Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
11 июня 2010, источник: РИА Новости, (новости источника)

Белый дом разъяснил суть «перезагрузки» отношений с Россией

ВАШИНГТОН, 11 июн — РИА Новости, Мария Табак, Денис Ворошилов. Директор по делам России и Евроазиатского региона Совета национальной безопасности США Майкл Макфол разъяснил суть «перезагрузки» отношений с Россией, делая акцент на прагматичности американского подхода.

Выступление Макфола в вашингтонском институте Питерсона состоялось в четверг — за несколько дней до запланированного визита в США президента РФ Дмитрия Медведева.

Что есть perezagruzka

Термин «перезагрузка» появился в дипломатическом лексиконе после прихода к власти администрации Обамы, им обычно характеризуют новый курс внешней политики США в отношении России. Однако спустя полтора года Белый дом объяснил, что желание наладить угасающие отношения с бывшим соперником по «холодной войне» было вызвано отнюдь не душевной добротой членов новой администрации, а вполне прагматичными планами.

«Россия (для новой администрации США) не была первой на очереди, это очевидно. Другие страны мира были первыми в переходном анализе внешнеполитической стратегии. Но когда мы обратились к России, я думаю, могу это сказать: осень 2008 года не была прекрасным временем для американо-российских отношений… Обама поставил вопрос так: скатывание отношений вниз не отвечает национальным интересам США. Это было его главным наблюдением», — рассказал Макфол.

По его словам, Обама пытался посмотреть на главные международные проблемы, с которыми предстояло столкнуться его администрации, с точки зрения России.

«Афганистан — мы сражаемся с экстремистами, разве это не отвечает национальным интересам России? Это риторический вопрос, и ответ на него — да. Предотвратить получение Ираном ядерного оружия — это в интересах России или нет? Это в наших национальных интересах и, думаю, в российских тоже. Сокращение наших ядерных арсеналов — разумеется, это приоритет для президента Обамы, но разве это не отвечает и российским национальным интересам?» — пояснил Макфол.

«И тогда он предложил больше общаться с Россией, поскольку считал, что это пойдет на пользу нашим национальным интересам… Это суть перезагрузки. Нам неинтересны просто хорошие, счастливые или дружеские отношения с президентом Дмитрием Медведевым, российским правительством или с Россией как таковой. Мы очень сознательно не используем такие выражения», — отметил он.

По словам Макфола, администрацию Обамы интересуют не общие слова об улучшении отношений и даже не улучшение отношений как таковое, а реальные действия, предпринимаемые, исходя из практических национальных интересов.

«На самом деле, теория перезагрузки — это когда мы спускаемся вниз и занимаемся реальными делами, без всех этих “мы любим вас”, “вы потрясающие” и “холодная война” закончилась». Если предпринимать реальные действия, то эти дела будут служить хорошим отношениям, а не наоборот. Это была ключевая идея «перезагрузки», — пояснил он.

Диалог с гражданским обществом

Ключевой чертой «перезагрузки», отметил Макфол, является так называемый двусторонний подход к диалогу.

«В непосредственном диалоге с российским правительством мы пытаемся оживить наши контакты с российским обществом… Мы стараемся создать условия для того, чтобы гражданское общество РФ и США — будь то бизнес-сообщества, политические сообщества, спортсмены, не только правозащитники — были в контакте. Мы называем это двусторонним подходом: диалог между правительствами и диалог между обществом двух стран», — сказал представитель Совета по нацбезопасности.

С этой точки зрения, отметил Макфол, полезны встречи представителей входящих в президентскую комиссию рабочих групп. Пока крупных результатов их деятельность не принесла, признал он, однако важен сам диалог, поскольку он помогает странам лучше понять друг друга.

В качестве примеров ведения двустороннего диалога Макфол привел поездки в Россию президента Обамы и госсекретаря Хиллари Клинтон, успевших не только провести официальные встречи, но и пообщаться с представителями российского гражданского общества и оппозиции.

«У президента Обамы в первый день визита был очень интересный завтрак с премьер-министром, а во второй день он осуществлял этот двусторонний диалог», — напомнил Макфол.

«Когда я сам был в Москве две недели назад, многие обратили внимание на мою встречу с первым замглавы администрации президента Владиславом Сурковым. Да, я встречался с Сурковым, и мы таким образом осуществляли межправительственный диалог в соответствии с нашей стратегией. Но я также — просто напоминаю вам — посетил встречу правозащитников, организованную Львом Пономаревым, встретился с главным адвокатом мистера Ходорковского, встретился с матерью Сергея Магнитского, с независимыми блоггерами и редакторами, с лидерами гражданского общества… с лидерами политической оппозиции. И все это за одну поездку, во время которой я встретился с Сурковым. Это двусторонний подход, который мы хотим практиковать», — подчеркнул Макфол.

