Mail.ruПочтаМой МирОдноклассникиВКонтактеИгрыЗнакомстваНовостиПоискОблакоComboВсе проекты
Источник: AP 2021

На пресс-конференции, куда пустили только американскую прессу (и которая оказалась вдвое короче предшествовавшей ей пресс-конференции Путина), Байден рассказал о своих предложениях по кибербезопасности и сообщил, что стороны договорились запустить диалог по стратегической стабильности.

ТАСС собрал главное из того, что говорил президент США.

Оценка встречи

«Я должен сказать, что тон всей нашей встречи <…> был хорошим, позитивным».

Угроз не было, были просто утверждения: если ты сделаешь то, я сделаю это.
Джо Байден
президент США

«Я знаю, что вокруг этой встречи было много ажиотажа, но для меня она довольно прямолинейна, эта встреча»: она состоялась, потому что «нет замены диалогу между лидерами лицом к лицу».

Об отношениях с Россией

«Мы с президентом Путиным несем уникальную ответственность за то, чтобы выстраивать отношения между двумя сильными и гордыми странами. И эти отношения должны быть стабильными и предсказуемыми».

«Я сказал президенту Путину, что нам нужны базовые правила игры». «Мы должны иметь возможность сотрудничать там, где это отвечает нашим общим интересам. А что касается тех сфер, где у нас есть разногласия, то я хотел, чтобы президент Путин понимал, почему я говорю то, что я говорю, и делаю то, что делаю, и как я буду отвечать на конкретные виды действий, которые вредят американским интересам».

«Появились подлинные перспективы для того, чтобы мы значительно улучшили отношения между нашими двумя странами, не поступившись при этом ничем основанным на наших принципах и ценностях».

Об американской повестке

«Я заявил президенту Путину, что моя повестка дня не против России или против кого-либо еще. Повестка дня для американских граждан — борьба с пандемией коронавируса, восстановление нашей экономики, восстановление отношений по всему миру с нашими союзниками и друзьями, защита наших граждан».

О стратегической стабильности

«Мы детально обсудили шаги, которые наши страны должны принять в сфере контроля за вооружениями и сокращения риска возникновения конфликтов. Я рад сообщить, что мы договорились о запуске двустороннего диалога по стратегической стабильности».

О кибербезопасности

США предложили оградить от кибератак «определенные объекты важнейшей инфраструктуры», в том числе энергетической, они представили перечень из 16 таких секторов. Ни о каком «военном ответе» на кибератаки речи не шло.

Стороны договорились поручить экспертам определить неприемлемые виды кибератак и рассмотреть конкретные случаи.

О холодной войне

«Я не думаю, что он [Путин] стремится к холодной войне с Соединенными Штатами». Сам Байден на переговорах заявил, что новая холодная война «очевидным образом не в интересах ни одной из сторон».

О торговле

«У меня нет никаких проблем с ведением бизнеса с Россией, пока они занимаются этим на основании международных норм. В наших интересах, чтобы российский народ преуспевал в экономическом плане».

О правах человека

«Я сказал ему, что американский народ никогда не будет доверять президенту, если тот не защищает демократические ценности и универсальные свободы всех людей. Это часть ДНК нашей страны. Так что я сказал, что права человека всегда будут “на столе”». «Дело не в том, чтобы преследовать Россию за нарушение прав человека, а в том, кто мы есть».

Об Арктике

Лидеры обсудили, как сделать так, «чтобы Арктика оставалась регионом, где идет сотрудничество, а не конфликт».

Об Украине

«Я подтвердил непоколебимую приверженность США поддержке суверенитета и территориальной целостности Украины. Мы договорились заниматься дипломатией для выполнения минских соглашений».

О Навальном

«Я ясно дал понять, что считаю, что последствия (возможной смерти Алексея Навального в местах лишения свободы — прим. ТАСС) будут катастрофическими для России».

О Белоруссии

«Я поделился нашими озабоченностями насчет Белоруссии. Он не стал не соглашаться с тем, что случилось, а сказал, что дело в том, что теперь с этим делать».

Об Афганистане, Иране и Сирии

«Он [Путин] указал, что готов, цитирую, помочь по Афганистану — я не буду сейчас вдаваться в подробности — и помочь по Ирану». Последнее касается, в частности, того, чтобы Иран «не получил ядерное оружие».

Лидеры также обсудили «настоятельную необходимость сохранения и возобновления гуманитарных коридоров в Сирии».

Через полгода после саммита

Байден рассказал, что поднял на встрече вопрос о делах «двух неправомерно осужденных граждан США — Пола Уилана и Тревора Рида», не уточнив при этом, какие именно договоренности были достигнуты. После чего он отметил: «Мы узнаем в течение следующих 6−12 месяцев, есть ли у нас подлинный диалог по стратегической стабильности, сделали ли мы все в вопросе освобождения заключенных, узнаем, есть ли договоренности по кибербезопасности, которые помогут наведению порядка». Появились ли у саммита какие-то результаты в принципе, можно будет сказать через три-шесть месяцев.

Во время загрузки произошла ошибка.
Подпишитесь на нас