Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
Сколько на самом деле мартышек в Удаве из «38 попугаев»?Помните первую серию кукольного мультсериала, в которой животные думают, как измерить рост Удава?
17 июня 2010, источник: РИА Новости, (новости источника)

Музейщики просят учесть их мнение в законе о передаче имущества церкви

МОСКВА, 17 июн — РИА Новости. Представители музейного сообщества обратились в Госудуму РФ с просьбой учесть мнение специалистов при принятии закона о передаче имущества религиозным организациям, сообщила на встрече с журналистами в четверг директор Третьяковской галереи (ГТГ) Ирина Лебедева.

Законопроект «О передаче религиозным организациям имущества религиозного назначения, находящегося в государственной или муниципальной собственности», а также изменения в законодательство в связи с принятием этого закона поступили из правительства в Госдуму в среду.

«По итогам конференции, которая прошла у нас в конце мая, мы подали обращение в Госдуму, где сформулированы основные положения с просьбой принять их во внимание при принятии закона», — пояснила Лебедева.

По ее словам, на конференции «История собирания, хранения и реставрации памятников древнерусского искусства» было, в частности, проанализировано, как религиозные предметы поступали в музей.

«Иногда это не так, как представляется, и в музеи напрямую из церкви ничего не приходило», — сказала директор ГТГ и привела в пример иконы из Соловецкого монастыря, которые поступили в собрание музея из коллекции Остроухова.

Директор Третьяковской галереи по-прежнему уверена в том, что передача церкви икон из музеев может нанести ущерб культурному достоянию страны просто потому, что не всегда есть возможность обеспечить должные условия содержания иконы на новом месте.

«У нас совершенно уникальный опыт 15-летнего экспонирования икон в храме, который позволяет какие-то вещи отстаивать и о чем-то говорить совершенно четко», — сказала Лебедева, имея в виду некоторые памятники из фондов ГТГ, например, иконы Владимирской Божьей матери, которая хранится в Храме Святителя Николая в Толмачах постоянно, и Донской Божьей матери, которая выдается в Донской монастырь для поклонения верующих в день храмового праздника. При этом образы находятся в специальных климатических капсулах, а данные о состоянии иконы Владимирской Божьей матери поступают в режиме реального времени в кабинет главного хранителя ГТГ.

«Наш опыт говорит о том, что, когда во время праздников в храмы приходит большее количество людей, климат внутри “плывет” — мы видим это по датчикам и можем оперативно реагировать на ситуацию», — рассказала директор ГТГ.

«Но понятно, что в больших объемах выдачи икон в храмы — это просто нереально, наш опыт говорит о том, что нелепо требовать о представителей церкви во время службы заботы о сохранности икон», — продолжила она.

Лебедева считает, что оптимально было бы делать списки с икон, освящать их и помещать в храмы.

Подготовка проекта закона и его содержание неоднократно вызывали протесты со стороны музейного сообщества. Так, в мае комиссия Общественной палаты по сохранению и развитию отечественной культуры провела посвященное этому вопросу заседание, в ходе которого большинство приглашенных высказались критически (некоторые резко против) в адрес обсуждаемого законопроекта. В их числе директор музеев Московского Кремля Елена Гагарина, директор Центрального музея древнерусской культуры и искусства имени Андрея Рублева Геннадий Попов, старший научный сотрудник отдела древнерусского искусства Государственной Третьяковской галереи Левон Нерсесян и директор «Центра современного искусства», коллекционер и публицист Марат Гельман. У входа в зал заседания на столе были выложены номера «печатного органа Комитета защиты Рязанского Кремля» с заголовком на первой полосе «Нет церковной “прихватизации”!

Глава Синодального отдела по взаимодействию Церкви и общества протоиерей Всеволод Чаплин покинул тогда слушания Общественной палаты, назвав их организацию “манипулятивной”.