Mail.ruПочтаМой МирОдноклассникиВКонтактеИгрыЗнакомстваНовостиПоискОблакоComboВсе проекты
День в истории: 24 февраляПервый выход передачи «Очевидное — невероятное», Гоголь сжег второй том «Мертвых душ», родился Стив Джобс и другие события этого дня в истории
COVID-19: новые случаи за 90 дней
США
Цифры на графике предоставлены порталом стопкоронавирус.рф и могут отличаться от данных региональных источников

Расскажите, пожалуйста, что было в приоритете, когда эти решения принимались?

Андрей Назаров: Действительно, пандемия всех нас проверила на прочность. Пришлось делать то, что раньше казалось невозможным. Например, всего за два месяца спроектировать, построить, оснастить и запустить современные медицинские учреждения. Я говорю об инфекционных госпиталях под Уфой и в Стерлитамаке, которые мы сдали: первый — весной, второй — осенью.

Важнейшей задачей для правительства стало не только решение оперативных задач- сверхбыстрого строительства больниц, организации производств медицинских масок или помощи бизнесу. Мы старались удержать в фокусе внимания в том числе и наши стратегические планы. Очень не хотелось, чтобы они «расползлись» под напором обстоятельств.

Конечно, удалось далеко не все: были и ошибки, и упущения. Но базовые позиции мы все-таки сохранили. Во-первых, не свернули ни одной социальной программы, во-вторых- «подставили плечо» бизнесу. На его поддержку правительство потратило порядка 30 миллиардов рублей.

Пандемия заставила действовать быстро и послужила катализатором в деле борьбы с бюрократией.

В целом работы, конечно, было море. Пришлось адаптировать к условиям ограничительных мер целые отрасли — от здравоохранения и промышленности до потребительского рынка и услуг. Знаете, когда мы этим занимались, я в редкие свободные минуты — в машине по дороге или дома перед сном — вдохновлялся чтением воспоминаний участников процесса эвакуации отечественной промышленности на Восток в 1941 году. Это ведь беспримерный подвиг был: целую индустриальную страну вывезли. Читал, и легче становилось.

А какие конкретно меры поддержки получил бизнес?

Андрей Назаров: В первые же дни мы провели оценку вероятных сдвигов в экономике и определили отрасли, которые оказались под ударом. Затем утвердили два пакета мер по их поддержке. В частности, дали дополнительные налоговые преференции по имуществу, упрощенной системе налогообложения и единому вмененному доходу. Освободили малый и средний бизнес от уплаты арендных платежей по государственному и муниципальному имуществу. В итоге численность занятых в сфере малого и среднего предпринимательства не сократилась, а показала рост почти на процент.

Инвесторам также была оказана всесторонняя государственная поддержка. Ввели субсидирование затрат на строительство инженерной инфраструктуры. Поскольку внешнеэкономическая ситуация нестабильна, бизнесу субсидируется процентная ставка по кредитам и компенсируется курсовая разница при приобретении импортного оборудования. В результате объем капитальных вложений у нас увеличивается. Инвестиционный портфель региона включает более тысячи проектов на общую сумму 1,2 триллиона рублей с горизонтом реализации до 2035 года.

В этом году Башкортостан вошел в десятку лидеров Национального инвестиционного рейтинга, организованным Агентством стратегических инициатив, регион поднялся с 16 на 9 место. Андрей Геннадьевич, расскажите, за счет чего это удалось?

Андрей Назаров: Главное — удалось минимизировать количество бюрократических препон на этапах регистрации, выдачи различных разрешений и в прочих ситуациях, когда предприниматель вынужден контактировать с чиновниками. Снижение административных барьеров — как раз то, чем мы занимаемся с первого дня.

Рейтинг хорош тем, что он фиксирует не только успехи, но и неудачи. Например, видно, что в части лицензирования в сфере медицины и пассажирских перевозок мы поработали совсем не так хорошо, как могли бы. Понимаем, над чем нужно работать в следующем году. А вообще, мы ставим перед собой задачу войти в пятерку субъектов-лидеров этого рейтинга. Для чего сейчас разрабатывается такой инструмент работы с инвесторами, как «магазин готовых решений». Будем предлагать предпринимателям уже проработанный и сформированный бизнес-план. Это полностью «упакованный» проект со всеми документами, подобранными площадками под производство и подведенными к ним инженерными сетями. Инвестор еще только начал присматриваться к региону, а у нас уже есть, что ему предложить. Мы фактически действуем на опережение.

