Mail.ruПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
Источник: Noi.md

Это произошло на следующий день после того, как британский магнат Натаниэль Филип Виктор Джеймс Ротшильд приехал в Кишинев и объявил, что он является новым владельцем 95%-ной доли Avia Invest, то есть той доли, которая принадлежала кипрской фирме Komaksavia Airport Invest LTD, и таким образом новым мажоритарным акционером Avia Invest стала британская TB Team Management LLP из оффшора Гернси.

«Мы также документировались, информировали друг друга, есть определенные вещи, которых я не знала. 20 августа на имущество “Avia Invest” был наложен арест, и очень хорошо, что это было сделано, потому сейчас, никто не может получить концессионный договор, пока наложен арест», — заявила Майя Санду.

В то же время она отметила, что на заседании Высшего совета безопасности, созванном президентом Игорем Додоном, появилась ясность в отношении компании, которая проявила интерес к получению концессионного договора. По ее словам, это незавершенная сделка.

«Это, скорее, заявленное намерение, после которого потенциальный покупатель будет проводить технико-экономический анализ, и по его итогам, подпишет договор и вступит во владение. Как нам подтвердила прокуратура, сейчас, пока активы арестованы, это невозможно. Сейчас прокуратуре необходимо просчитать ситуацию, чтобы “Avia Invest” не попала к другому собственнику», — уточнила премьер.

Глава кабмина утверждает, что есть два дополнительных вопроса, главный из них: как расторгнуть контракт?

«Мы будем исходить из того, выполнила ли “Avia Invest” свои инвестиционные обязательства, изложенные в концессионном договоре. Проблема заключается в том, что те, кто подписал контракт, не несут ответственности перед государством, даже если мы докажем, что Avia Invest не выполняет свои договорные обязательства, согласно подписанному документу, у компании будет три года на исправление положения, после чего еще полгода для обсуждения с правительством. Согласно условиям контракта, правительство не может вмешаться и забрать аэропорт. Если мы не будем соблюдать условия контракта, рискуем тяжбами в международных судах, и мы не можем себе позволить этого. Мы проводим анализ затрат и выгод, потому что мы не хотим предпринимать действия, которые могли бы причинить государству ущерб больший, чем уже был причинен, но мы рассматриваем абсолютно все способы, любые возможности вернуть аэропорт, и хотим, чтобы все знали, что для нас это является приоритетом. У нас нет права на ошибку. Я понимаю, что прокуратура работает, но необходимо более интенсивно расследовать дела тех, кто причастен к составлению и подписанию этого контракта, из-за которого мы оказались в такой сложной ситуации», — добавила премьер-министр.