Mail.ruПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискСмотриComboВсе проекты
Источник: Фотоархив ИД «Коммерсантъ»

В понедельник правозащитный центр «Мемориал» и проект «ОВД-инфо» направили в Комитет министров Совета Европы меморандум о том, что российские власти крайне формально подошли к рекомендациям Европейского суда. По словам экспертов, ситуация с митингами в стране за последние годы только ухудшилась. Документ с примерами в поддержку этого тезиса занимает около 40 страниц. «Там указано очень много проблем, которые не исправлены и вновь и вновь возникают на практике», — пояснила «Ъ» юрист ПЦ «Мемориал» Марина Агальцова.

Напомним, в феврале 2017 года Европейский суд по правам человека вынес решение по 15 делам от 23 заявителей из России. Они жаловались на «неоправданные ограничения» акций в Москве, Санкт-Петербурге, Самаре и Ростове-на-Дону. Местные власти не разрешили их провести, несмотря на вовремя поданные уведомления. Когда заявители все же попытались выйти на мирные мероприятия, их разогнали и задержали организаторов и участников.

ЕСПЧ признал нарушения целого ряда статей Конвенции о правах человека и постановил выплатить заявителям в общей сложности более €173 тыс.

Кроме того, суд отметил: власти РФ не смогли в ходе процесса доказать, что «общий запрет на проведение публичных мероприятий в определенных местах отвечает пропорциональным законным целям обеспечения общественной безопасности и предотвращения беспорядков». Поэтому он рекомендовал России принять меры, гарантирующие гражданам право на свободу собраний, «которое являлось бы практическим и эффективным, а не теоретическим или иллюзорным».

Российское правительство пообещало прислушаться к этим советам, и в июне 2018 года пленум Верховного суда РФ принял необходимое постановление. В нем говорилось, что российским судам необходимо всякий раз оценивать законность и целесообразность вмешательства властей в право граждан на свободу собраний. «Мы направили свое мнение о том, что постановление по сути беззубое, далеко не достаточное и очень плохо работает», — рассказала «Ъ» госпожа Агальцова.

«Смягчающие» рекомендации ВС оказались, по сути, формальностью, а вот различные ужесточения законодательства, наоборот, тщательно выполняются, говорят эксперты. С момента выдачи рекомендаций ЕСПЧ российское правительство приняло новые законы, пересекающиеся с правом на свободу собраний. Например, в 2018 году в КоАП была добавлена ст. 20.2.3, которая установила ответственность для организаторов публичных мероприятий, если они не уведомляют об отмене акции или подают заявку, не собираясь на самом деле ее проводить.

Тогда правозащитники указывали, что власти пытаются лишить оппозицию возможности попытаться «застолбить» сразу несколько мест, чтобы получить хотя бы одно из них.

Кроме того, 28 декабря 2018 года президент России подписал закон об ответственности организаторов мероприятий за вовлечение несовершеннолетних в несогласованные акции. При этом понятие «вовлечения» крайне размыто.

В меморандуме указывается, что власти до сих пор отказывают протестующим в проведении мероприятий без надлежащего обоснования — нет даже критериев, каким оно должно быть.

Часто чиновники сообщают об отказе в последний момент, когда уже нет возможности его обжаловать. А суды, несмотря на постановление ВС, на практике формально подходят к рассмотрению ситуации: «Из 179 жалоб организаторов на отказы в проведении акций Мосгорсуд удовлетворил только пять». Также авторы письма отмечают, что задержания на мероприятиях должны применяться в исключительных случаях, однако «участников акций продолжают незаконно задерживать». «После протестов летом 2019 года, по данным “ОВД-инфо”, более 2,7 тыс. человек были задержаны, и около 2,3 тыс. человек были подвергнуты административному наказанию. “Мемориал” направил в ЕСПЧ около 400 жалоб по задержаниям», — приводится пример в документе.

Марина Агальцова рассказала «Ъ», что Комитет министров Совета Европы анализирует, как государства исполняют рекомендации ЕСПЧ, особенно когда речь идет о рекомендациях ввести «общие меры, например, по изменению законодательства или регламентированию деятельности правоохранительных органов, обучение прокуроров или следователей».

На заседаниях комитета представители государства отчитываются о принятых по рекомендации ЕСПЧ мерах, а НКО и заявители выступают в качестве второй стороны, направляя свой анализ ситуации.

Авторы меморандума перечислили меры, которые Комитет министров должен потребовать от российских властей. Прежде всего установить четкие критерии отказа в проведении публичного мероприятия — с обязательным указанием причин. При этом необходимо закрепить разумные сроки «для дальнейшего общения между организаторами и властями, исходя из даты уведомления и первого ответа».

Если власти предложат альтернативные место и время для акции, то они «должны соответствовать цели и значению события».

