Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
27 мая 2010, источник: Вести.Ru, (новости источника)

Медведев: пренебрежение к вопросам экологии может разорить целое государство

Как уберечь Россию от экологической катастрофы, если в организации самого мониторинга окружающей среды у нас еще «конь не валялся»? Эти слова звучали сегодня на заседании Президиума Госсовета. То, что экология — это проблема, говорит всего одна цифра: 3,5 миллиарда тонн.

Столько в нашей стране накопленных и непереработанных отходов на свалках. То есть по 25 тысяч килограммов на каждого жителя страны. Президент сегодня говорил об экологическом нигилизме и в случае необходимости обещал принять командирское решение, чтобы ситуацию изменить.

Шестая часть страны — как известно, крупнейшей по территории в мире, — считается экологически неблагополучной. Такую справку перед заседанием могли прочитать члены президиума Госсовета. Но и это знаний об истинном масштабе проблемы не давало.

«Абсолютно недостаточное количество данных об экологическом ущербе. А если сравнить нас другими странами, то здесь у нас, что называется, еще “конь не валялся”. В стране до сих пор не создана комплексная система государственного экологического мониторинга. А во многих регионах, что скрывать, этой системы просто нет. А в ряде случаев, там, где она существует, она очень старая. Просто не менялась на протяжении десятилетий. Необходимо завершить кодификацию законодательства об охране окружающей среды. И, как минимум, в юридическом плане покончить уже с экологическим нигилизмом», — призвал президент РФ Дмитрий Медведев. Должно помочь, говорили участники.

«Необходимо увеличение штрафов за вред экологии — ставки ведь не менялись 20 лет, — и новый механизм, чтобы эти деньги работали на восстановление природы, – отметил глава РФ. — А в целом, нужно обязать нарушителя экологии все исправить. Катастрофа со взорвавшейся буровой PLC British Petroleum в Мексиканском заливе – пример, показательный во всех смыслах».

«У всех перед глазами картинка Мексиканского залива. Какие это может создать страшные проблемы, последствия которых не понимает сегодня никто, — вот, пожалуйста, прямая иллюстрация, — обратил внимание присутствующих президент. — Что будет там? Насколько “Би Пи” удастся справиться с этой задачей? Каковы глобальные экологические последствия этого? Каковы технологии, которые могут использоваться? Ничего из этого не понятно. Экологическая ответственность по своей природе такова, что она способна разорить кого угодно, не только крупную компанию, страну может на колени поставить. Поэтому исполнение экологического законодательства должно стать нормой поведения».

Контроль, насколько новые предприятия вредят окружающей среде, в последние несколько лет был ослаблен, докладывал министр природных ресурсов и экологии РФ Трутнев. Отменили экологическую экспертизу.

— У нас с чем была связана вообще ликвидация института экологической экспертизы? (Медведев спрашивает министра). — С борьбой с административными барьерами. Когда мы обсуждали эту проблему с Дмитрием Николаевичем Козаком. Он говорил о том, что он инкорпорирует государственную экологическую экспертизу в систему общестроительной экспертизы таким образом, что она останется отдельным институтом. К сожалению, этого не произошло. — Ну, в общем нашли виновного. Во всем виноват Козак. Это он враг экологии. Хорошо хоть есть один персональный виновный. — Ну, что есть. — Понятно.

Теперь экспертизу опасных и существенно влияющих на среду предприятий планируется восстановить.

Юго-западная водопроводная станция Москвы. На этом объекте только и занимаются тем, что контролируют экологичность. Единственная в России, где отфильтровывают частицы размером в одну сотую микрона. Через высокотехнологичный мембранный фильтр даже вирус не пройдет. «Вирусов нет, органики нет. Пить можно из под крана? — Сто процентов. Отличная вода,» — говорят работники.

А это Медногорск, Оренгбургская область. Вода — на любой вкус и цвет. От изумрудного до ржаво-желтого. Следствие работы медно-серного комбината. Контроль – вручную: гидрологи в костюмах химзащиты. Превышение предельно-допустимых концентраций в сотни раз.

Мэр Москвы готов поделиться с регионами столичным опытом. И не только по очистке воды. «Мы имеем опыт по переработке навоза. Навоз дает электричество. Я, может быть, немножечко в юморном ключе, а на самом деле это очень серьезный момент. В зоопарке в Мюнхене висит табличка “Берегите слонов! Они дают навоз, который дает нам возможность вырабатывать электроэнергию на весь зоопарк”,» — указал столичный градоначальник. На таких «зеленых» источниках энергии Министерство природных ресурсов и экологии пока не настаивает. Экологичными предлагает сделать существующие грязные производства: предприятия обязаны будут переходить на принцип НСТ, т.е. наилучших существующих технологий. Законопроекты готовы. Бизнес — пока нет.

«Экологические программы, которые будут закладываться, наконец-то будут способствовать модернизации. Уверяю вас. Все экологические затраты, как правило, снижают нашу конкурентоспособность. Новое оборудование, современное оборудование, модернизированное предприятие снимет нам 99% проблем. И мотивировать надо модернизацию, а не экологические программы, которые будут вписываться и списываться, переписываться, разрешаться и так далее,» – уверен Владимир Лисин, председатель совета директоров ОАО ''Новолипецкий металлургический комбинат''

— Понятно, Владимир Сергеевич. Но истина все равно носит всегда конкретный характер. Вы за большевиков или за коммунистов все-таки? Вы за то, чтобы поддержать эти изменения в законодательстве или против? (вопрос Медведева директору).

— Я хочу сказать, что мы в данном случае считаем, что сыровато. Надо дорабатывать. Но изменения нужны обязательно.

Нынешние проблемы с экологией — во многом, наследство еще советских времен. Взять хотя бы заповедную Землю Франца Иосифа, где были брошены десятки тонн бензина и керосина. Законопроект Минприроды, как заявляется, призван еще и сломать потребительскую психологию.

Президент готов изменить и другую традицию: когда предложения по защите окружающей среды тонут в согласованиях. «Мы много разговоров ведем на эту тему. Движения – немного. Потому что не хватает политической воли. В определенной ситуации нужно эту волю проявлять. Пожалуйста, я готов ее проявить. Более того, я готов этот “гордиев узел” разрубить, если вы ни к каким решениям не придете. Вы мне только доложите вовремя, допустим, что мы застопорились и остановились. Тогда я уже командирское решение приму, куда двигаться,» – пообещал президент. На то, чтобы правительство и бизнес нашли компромисс президент отвел месяц.