Президенты обсудят недоразвитую торговлю и атом

Одним из ключевых вопросов повестки предстоящего вскоре визита президента РФ Дмитрия Медведева в США будет развитие экономических связей между странами, сообщил Макфол.

«Новые возможности в сферах торговли и инвестиций — насколько я понимаю, это самая недоразвитая пока часть наших двусторонних отношений. Президент Медведев говорит об этом все время. Когда он приедет сюда позднее в этом месяце, это будет одним из главных вопросов повестки визита. Мы хотим поддержать это, поскольку это отвечает нашим национальным интересам», — сказал Макфол.

Накануне заместитель госсекретаря США по политическим вопросам, бывший посол США в РФ Уильям Бернс сообщил, что другой важной темой переговоров Медведева в США будет проблема иранской ядерной программы.

«Есть также и ряд других вопросов, которые нам важно обсудить: ратификацию нового договора по СНВ, другие региональные проблемы, в преодолении которых мы можем сотрудничать: в первую очередь, это Ближний Восток, Северная Корея. Также это пути расширения нашего сотрудничества, в том числе в экономической сфере. Есть большой потенциал для развития американо-российских отношений», — подчеркнул Бернс.

ВТО на сладкое

Макфол заверил, что США поддерживают вступление России во Всемирную торговую организацию (ВТО), несмотря на участие в Таможенном союзе, и готовят предложения по присоединению РФ к ВТО.

«Я уверен, что Россия хочет вступить в ВТО. У нас была амбициозная программа встреч с российскими представителями на протяжении последних полутора лет. Вы знаете, это не сработало, и премьер-министр РФ объявил о вступлении РФ в Таможенный союз, что замедлило прогресс в переговорах… У нас есть план (дальнейших) действий. Этот план увязан с созданием Таможенного союза. Как он будет осуществляться? Я бы посоветовал вам последить за этим», — сказал Макфол, выступая в четверг в вашингтонском институте Питерсона.

Россия пытается стать членом ВТО с 1993 года. Процедура присоединения к организации обычно занимает 5-7 лет. В июне 2009 года главы правительств России, Казахстана и Белоруссии решили уведомить ВТО о вступлении в нее в качестве единой таможенной территории. Все три страны приостановили двусторонние переговоры по присоединению к организации на время проведения консультаций по формированию единой позиции Таможенного союза. В октябре 2009 года было объявлено, что Россия, Казахстан и Белоруссия возобновят переговоры о присоединении к ВТО по отдельности, но на согласованных позициях.

Макфол напомнил, что в последние месяцы диалог РФ и США по вопросам ВТО значительно активизировался, что демонстрирует намерение российской стороны стать членом международной торговой организации.

«У нас прошли встречи на очень высоком уровне: в апреле в Вашингтон приезжал первый вице-премьер РФ Игорь Шувалов, он встречался с экономическим советником президента Лари Саммерсом и несколькими другими представителями», — отметил Макфол.

Россия как партнер в Афганистане

Представитель Белого дома заявил, что США считают Россию полноценным партнером при проведении операции в Афганистане и признают, что транзит грузов через территорию РФ полностью соответствует американским интересам.

«Когда новая администрация пришла в Вашингтон, все наши поставки шли через южное направление. К концу лета (2010 года) мы надеемся направлять уже около 50% грузов через северные пути (через Россию). Объективные предпосылки к этому были очень просты — нам нужно диверсифицировать каналы поставок в Афганистан. Северный канал для нас короче, безопаснее и дешевле. Что может служить лучшим доказательством, что это (транзит через РФ) полностью соответствует национальным интересам США», — сказал Макфол.

«Если вы сомневаетесь в том, что это в наших интересах, то, когда приедете домой, посмотрите на карту — где проходят пути (поставок в Афганистан). Россия находится в центре всего этого. Россия занимает ключевое положение с точки зрения расхода топлива, удобства авиаперевозок, включая (фрахт грузовых самолетов) Ан-124, а также ключевое положение с точки зрения наших вертолетных подразделений. Когда мне говорят, что Россия не помогает нам в Афганистане, я отвечаю — взгляните на все это в комплексе, и станет ясно, что мы (РФ и США) дополняем друг друга», — сказал Макфол.

