Mail.ruПочтаМой МирОдноклассникиВКонтактеИгрыЗнакомстваНовостиПоискОблакоComboВсе проекты
Талибы в Хайратоне

Корреспондент Би-би-си Секундер Кермани вернулся на север Афганистана и рассказывает, как изменилась жизнь простых людей через четыре недели после захвата власти.

На узбекско-афганской границе товарный поезд пересекает мост через Амударью и въезжает в новоявленный Исламский эмират. Черно-белый флаг «Талибана» колышется на ветру рядом с узбекским.

Части местных жителей новая жизнь под талибами нравится, другим — привыкнуть сложно.

Водитель грузовика с пшеницей говорит, что раньше ему постоянно приходилось платить взяточникам-полицейским на блокпостах.

«Теперь не то, — радуется он. — Я могу доехать до самого Кабула, не отдав ни афгани».

При этом в стране нарастает экономический кризис и возник острый дефицит наличных денег.

Один предприниматель рассказал нам, что внешняя торговля обвалилась, поскольку афганским импортерам нечем платить за товары.

Начальник таможни в порту Хайратон Маулви Сайед говорит, что «Талибан» снижает ввозные пошлины и стремится вновь заполучить в страну богатых торговцев. «Люди получат работу, а бизнесмены — воздаяние в будущей жизни», — заметил он.

Примерно в часе езды расположен Мазари-Шариф, четвертый по величине город Афганистана. Внешне все в нем выглядит нормально, хотя многие страдают от бедности.

Направляюсь к искусно выложенной изразцами Голубой мечети, культурному сердцу Мазари-Шарифа. Последний раз я был здесь в августе незадолго до прихода талибов. Тогда вокруг мечети кишели молодые люди обоих полов, позирующие для селфи.

Сейчас талибы установили время для посещения: женщинам с утра, мужчинам остальную часть дня. Мы пришли в «женский час». Гуляющих вокруг мечети афганок довольно много, но значительно меньше, чем прежде. «Все в порядке, просто людям, наверно, требуется время, чтобы свыкнуться с новой властью», — уклончиво отвечает одна из них.

Я встретился с лидером местных талибов Хаджем Хекматом. «Возможно, вы несете с собой безопасность, но ваши критики говорят, что вы убиваете культуру», — говорю я ему.

«Нет, — уверенно отвечает он. — Мы не уничтожаем нашу культуру, а возрождаем ее. Последние 20 лет мы находились под влиянием Запада. Последние 40 лет разные зарубежные силы передавали друг другу контроль над страной. Мы во многом утратили наши традиции и ценности».

В соответствии с его трактовкой ислама, мужчины и женщины не должны смешиваться.

Хаджи Хекмат: «Западное влияние существовало здесь в течение последних 20 лет. Мы возвращаем нашу культуру к жизни»

Хадж Хекмат, кажется, искренне считает, что народ на стороне талибов. Но одна посетительница прошептала на ухо моей коллеге, так, чтобы Хекмат не слышал: «Они — плохие люди».

Талибское прочтение ислама отвечает взглядам консервативных сельских жителей. Но в городах многие испытывают к ним большое недоверие.

Хадж Хекмат объясняет это годами «пропаганды», но память о взрывах и убийствах, совершавшихся в городах талибами, надо полагать, тоже играет свою роль.

Покидая Голубую мечеть, мы увидели большую возбужденную толпу на главной улице. Там были выставлены на обозрение четыре трупа с пулевыми ранениями. На груди одного из них лежал лист бумаги с надписью от руки, что это похитители людей, и всех преступников ждет такая же кара.

Несмотря на тяжелый запах, исходивший от мертвых тел на жарком солнце, люди в толпе фотографировали расстрелянных, и толкались за лучшие места.

Преступность давно является проблемой в афганских городах, и даже те, кто в целом недоволен талибами, одобряют их энергичную борьбу с ней. «Если они действительно похищали людей, то все правильно. Другим будет урок!» — сказал нам один из зевак.

На улицах по-прежнему торгуют мелкие торговцы

Но многие горожане безопасности не ощущают. «Каждый раз, когда я выхожу из дома и вижу талибов, меня дрожь берет», — говорит студентка юридического факультета Фарзана.

Частные университеты, в одном из которых учится Фарзана, работают, но государственные вузы временно закрыты. Талибы потребовали, чтобы студентов и студенток в аудитории разделяла занавеска.

Для Фарзаны это не самое страшное. Она боится другого: что при талибах у женщин возникнут большие проблемы с работой.

Талибы это отрицают, но одновременно рекомендуют женщинам, за исключением учителей и медиков, сидеть по домам для их же безопасности.

Студентов и студенток в университетах разделяет занавеска

«Пока что у меня руки опускаются. Но я очень стараюсь не терять веры в будущее», — говорит нам Фарзана.

Во время своего предыдущего правления (1996−2001) талибы установили намного более жесткие ограничения, чем теперь. К примеру, женщинам ни при каких обстоятельствах не дозволялось выходить из дома без сопроводителя-мужчины. Горожане опасаются, что через какое-то время эти порядки вернутся.

Хадж Хекмат признает, что хотя талибы уверенно контролируют Афганистан, им еще предстоит завоевать умы и сердца многих соотечественников. «Отвоевать страну трудно, но установить и поддерживать в ней закон еще труднее», — говорит он.

Секундер Кермани, Би-би-си, Афганистан

BBC В данном материале на законных основаниях могут быть размещены дополнительные визуальные элементы. "BBC News Русская служба" не несет ответственности за их содержимое.
Следите за развитием темы Ситуация в Афганистане
Подпишитесь на нас