», — отмечает Маров.

Гельфанд указывает на еще одну опасность произвольного выбора узких направлений «главного удара». Это приведет лишь к тому, что многие ученые научаться быстро «перекрашиваться», однако новых результатов это не даст. Он считает, что эти направления должны определяться по сильным научным группам.

«Научных групп, ведущих исследования на реальном международном приличном уровне, в стране осталось очень мало — это видно и по публикациям, и по конференциям. Нужно не выбирать прорывные направления, а просто идентифицировать эти сильные группы и финансировать тех, кто в состоянии что-то делать», — считает он.

Все в вузы

Путин объявил о значимом продвижении усилий по развитию вузовской науки, за что ратует Минобрнауки. Правительство России в 2010-2011 годах направит 3 миллиарда рублей на поддержку проектов, реализуемых научными организациями совместно с вузами, сообщил премьер.

Вместе с тем, вузовская наука в настоящее время значительно слабее академической, отмечают ученые. «Достаточно привести один пример: из 108 рецензируемых и реферируемых журналов, которые у нас издаются, 106 издаются в Академии наук и только 2 — вузовских. Мне кажется, это очень убедительный факт», — говорит академик Маров.

По его словам, в России традиционно в отличие от Запада, от США и Европы, наука сосредоточена в Академии наук. «Так исторически сложилось, и сейчас, следуя каким-то совершенно непонятным тенденциям, пытаться перенести центр тяжести из Академии в вузовскую науку, по меньшей мере, недальновидно», — полагает он.

Гельфанд считает взаимодействие с вузами необходимым, поскольку они являются источниками «свежей крови». «Преподавание в университете — доступ к студентам, а это очень важный ресурс», — отмечает он. Однако необходимо сделать так, чтобы исследователи не были перегружены преподаванием стандартных курсов. «Нормы аудиторной нагрузки на обычного профессора кафедры в России нецензурно велики, у него нет времени на научную работу», — напоминает ученый.