Стратегическая цель — за пять лет создать в Башкортостане более 1000 успешных инвестиционных проектов. Задача, конечно, очень амбициозная, особенно с учетом нынешних коронавирусных реалий, но все-таки выполнимая.

В этом, кстати, нам поможет муниципальный стандарт, который разработан в регионе. Он позволит создать для предпринимателей и инвесторов самые комфортные условия.

Любой кризис несет с собой не только проблемы, но и новые возможности. И если правильно ими воспользоваться, подготовить мощный старт, мобилизоваться, то выйти из кризиса можно не с минусами, а с большими плюсами. И то, что мы поднялись в инвестиционном рейтинге за год с 16 на 9 место — тому подтверждение.

Ключевой вопрос

Какие уроки, на ваш взгляд, преподала нам пандемия, какие узкие места обозначила?

Андрей Назаров: Я не буду сейчас перечислять проблемы, с которыми мы столкнулись в самом начале событий, и о которых уже сто раз говорилось: нехватка мест в больницах, респираторов, защитных костюмов и так далее. Со всем этим мы, к счастью, справились. Лучше расскажу о главном уроке, который правительство, собственно говоря, и должно было извлечь из всего происходящего.

Он заключается в том, что механизмы госрегулирования, которые мы применяем, — не идеальны и нуждаются в улучшениях. В этом смысле, как говорится, «не было бы счастья, да несчастье помогло». В обычных условиях на многие привычные вещи ты не обращаешь внимания, у тебя все идет понятным, давно заведенным порядком и кажется, что так и должно быть. И только оказавшись в стрессовой ситуации, когда старый и давно знакомый мир вдруг рушится, ты начинаешь смотреть на ситуацию по-настоящему критично. Тогда вдруг и появляются в голове варианты изменения привычных алгоритмов.

Пандемия заставила нас действовать быстро и послужила своего рода катализатором в деле борьбы с бюрократией. Во время строительства инфекционных госпиталей в Зубово и Стерлитамаке мы уменьшили время, отводимое на принятие решений: на стройке — до трех часов, в правительстве — до трех дней. Хотя раньше на решение того или иного вопроса уходили недели, а то и месяцы. Мы выстроили работу так, чтобы все процессы велись не один за другим, поочередно, а параллельно.

Разработка проекта, заказ стройматериалов, медицинского оборудования, подготовка площадки, строительство, оформление документов, набор персонала и обучение, — работа по этим направлениям шла одновременно. В общем, таких изменений привычного режима работы было очень много, устанешь рассказывать. Собственно, все это и позволило построить два современных медицинских центра в рекордные сроки. Самое главное здесь — опыт такой ударной работы можно распространить на другие сферы. Собственно, мы этим уже занимаемся. Повышать эффективность госрегулирования надо повсеместно — не только в строительстве и здравоохранении, но и в других отраслях. Именно эту задачу- повышение эффективности работы госаппарата я и считаю для себя сейчас ключевой.

Есть и другие уроки пандемии. С ними еще предстоит разбираться. Вот сейчас мы вдруг выяснили, что люди вполне могут работать на дому. Провели соцопрос и увидели: более тридцати процентов наших граждан и после пандемии хотели бы продолжать трудиться дистанционно. Окончательно говорить о том, как это будет выглядеть, пока рано, но очевидно, что все это может кардинально поменять рынок труда и занятости.

Мы увидели настоящие возможности интернета. Убедились, что в сети — не только новости и развлечения. Нет, это инструмент, который позволяет работать, учиться, совершать покупки и общаться, не выходя из дома. И сейчас мы разработали специальную программу. Уже в следующем году проводной интернет появится в 262 населенных пунктах — там, где его до сих пор не было. Около ста тысяч человек получат доступ к высокоскоростной интернет-связи, современному телевидению и телефонии. В ближайшие годы мы полностью закроем потребность в качественном интернете в каждом селе и деревне — неважно, насколько они удалены от центра.

Этот материал опубликован более суток назад. Поэтому данные, приведенные в нем, могут устареть и не совпадать с текущими.
Подпишитесь на нас