Сторонники Трампа перед Капитолием 6 января 2021 | Источник: GETTY IMAGES

В январе прошлого года часть американцев отмечала приход к власти Джо Байдена и радовалась, что избавилась от «агента российских спецслужб» в Белом доме; другая — опасалась, что «мировая закулиса» лишила законно избранного президента победы.

Сами события 6 января за прошедший год стали трактоваться совершенно по-разному. Одни увидели в них попытку государственного переворота со стороны Трампа, его аналог поджога Рейхстага нацистами в 1933 году, и угрозу страшнее, чем теракты 11 сентября; другие — рядовой эпизод насилия и провал службы безопасности.

Инаугурация Байдена, на первый взгляд, разрядила накал страстей: толпы с тех пор не штурмовали конгресс, спецслужбы не подозревали президента в госизмене, гневные твиты из Белого дома перестали определять новостную повестку.

Но противоречия остались — и расползлись по всей стране, проявляя себя в десятках ежедневных вещей и в самых неожиданных местах. Уличные столкновения, в основном, остались в 2020-м, но сценой политических баталий стали школы, спортивные залы, кухни, городские и окружные советы, где американцы спорят об образовании, абортах, религии, наркотиках, расизме, миграции и огнестрельном оружии.

Штурм Капитолия: новое 11 сентября или рядовой инцидент?

«Шаман QAnon» признал вину и получил 3 года и 5 месяцев тюрьмы | Источник: GETTY IMAGES

6 января 2021 обе палаты конгресса собрались в здании Капитолия, чтобы официально утвердить результаты президентских выборов. Параллельно, тысячи сторонников Трампа со всей страны собрались у Белого дома.

Выступая перед своими фанатами, Трамп заявил, что у него украли победу на выборах, и призвал их к борьбе. Затем толпа — частично вооруженная — двинулась к Капитолию и ворвалась в здание, устроив столкновения с правоохранителями.

В тот день умерли 5 человек — один полицейский и четверо сторонников Трампа; лишь одну смерть судмедэксперты прямо связали с насилием — 35-летняя женщина была убита полицейской пулей. Сотни были ранены с обеих сторон. Ущерб зданию Капитолия составил 1,5 млн долларов.

Детали событий того дня стали предметом расследований: официального — Минюста США при участии ФБР, парламентского — комиссии в конгрессе, и десятков журналистских.

Официальное следствие привело к арестам 725 человек со всех концов страны; из них 70 уже были приговорены к разным наказаниям, от 5 лет тюремного заключения до условного срока.

К разочарованию тех, кто видел в штурме Капитолия попытку мятежа и захвата власти со стороны Трампа, среди обвиняемых нет ни экс-президента, ни его соратников; более того, среди обвинений нет статей о свержении конституционного строя, бунте и подстрекательстве к нему или внутреннем терроризме.

Все аресты и приговоры касаются конкретных правонарушений: от насилия в отношении представителей власти до проникновения на территорию федеральных объектов и ущерба госимуществу. Источники в ФБР говорили журналистам, что не нашли следов заговора за этими событиями.

Этим недовольны те, кто видят в событиях бунт Трампа и трампистов. Washington Post и New York Times публиковали открытые письма профессоров Гарвардского и Йельского университета с призывом к генпрокурору США привлечь к ответственности не только «пехотинцев», но и зачинщиков того, что они считают сорвавшимся мятежом.

В совершенно другом ключе проходит расследование в конгрессе. Его ведет комиссия, в которую вошли лишь двое республиканцев; она выражает взгляды демократической партии.

Эта комиссия расследует именно роль экс-президента и его окружения — и пытается найти доказательства подготовки мятежа или переворота. Она разослала повестки бывшим советникам Трампа и чиновникам его администрации, и в прессе регулярно появляются инсайды о том, когда очередь дойдет до самого экс-президента.

Председатель комиссии конгрессмен Бенни Томпсон заявил на ее первом заседании, что бунтовщики были близки к свержению конституционного строя.

Такую трактовку событий разделяют многие либеральные публицисты. Для них, штурм Капитолия стал страшной угрозой для американской республики, ее свободных выборов и ее будущего.

«6 января — не в прошлом; оно — каждый день», — пишет отдел мнений New York Times в заметке к годовщине событий.

Полицейский Акуилино Гоннел до сих пор залечивает раны, полученные 6 января | Источник: GETTY IMAGES

«Как террористы 11 сентября хотели разрушить американскую демократию в 2001 году, точно так же и террористы 6 января хотят разрушить нашу демократию, даже если они притворяются ее защитниками», — считает колумнист крупнейшей американской газеты USA Today.

Фрэнсис Фукуяма, провозгласивший в 1989 году конец истории, увидел в штурме Капитолия угрозу для позиции США на международной арене — и их подарок для России и Китая в их борьбе с либеральной демократией.

