Mail.ruПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискComboВсе проекты
Источник: Фотоархив ИД «Коммерсантъ»

Министерство юстиции РФ направило официальное письмо родственникам жертв домашнего насилия. Ранее они требовали у ведомства проверить замминистра Михаила Гальперина на профпригодность: чиновник утверждал, что масштабы проблемы домашнего насилия в России «достаточно преувеличены», поэтому нет необходимости принимать отдельный закон по этой теме. Теперь представитель Минюста заверил родственников жертв, что министерство «полностью поддерживает» проект закона о профилактике семейно-бытового насилия, однако не уточнил, о какой версии документа идет речь.

Открытое письмо министру юстиции Александру Коновалову направили в конце ноября родственники четырех россиянок, погибших из-за домашнего насилия. Вместе с юристами правозащитной организации «Зона права» они попросили министра провести ведомственную проверку в отношении замглавы ведомства Михаила Гальперина «в связи с его официальной позицией по ситуации с домашним насилием в России». Их возмутил официальный ответ от имени правительства России для Европейского суда по правам человека (ЕСПЧ), который был подписан Гальпериным — уполномоченным РФ при ЕСПЧ. Как сообщал «Ъ», в этом документе говорилось, что «явление насилия в семье, к сожалению, существует в России, как и в любой другой стране», но утверждалось, что «масштабы проблемы, а также серьезность и масштабы его дискриминационного воздействия на женщин в России достаточно преувеличены». В конце письма на английском языке чиновник делал вывод, что для России «нет особой необходимости в принятии конкретных нормативных актов, касающихся явления насилия в семье».

После поднявшегося скандала чиновник заявил, что «Ъ» неправильно перевел письмо — но не предоставил «правильный» перевод.

Спустя месяц родственникам убитых женщин ответил Андрей Федоров, руководитель аппарата Михаила Гальперина. Он не стал сообщать, была ли проведена министерством проверка его руководителя. При этом он пояснил, что ответ Гальперина для ЕСПЧ «является состязательным документом, подчиненным определенным требованиям Конвенции о защите прав человека»: «При выстраивании своей аргументации по конкретному делу Минюст России исходит из требований прецедентной практики ЕСПЧ по аналогичным делам». Чиновник еще раз повторил, что «серьезная проблема насилия является общей для многих стран, в том числе актуальна для Российской Федерации» и что «государство обязано обеспечить безусловную защиту от насилия, независимо от того, кто является его жертвой».

Однако высказывание о необходимости закона о домашнем насилии прямо противоречит документу, направленному в ЕСПЧ.

Федоров напомнил, что этим летом вступило в силу постановление европейского суда по делу о домашнем насилии «Володина против России». По его словам, «российские власти принимают все необходимые меры по исполнению данного постановления». «В частности, проект федерального закона о профилактике семейно-бытового насилия в настоящее время разрабатывается и полностью поддерживается Минюстом России, — заявил чиновник.— В том числе с учетом озвученных ЕСПЧ позиций в части возможности предоставления защитных предписаний, которые должны стать эффективным превентивным средством и способствовать защите прав жертв семейно-бытового насилия».

«Надеемся, что в дальнейшем уполномоченный РФ при ЕСПЧ будет признавать очевидные факты не только под давлением общественности. А мы за этим обязательно проследим, — заявил вчера “Ъ” координатор “Зоны права” Булат Мухамеджанов.— Ведь позиция Минюста есть отражение официальной точки зрения России по жалобам, которые направляют в Страсбург пострадавшие».

Однако из ответа Андрея Федорова не ясно, какой именно законопроект поддерживает Минюст — итоговый документ все еще не представлен и не внесен в Госдуму. 29 ноября проект законопроекта о профилактике семейно-бытового насилия представил Совет федерации, однако этот документ сразу после опубликования вызвал критику: им остались недовольны как юристы и правозащитники, так и «консервативно» направленные организации. После это в Совфеде несколько раз подчеркнули, что законопроект не является окончательным, вывешен он для общественного обсуждения, авторы будут анализировать все присланные отзывы и предложения и дорабатывать проект. Число обращений в Совфед превысило 11 тыс.

Опрошенные «Ъ» участники рабочей группы в Совете федерации затруднились сообщить, в чем заключается участие Минюста в разработке законопроекта, так как «группа большая». В частности, член рабочей группы юрист Мари Давтян (ранее была также членом рабочей группы по разработке законопроекта в Госдуме) сказала «Ъ», что ей неизвестна «сформированная позиция Минюста».

Александр Черных, Валерия Мишина

Подпишитесь на нас
Подпишись на Новости Mail.ru