Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
25 июня 2010, источник: РИА Новости, (новости источника)

Война и мир в Корее

Шесть десятилетий назад, 25 июня 1950 года, в Корее началась война, которая формально не окончилась до сих пор. Три года спустя после ее начала, было подписано соглашение о перемирии и весь корейский народ, разделенный на два государства и две системы, живет с тех пор в состоянии ни войны, ни мира.

Иван Захарченко, международный обозреватель

МОСКВА, 25 июн – РИА Новости. Шесть десятилетий назад, 25 июня 1950 года, в Корее началась война, которая формально не окончилась до сих пор. Три года спустя после ее начала, было подписано соглашение о перемирии и весь корейский народ, разделенный на два государства и две системы, живет с тех пор в состоянии ни войны, ни мира.

Все существование двух корейских государств – социалистической Корейской народно-демократической республики и капиталистической Республики Корея окутано множеством тайн и вопросов без ответов, связанных со столкновением интересов не только Сеула и Пхеньяна, но и с переплетением амбиций и тревог других государств – США, Китая, России и Японии.

После освобождения Кореи от японского колониального господства (1910-1945 гг) корейский народ был разделен надвое США и бывшим СССР в надежде на сохранение собственного влияния при последующем объединении страны. Тогдашние лидеры двух Корей приняли раскол – каждый из них надеялся, что при поддержке сильных союзников добьется воссоединения под своей эгидой.

Сначала Советский Союз, а затем Соединенные Штаты вывели свои войска с Корейского полуострова. Но к началу войны ситуация между двумя противоборствующими сторонами в Корее настолько накалилась, что достаточно было одного неосторожного выстрела, чтобы она началась в полную силу.

Так вероятно и произошло, и теперь уже не узнать, кто сделал этот выстрел первым. Сеул обвиняет в нападении КНДР, а Пхеньян – в агрессии Южную Корею. Сразу после начала конфликта северяне быстро овладели Сеулом и тогдашние южнокорейские власти во главе с Ли Сын Маном ушли далеко на юг, вынудив вмешаться в войну Соединенные Штаты, получившие разрешение в Совете Безопасности ООН без участия при этом СССР и Китая.

Противостояние было не только между двумя Кореями, но и между двумя идеями – коммунизмом и капитализмом. Советский Союз не стал открыто ввязываться в конфликт, но направил в КНДР своих военных советников и летчиков. Когда американцы под флагом ООН почти сравняли с землей Пхеньян и двинулись к границам с Китаем, в бой были брошены «китайские народные добровольцы». Америка на волне антикоммунизма воевала в целом против «красных», и эта война все больше подходила к тупику, грозя перерасти в мировую.

Так начались сложные переговоры о перемирии и возвращении военнопленных. Тогдашний южнокорейский президент Ли Сын Ман, надеявшийся править единой Кореей, негодовал. Он был против перемирия и в результате отказался подписывать соглашение о прекращении огня. Обошлись без него, а чтобы его амбиции не привели к попыткам осуществить их силой, США оставили свои войска на юге Корейского полуострова и взяли командование вооруженными силами в свои руки.

Южной Корее тогда было еще далеко до экономического бума, о котором все заговорили потом, когда как КНДР за счет щедрой помощи СССР и других соцстран отстраивалась быстро и в 60-е годы там ситуация была лучше, чем на юге. Военный режим в Сеуле поглощал американскую помощь как бездонная бочка, увязая в коррупции и стремлении подавлять малейшее инакомыслие, рассматривавшееся как «помощь врагу» — Северной Корее.

Военные правительства в Южной Корее сменяли друг друга через убийства и перевороты. В 90-е годы южнокорейских генералов сменили гражданские власти. Но даже они поначалу придерживались идеологии конфронтации с Пхеньяном, да и в КНДР сеульские власти по-прежнему рассматривались как «предатели» и «марионетки», даже когда делались попытки вести какие-то межкорейские переговоры.