Большинство республиканцев не согласны с такой оценкой. Лидеры оппозиции в конгрессе выступили против расследования тех событий, а рядовые члены предложили альтернативное объяснение им.

Конгрессмен Эндрю Клайд сравнил толпу, штурмовавшую Капитолий, с обычной экскурсией для граждан. Его коллега, конгрессвумен Элиз Стефаник, обвинила в случившемся насилии лидеров Демократической партии — по ее мнению, они несут ответственность за безопасность в парламенте, так как имеют в нем большинство.

Другой линией защиты со стороны влиятельных сторонников стала теория заговора. Ведущие Fox News и целый ряд республиканских конгрессменов заявили, что Капитолий якобы штурмовали — или по крайне мере провоцировали толпу — леворадикалы из «антифа» и движения Black Lives Matter. За повторение этой версии — противоречащей фактам — лишился работы бывший советник президента России Андрей Илларионов, служивший старшим научным сотрудником в вашингтонском Институте Катона.

Попытки переложить ответственность с Трампа на его оппонентов вызвали критику даже консервативного отдела мнений издания Wall Street Journal.

«Это был позорный бунт, и он — пятно на президентском сроке Трампа. Защита его слов и действий в тот день не принесет обществу ни малейшей пользы», — писали они.

Но консервативные публицисты точно также считают ложью и нарратив демократов о попытка госпереворота: «У бунтовщиков не было очевидного лидера и внятного плана. Даже если бы у них получилось украсть или уничтожить официальные сертификаты коллегии выборщиков, неужели демократы думают, что какой-то придурок в меховой шапке с раскрашенным лицом мог бы просто объявить выборы несостоявшимися?».

Трамп при всем желании не мог совершить переворот, потому что все американские институции — медиа, корпорации, университеты, гражданская и военная бюрократия — находятся под контролем людей либеральных, левых и прогрессивных взглядов, пишет другой консервативный автор.

Вакцины, маски, уроки расизма и гендер

Протест против нового ограничения абортов в Техасе | Источник: GETTY IMAGES

Штурм Капитолия шокировал Америку, но напрямую не затронул жизни обычных людей. Но глубочайшая поляризация и разделение страны по партийным и идеологическим линиям проявляется не только в Вашингтоне — она проникла даже в маленькие городки и жизни их обывателей.

Пандемия стала частью политики. Демократы стали партией масок, локдаунов и обязательной вакцинации, республиканцы — борцами с ними. Уже в день своей инаугурации Байден издал указ об обязательном ношении масок в общественном транспорте по всей стране.

Но полномочия федерального правительства ограничены, и решения на уровне штатов и городов принимают местные власти. И обсуждения этих мер, и сами решения вызвали бесконечные конфликты и споры по всей стране. Они возникали в супермаркетах, аэропортах и Сенате США. Многие из них стали мемами; другие закончились драками, поножовщиной и тюремными сроками для участников.

Не менее ожесточенные споры развернулись вокруг прививок. После своего избрания Байден обещал не делать обязательной вакцинацию от коронавируса и действовать методом убеждения. Однако к осени стало очевидно, что значительное число американцев не собирается вакцинироваться, и Белый дом перешел к принудительным мерам.

Обязательная вакцинация была введена сначала для федерального правительства и военных, а также подрядчиков и поставщиков, работающих с ними. Затем министерство труда США распространило ее и на частные компании со штатом больше 100 человек.

Многие республиканцы посчитали эти меры противоречащими Конституции, и консервативные штаты попытались оспорить их в суде. Дело дошло до Верховного суда, и уже 7 января указ может быть заморожен или оставлен в силе.

В январе уже этого года твит с неверной информацией о вакцинах привел к блокировке аккаунта в «Твиттере» Марджори Тейлор-Грин, конгрессвумен от Техаса. Он стал ее пятым нарушением правил соцсети, которое карается полным баном.

Этот шаг «Твиттера» вызвал критику со стороны не только республиканцев, но и части тех, кто не симпатизирует Тейлор-Грин и ее антивакс-позиции. Их беспокоит власть технологических корпораций, которые могут лишить платформы избранного члена конгресса — так же, как год назад ее лишили Трампа, еще исполнявшего обязанности президента. Его блокировку тогда критиковали лидеры Франции и Германии.

Так же в Верховном суде в ближайшие месяцы может решиться судьба права на аборты, которое может быть или упразднено, или де-факто обойдено через законы на уровне штатах. За последний год противники этого права добились неожиданных успехов; сторонники ответили митингами во всех 50 штатах — и на их стороне министерство юстиции и президент Байден.

Если об абортах американцы спорят в судах и на улицах последние 50 лет, то отличительной чертой 2021 года стали баталии в школьных советах, ставшие эхом как пандемии, так и движения Black Lives Matter.