Постсоветское пространство

Говоря о сотрудничестве с Россией на постсоветском пространстве, Макфол выразил готовность видеть в РФ полноправного партнера. По его словам, еще в начале 2010 года некоторые американские СМИ призывали действующую администрацию «одуматься» и пугали тем, что сотрудничество с «русскими» приведет Вашингтон к внешнеполитическим провалам и потере влияния. В качестве примера представитель Белого дома привел пример с транзитным центром «Манас» в Киргизии.

«В феврале газеты писали: “Наивный Обама пытается договориться с русскими, в то время как база „Манас“ для США закрывается. Я был в Киргизии несколько недель назад и убедился, что транзитный центр „Манас“ работает и оказывает важную поддержку нашей миссии в Афганистане”, — рассказал Макфол.

По словам Макфола, администрация США заинтересована в продолжении работы центра, готова сотрудничать с Киргизией и Россией в этом вопросе и призывает стороны как можно скорее решить все вопросы, препятствующие возобновлению работы транзитного центра.

“Мы находимся в стадии очень интересных и одновременно сложных переговоров c переходным правительством Киргизии. Россия также подтвердила приверженность сотрудничать. Мы уверены, что это (функционирование транзитного центра „Манас“) — и в интересах США, и в интересах России, и в интересах Киргизии. Мы смотрим с осторожным оптимизмом на дальнейшее сотрудничество (в регионе) с Россией и новым правительством Киргизии. Это послужит на пользу всем. Я думаю, что это единственное место в мире, где есть и российская военная база, и американский транзитный центр”, — заявил Макфол.

Расписались в неудачах

Макфол признал, что администрация США считает своими внешнеполитическими неудачами ситуацию в Грузии и состояние демократии в России.

“Является ли целью политики администрации Обамы способствовать окончанию российской оккупации Грузии мирным путем и восстановить территориальную идентичность и целостность Грузии? Абсолютно да. Это наша цель. У нас есть и другие цели, касающиеся Грузии. Я хочу подчеркнуть: у нас есть цель укрепления стабильности в Грузии и регионе, у нас есть цель укрепления демократии и экономического роста в Грузии. И мы все это делаем одновременно”, — сказал Макфол.

Вместе с тем усилия США в данном направлении не дали ощутимых результатов, признался директор по делам России.

“Добились ли мы прогресса в осуществлении этих главных целей? Мой ответ — нет, не добились. Это правда. У нас есть цель, у нас есть стратегия, которую мы осуществляем, и мы будем снова ее обсуждать с президентом Дмитрием Медведевым в этом году. Но добились ли мы реального прогресса в восстановлении независимости Грузии? Ответ: нет”, — отметил Макфол.

Он сообщил, что администрация Обамы открыта любым предложениям относительно того, как более успешно реализовывать цель укрепления независимости и демократии в Грузии.

“Мне будет интересно услышать, существует ли альтернативная стратегия, которая позволит добиться больших успехов… Всегда легко высказывать предпочтения, говорить, что мы должны делать то-то или то-то, что это должно быть включено в резолюцию СБ ООН и так далее. Легко высказывать предпочтения, тяжело сформулировать стратегию и реализовывать ее. Мы остаемся открытыми для альтернативных стратегий”, — подчеркнул Макфол.

Вторым не слишком удачным примером отсутствия явных внешнеполитических успехов он назвал реализацию задачи поддержания демократии и прав человека в России.

“Второе — демократия. Является ли внешнеполитической задачей администрации Обамы развивать демократию и права человека в России? Да. Это наша внешнеполитическая задача — развивать их везде. Мы абсолютно четко сформулировали это в нашей стратегии нацбезопасности. Есть ли у нас новая стратегия для реализации этой цели? Да, есть. Стал ли режим в России более демократическим с момента прихода к власти администрации Обамы? Я оставлю этот вопрос для экспертов… Я вижу всякие позитивные моменты, всякие негативные моменты, но общая оценка, данная России организацией Freedom House, остается прежней. Я признаю это”, — отметил Макфол.

Он подчеркнул, что видит в российской действительности и позитивные, и негативные признаки. К позитивным он отнес неожиданное избрание некоторых мэров, появление законов, призванных бороться с коррупцией.

“Но уровень насилия на Северном Кавказе растет, людей продолжают арестовывать. Медиа, особенно телевидение, контролируется. Есть ли связь между нашей новой политикой в отношении демократии и тем, что происходит в России? Я не могу делать об этом окончательных выводов”, — отметил Макфол.