Тем не менее, первые широкие обмены между Югом и Севером начались еще в 80-е годы по линии Красного креста. Впервые стали организовываться встречи между родственниками, оказавшимися по разные стороны от военно-демаркационной линии. Потом начались переговоры премьер-министров и в 1992 году между КНДР и Республикой Корея вступило в силу соглашение о примирении, ненападении, обменах и сотрудничестве, которое в принципе стало первым документом между властями двух корейских государств, сыгравшим ту же роль, что и соглашение о перемирии КНДР с США от 1953 года.

Примирения тогда так и не получилось, между Югом и Севером возникали периодически различные инциденты, а призывы КНДР заменить соглашение о перемирии договором о мире с США упорно отвергались.

Война в Ираке и насильственная смена режима Саддама Хусейна – события, которые окончательно убедили Пхеньян в том, что следующей целью американцев станет КНДР, и эта страна приступила к созданию собственного ядерного оружия. Дважды – в 2006 и 2009 годах в Северной Корее были проведены подземные ядерные испытания.

Тем временем в Южной Корее в 1998 году к власти пришло первое демократическое правительство во главе с бывшим лидером оппозиции Ким Дэ Чжуном, который провозгласил политику «солнечного тепла» в отношении КНДР. Его идеей было – добиться изменений в северокорейском государстве и приблизить объединение страны не силовым способом и не попытками развалить и поглотить Северную Корею, а массовыми обменами людьми, экономическими проектами, инвестициями, направленными на выравнивание уровней жизни в обеих частях Корейского полуострова.

Причем, весь этот курс не ставился в зависимость от ядерной проблемы, поскольку в условиях примирения Южной Корее нечего было опасаться. Пхеньян заверил, что ядерное оружие необходимо как гарантия от удара со стороны американцев.

Продолжателем политики «солнечного тепла» в Южной Корее стал и следующий президент Но Му Хён, при котором южнокорейское государство стало, по сути, ближайшим союзником КНДР. Между Югом и Севером были соединены железные дороги, предполагавшие их выход на Транссиб, проложены автомобильные шоссе. На северокорейской территории была открыта совместная экономическая зона, где заводы и фабрики открыли более 100 южнокорейских компаний.

Кульминацией политики «солнечного тепла» стало подписание межправительственных соглашений о дальнейших экономических связях и создании в Желтом море зоны мира и сотрудничества.

Дело в том, что морская граница к западу от полуострова была проведена в одностороннем порядке американскими военными после войны 1950-1953 годов и не признается Пхеньяном. В этом районе то и дело всегда происходили вооруженные инциденты, поскольку граница является спорной. Корейцы нашли выход из ситуации, объявив это район совместной зоной экономического сотрудничества.

Осуществить эти планы не удалось, так как в Сеуле с начала 2009 года произошла резкая смена политики после прихода к власти консерваторов во главе с нынешним президентом Ли Мён Баком. Он отказался от всех прежних договоренностей с КНДР до тех пор, пока Пхеньян не откажется от ядерного оружия. На Корейский полуостров мгновенно вернулась «холодная война», возобновилась вражда, следствием которой стали уже позабытые вооруженные инциденты в Желтом море.

В ноябре 2009 года в спорном районе моря был подбит северокорейский сторожевой корабль. В марте 2010 уничтожен южнокорейский корвет, и хотя Пхеньян отрицает причастность к этому случаю, в Сеуле при поддержке США и Японии обвинили в уничтожении корабля Северную Корею. Вдоль демилитаризованной зоны южане установили батареи громкоговорителей для ведения психологической войны против КНДР, начали переброску на воздушных шарах на Север пропагандистских листовок и дисков DVD.

Докопаться до истины насчет того, кто виноват в том или ином инциденте, в условиях ни войны, ни мира в Корее, при недоверии и враждебности вряд ли удастся, а исключить дальнейшие трагедии никто не сможет. Война в Корее, начавшаяся шесть десятилетий назад так и не окончена. Может ли она разразиться с новой силой? Вряд ли в Пхеньяне и Сеуле в этом кто-то заинтересован. Но где гарантия, что случайный выстрел или очередной инцидент не спровоцирует военные действия?