«Если целью мероприятия является привлечение внимания граждан к конкретной проблеме, альтернативное место не должно находиться за пределами центра города, а время не должно быть назначено на раннее утро», — говорится в меморандуме.

Также авторы документа предлагают добавить в КоАП положение о личной юридической ответственности должностных лиц, подписывающих отказы в проведении мероприятии или предлагающих альтернативы ему.

Их предлагается штрафовать, если решения не были обоснованы или приняты «в нарушение требований соразмерности».

Правозащитники просят Комитет министров рекомендовать российским властям и судам «проявлять терпимость по отношению к несогласованным, но мирным собраниям, особенно к малочисленным». Они считают необходимым отменить уголовную ответственность за «неоднократные нарушения законодательства о публичных мероприятиях» (ст. 212.1 УК РФ, известная как «дадинская статья»). А также предусмотреть в законодательстве, что «спонтанные мероприятия и мероприятия с небольшим количеством участников могут проводиться без предварительного уведомления властей».

Авторы меморандума отмечают также необходимость «прекратить практику цензуры баннеров и плакатов, используемых во время публичных мероприятий».

Они говорят о важности проведения реальных расследований в отношении сотрудников полиции, «которые злоупотребляли своими полномочиями во время содержания под стражей участников публичных собраний, включая случаи травм, захвата имущества (особенно мобильных телефонов) и совершения процессуальных нарушений (таких как препятствование деятельности адвокатов)».

«Мы просим Комитет министров держать ситуацию под усиленным контролем, — говорится в обращении.— Учитывая важность этого вопроса для участия общественности в демократической жизни в России и отсутствие прогресса на сегодняшний день, мы также просим, чтобы комитет проанализировал ситуацию до конца 2020 года».

Глава правозащитного проекта «Апология протеста» Алексей Глухов в беседе с «Ъ» отметил, что решение ЕСПЧ стало пилотным кейсом и установило ряд системных проблем с реализацией права на свободу собраний в России. Он подтвердил, что даже после постановления пленума ВС привлечение граждан по ст. 20.2 КоАП (нарушение правил проведения массовой акции) не уменьшилось. «Силовики вместо части 5 этой статьи — непосредственно нарушение правил участия — стали применять часть 6.1, где говорится о создании помех объектам жизнеобеспечения и транспорта, — сказал он.— Эту практику наглядно демонстрируют протесты 2019 года в Москве в поддержку незарегистрированных кандидатов в Мосгордуму».

«То есть силовики подстроились в части применения КоАП, а суды при рассмотрении претензий об отказах в согласовании акций продолжают штамповать однотипные решения, делая судебную защиту неэффективной в спорах с властью о месте и времени проведения акции, — резюмировал он.— Несмотря на позицию ЕСПЧ, у нас продолжают отправлять активистов из центра города на альтернативную площадку в лес. А там протестовать смысла нет».

Напомним, что в январе на встрече с рабочей группой по подготовке поправок к Конституции президент Владимир Путин заявил, что Россия исполняет все решения ЕСПЧ. «Я согласен в том, что у кого-то всегда возникает соблазн поуправлять Россией со стороны, — сказал он.— Иногда и тот же Европейский суд — а мы исполняем все его решения, — к сожалению, принимает явно неправовые решения. Вот что неприемлемо. Но, кстати говоря, мы и в этом случае исполняем, как это ни покажется странным».

Как тогда выяснил «Ъ», эти утверждения расходятся с практикой. Институт права и публичной политики (ИППП) предоставил «Ъ» исследование о том, как исполняются в России постановления ЕСПЧ. С 1998 года Европейский суд вынес 2790 постановлений против России, в которых признал минимум 5565 нарушений Конвенции о защите прав человека (обычно в одном деле говорится о нескольких нарушениях). Самое частое — нарушение «права на справедливое и публичное разбирательство дела в разумный срок независимым и беспристрастным судом» (1161 решение).

На втором месте — нарушение «запрета пыток, бесчеловечного обращения и иного унижающего достоинство обращения или наказания» (1079), на третьем — нарушения «права на личную свободу и неприкосновенность граждан в связи с задержанием и заключением под стражу» (1031 случай). Кроме того, ЕСПЧ признал 629 нарушений прав россиян на уважение собственности и 614 — права на жизнь. На 17 декабря 2019 года (самые свежие данные) минимум 1683 постановления ЕСПЧ против России «ожидают исполнения». Это примерно 62% всех вынесенных постановлений, и часть из них никогда не будет исполнена Россией, считают автора исследования.

Валерия Мишина, Мария Старикова, Александр Черных

Протестующие закидывают ОМОН камнями и бутылками на митинге против режима самоизоляции
Во время загрузки произошла ошибка.
21 апреля© Ньюстюб
Подпишитесь на нас
Подпишись на Новости Mail.ru