Mail.ruПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискСмотриComboВсе проекты

Ночью во вторник, 10 декабря, завершился шестой саммит «нормандской четверки» на уровне глав государств. Во время мероприятия состоялась первая личная встреча президентов России и Украины Владимира Путина и Владимира Зеленского.

Переговоры проходили в Елисейском дворце в Париже. В общей сложности они продлились почти шесть часов, включая полуторачасовой перерыв на встречу Путина и Зеленского. В саммите также участвовали канцлер Германии Ангела Меркель и президент Франции Эмманюэль Макрон.

Сразу после завершения переговоров было опубликовано итоговое коммюнике. В нем руководители государств подтвердили приверженность минским договоренностям о мирном урегулировании на Украине от 2015 г., а также договорились среди прочего о полном прекращении огня и обмене пленными до конца года; разведении вооруженных сил в трех населенных пунктах Донбасса — Золотом, Петровском и станице Луганской; продлении закона об особом статусе Донбасса и имплементации в украинское законодательство «формулы Штайнмайера», описывающей механизм предоставления отдельным районам Донецкой и Луганской областей особого статуса.

«Ведомости» спросили экспертов, как они оценивают итоги саммита в нормандском формате.

Старший научный сотрудник кафедры стран постсоветского зарубежья РГГУ Александр Гущин:

«Пока что можно сказать, что прогнозы тех, кто говорил о полномасштабном прорыве, не оправдались — стороны только “договорились договариваться”. Можно было достичь большего по вопросу разведения сил, но даже этого не удалось. Зеленский не пошел на разведение вдоль всей границы, продемонстрировав, насколько он зависит от внутриполитической ситуации на Украине. Его, видимо, больше всего беспокоит падающий рейтинг».

Поэтому он решил проявить себя как патриотичный политик, чтобы сохранить ту часть электората, которая за него голосовала и которая не готова на мир любой ценой.
Александр Гущин

«В результате не удалось выйти даже на осязание будущего урегулирования. Сохраняется общий сценарий замораживания при точечных шагах, в первую очередь в социогуманитарной сфере. Теперь многое будет зависеть от того, как сложится внутриполитическая субъектность Зеленского, от того, сможет ли он получить пространство для маневра. В этой связи к концу зимы можно ожидать важных кадровых решений на Украине».

Генеральный директор Российского совета по международным делам Андрей Кортунов:

«Самое главное — не произошло явного провала, и со всех сторон есть признание определенного прогресса. Поэтому в целом можно оценивать встречу позитивно, хотя, конечно, это лишь предпосылки для дальнейшего урегулирования. Теперь, как всегда, очень многое будет зависеть от имплементации: мы можем завязнуть в технических моментах, а можем продвинуться вперед. Что касается внутриполитического давления на Зеленского, критика была бы в любом случае».

Если бы прорыв все-таки случился, его бы обвинили в сдаче позиций и капитуляции. Сейчас ему, конечно, нужно заниматься управлением ожиданиями, но эту встречу, я думаю, он сможет правильно «распиарить».
Андрей Кортунов

Президент коммуникационного холдинга «Минченкоконсалтинг» Евгений Минченко:

«Во-первых, украинская сторона вынуждена была признать безальтернативность минских соглашений. Учитывая, что на протяжении последних месяцев Зеленский не раз говорил, что они не устраивают Украину в нынешнем виде и их надо пересмотреть, это очень важный итог. У Зеленского же была такая логика: это Порошенко там что-то наподписывал, а я все начну с чистого листа. Но так нельзя, надо продолжать придерживаться уже достигнутых договоренностей. Во-вторых, есть прогресс по обмену пленными, прекращению огня, пунктам пропуска — это все позитивная динамика».

Но политическая часть минских соглашений вызывала и будет вызывать на Украине самые большие проблемы — к их имплементации не готов ни политический класс, ни население.
Евгений Минченко

Директор негосударственного аналитического центра «Институт глобальных стратегий» Вадим Карасев (Киев):

«Конечно, хотелось бы достичь большего, но в целом ожидания от встречи оправдались. На мой взгляд, был найден хороший баланс: с одной стороны, не было прорывов, которые внутри Украины назвали бы “уступками” и обвинили бы в них Зеленского. С другой стороны, начат серьезный диалог, который, возможно, станет первым этапом “перезагрузки” российско-украинских отношений».

Самое главное, что у президентов есть контакт и, как мне кажется, взаимоуважение, что особенно заметно на фоне истерического поведения Порошенко на предыдущих саммитах.
Вадим Карасев

«Важно понимать, что вчерашний саммит резко отличается от саммита в феврале 2015 г. Сейчас это уже нормальный режим дипломатии, а не истерики. Раз через четыре месяца назначена уже следующая встреча, значит, на протяжении этого времени будут консультации. Само “размораживание” нормандского формата — это тоже важный результат».

Директор Франко-российского аналитического центра Обсерво Арно Дюбьен:

«Понятно, что никто из разумных людей не ожидал ни прорыва, ни провала — так и получилось. Но Франция все-таки, наверное, ожидала большего, учитывая, что для Макрона ставки были достаточно высоки. Саммит подтвердил, что очень трудно решать ядро проблем — политическую часть минских соглашений. России они очень выгодны, так как отражают факт военного поражения Украины. А Зеленский в этом отношении пока демонстрирует те же “красные линии”, что и Порошенко, хотя тональность и настрой несколько другие».

«При оптимистичном сценарии, то есть, если достигнутые договоренности будут выполнены в ближайшее время, не исключено, что к весне можно будет взяться уже за более серьезные вопросы урегулирования. Однако не факт, что эти меры по обмену, прекращению огня и разведению сил будут действительно реализованы. Пока что мы все еще откладываем главную проблему — достижение мира на Донбассе, при том что время не играет нам на руку. Во-первых, падают рейтинги Зеленского; во-вторых, чем дольше люди разделены, тем труднее их потом воссоединить. Люди на Донбассе все больше привыкают к тому, что живут в отдельной реальности. Кроме того, есть негласный альянс противников мира — людей, которые извлекают выгоду из статус-кво. Они, к сожалению, есть и в Москве, и в Киеве, и в западных столицах».

Варвара Подругина

Подпишитесь на нас
Подпишись на Новости Mail.ru