Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
16 июня 2010, источник: РИА Новости, (новости источника)

Берлускони усомнился в подлинности итальянской демократии

РИМ, 16 июн — РИА Новости, Сергей Старцев. Италия не является настоящей демократией, поскольку телефонные разговоры примерно 7,5 млн ее граждан прослушиваются, заявил премьер-министр Италии Сильвио Берлускони, выступая в среду на ассамблее Конфедерации итальянских коммерсантов (Confcommercio) в Риме.

«В Италии за всеми нами следят. Примерно 150 тысяч телефонов поставлены в Италии под контроль. Если посчитать, что каждый владелец одного из этих телефонов разговаривает хотя бы с 50 людьми, получается, что разговоры семи с половиной миллионов человек могут прослушиваться. Такого не может быть в цивилизованной стране. Это не настоящая демократия. С этим мы более не можем мириться», — приводят слова премьера итальянские СМИ.

Глава правительства отметил, что только за последние месяцы его телефонные разговоры с различными собеседниками прослушивались 18 раз, причем затем эти переговоры публиковались в печати.

На прошлой неделе Сенат итальянского парламента одобрил в первом чтении правительственный законопроект о подслушивании лиц, подозреваемых в совершении тяжких преступлений, который заметно ограничивает возможности прослушивания телефонных разговоров.

Этот документ, вызвавший бурную дискуссию в итальянском обществе, существенно ограничивает обнародование материалов, полученных с помощью «жучков». Критики называют его «законом-кляпом» и обращают внимание на то, что большинство громких дел, связанных с коррупцией высокопоставленных госчиновников, были раскрыты благодаря прослушиванию их телефонных разговоров. Главные редакторы многих ведущих газет Италии указали, что закон может ограничить свободу печати и не позволит довести до общественного мнения страны социально важную информацию.

В ходе ассамблеи «Confcommercio» Берлускони также заявил о том, что в отличие от своих европейских коллег не располагает достаточными властными полномочиями и призвал к реформе «архитектуры власти», которая, по его словам, была заложена отцами-основателями Итальянской республики, «боявшимися возможности возвращения диктатуры».

В последнее время Берлускони неоднократно говорил о необходимости внесения существенных изменений в национальную Конституцию и одновременно сетовал на отсутствие необходимых полномочий у главы правительства.

Неделю назад на ассамблее Конфедерации итальянских ремесленников (Confartigianato) премьер назвал «сущим адом» деятельность властей по правилам нынешней Конституции, имеющей «католическо-коммунистическую матрицу». Он предложил отказаться от «языка и практики тоталитарного государства, государства-хозяина, которое рассматривает своих граждан в качестве подданных».

В конце мая в Париже, где он принимал участие в заседании Совета министров ОЭСР, Берлускони заявил: «У меня нет никакой власти. Она была у меня, когда я был предпринимателем, но сегодня у меня ее нет».

Затем он неожиданно решил процитировать слова бывшего фашистского диктатора Бенито Муссолини: «У меня нет никакой власти, возможно, она есть у иерархов, но не у меня. Я могу лишь решить, направить моего коня направо или налево, больше ничего». «То же самое происходит со мной. Причем все имеют право критиковать и оскорблять меня», — добавил тогда Берлускони.