Борцы против расизма призывают не только к полицейской реформе, но и к новому взгляду на американское общество как пронизанное структурным расизмом и построенное на принципе превосходства белых европейцев.

Разделяющие эти взгляды чиновники, учителя и родители стали привносить их в образование. Созданный журналистами New York Times «Проект 1619», который предлагает переосмыслить историю США через призму рабства, был переработан в школьный курс и методички для педагогов. Пулитцеровский центр, поддержавший проект, сообщил, что его материалы использовали как минимум 4,5 тыс. учителей по стране.

Эти попытки вызвали возмущение не только консерваторов, но и множества граждан умеренных взглядов, в том числе голосовавших за Байдена. Так было, например, в штате Вирджиния, где губернатором был избран республиканец, обещавший запретить преподавание «критической расовой теории». Республиканцы в ряде консервативных штатов пытались запретить преподавание «проекта 1619».

Два ожесточенных спора — о мерах борьбы с пандемией и о школьных программах — вместе сделали борьбу за места в школьные советы едва ли не самым конкурентным демократическим процессом в стране.

За 2021 год родители в разных частях Америки попытались добиться отзыва и новых выборов 233 членов школьных советов — в несколько раз больше, чем в предшествующие годы.

Часто недовольство родителей выражается в оскорблениях и даже серьезных угрозах, число которых резко выросло, по данным Минюста США. За родительскими спорами пришлось наблюдать федеральным прокурорам и ФБР.

Другой непрекращающийся спор — о правах спортсменов-трансгендеров. В день инаугурации Байден издал указ, который требует от всех школ, которые получают федеральные средства, принимать биологических мальчиков, которые идентифицируют себя как девочки, в женские спортивные команды.

Республиканские штаты, наоборот, уже несколько лет пытаются жестко связать биологический пол и участие в любительском спорте. Это противостояние — часть более широкого спора о правах трансгендеров.

Но в спорте он встает особенно остро, поскольку спорт предполагает честную конкуренцию, и оппоненты трансгендеров считают их включение нарушающим ее. В штате Коннектикут, например, консервативная христианская организация подала жалобу от лица 300 спортсменов-школьников с требованием запретить участие транс-девочек в женском спорте. Представители организации утверждают, что двое транс-атлетов выиграли на двоих 15 чемпионских титулов в беге.

Большой крестовый поход за индейцев и против

Гилфорд в Коннектикуте — тихий городок, куда переезжают ради хороших школ | Источник: GETTY IMAGES

Репортаж Buzzfeed из городка Гилфорд, штат Коннектикут, с населением в 22 тыс. человек, рассказывает о том, как все эти противоречия сталкиваются на деле. Протесты, вспыхнувшие по всей Америке после убийства Джорджа Флойда, заставили многих американцев задуматься о проблеме расизма. Среди них был 28-летняя Кара Фикриг, аспирант отделения орнитологии в Корнеллском университете.

Кара инициировала открытое письмо в совет по образованию Гилфорда, которое написали другие выпускники городской старшей школы. Они призывали пересмотреть учебные программы, но начать с отказа от «расистской», как он считали, школьной эмблемы — «Индейцы». Она служила неформальным названием спортивных команд школы.

Совет получал множество подобных писем, и они произвели свой эффект. Эмблемы школы изменили на медведя-гриззли. Кроме того, была учреждена позиция советника по равенству, с которым ученики и родители могут обсудить дискриминацию, и ряд других инициатив. Наконец, 6 тыс. долларов были выделены на покупку книги с говорящим названием — «Как быть антирасистом» Ибрама Кенди.

Ряд родителей увидел в этих действиях пропаганду демократической партии, направленную против белых консервативных семей и республиканцев. Самой активной из них стала Даниэль Скарпеллино, мать троих детей. В городе она известна своей студией танца и акробатики.

Скарпеллино возглавила недовольных родителей, которые создали инициативную группу — «Истина в образовании». Они потребовали отставки школьного руководства — и стали активно готовиться к выборам в совет по образованию. В сентябре они добились номинации от республиканской партии. Скарпеллино стала появляться в эфире Fox News.

На заседаниях школьного совета она заявляла, что представляет «молчаливое большинство» родителей, которому заткнули рот: «Их называют расистами, их дети запуганы, вы создали ужасную атмосферу в этом городе».

Действующее руководство и сочувствующие им родители, в свою очередь, создали собственную коалицию — «Защитим школы Гилфорда». Они тоже бросили все силы на подготовку к голосованию.

В конце концов на местных выборах в ноябре, где избирались в том числе и члены в школьный совет, победили действующие члены совета по образованию. Крестовый поход Скарпеллино не увенчался успехом.

Зато в Гилфорде была зафиксирована самая высокая явка избирателей в штате — больше 50%. Никогда раньше у школьного совета не было столько избирателей.

Подпишитесь на нас