Источник: Podrobno.uz

«Иран давно находится под санкциями, которые затрагивают прежде всего его финансовый сектор: страна отключена от международной системы расчетов SWIFT и испытывает большие трудности, осуществляя расчеты через какие-то другие схемы или напрямую. Поэтому Иран заинтересован в создании альтернативной системы международных расчетов, а также расширении использования национальных валют при осуществлении торговых операций, чтобы исключить использование доллара и евро как посреднических валют», — рассказал он корреспонденту Podrobno.uz.

Он также отметил, что Россия и Китай также являются сторонниками увеличения расчетов во взаимной торговле в национальных валютах. Россия, например, в рамках ЕАЭС больше 70% взаимных расчетов со странами-участницами уже совершает в национальной валюте.

По его мнению, предложение Ирана может быть воплощено в той или иной мере между отдельными странами в рамках определенных контрактов. Однако, конечно, одномоментного перехода на расчеты в национальных валютах в рамках организации быть не может.

В то же время следует отметить, что в числе принятых на саммите ШОС документов — «Дорожная карта» по постепенному увеличению доли национальных валют во взаимных расчетах государств-членов ШОС. Таким образом, каждая страна ШОС будет самостоятельно оценивать, насколько ей выгодно переходить на расчеты в национальных валютах и принимать решение.

Это обуславливается и тем, что страны-члены ШОС торгуют не только в рамках организации, но и с третьими государствами. К примеру, согласно статистике, торговый оборот Китая со странами-участницами ШОС составляет всего 6% от его общего внешнеторгового оборота, остальное приходится на другие государства. У Индии этот показатель составляет 15%, России и Пакистана — 25%, у Кыргызстана — 75%, Таджикистана — 62%, Казахстана и Узбекистана — 50%.

«Конечно, в этом вопросе Иран исходит из своих интересов и ситуации, в которую его загнали санкции. Однако несмотря на это Иран с населением 83 миллиона человек развивается, в 2019 году его ВВП составил около 485 миллиардов долларов, в стране хорошо развита металлургическая промышленность, сельскохозяйственная отрасль, имеются большие запасы нефти и газа», — добавил эксперт.

По словам Кутбитднова, в целом, сотрудничество с этой страной выгодно для многих стран-членов ШОС. В частности, для Узбекистана — это один из важных торгово-экономических партнеров. В 2021 году товарооборот между нашими странами составил 431 миллион долларов, имеются перспективы по наращиванию его объемов.

Так, по итогам официального визита президента Ирана в Узбекистан, который прошел в рамках саммита, было подписано 18 документов, среди которых меморандум о сотрудничестве в сферах нефти, газа и нефтехимии, а также меморандум об осуществлении международных грузоперевозок через порт «Чабахар».

«Узбекистан заинтересован в диверсификации транспортных маршрутов по доставке своих экспортных товаров на внешние рынки, в частности в южном направлении. В настоящее время для этого используется иранский морской порт “Бандер-Аббас” и, учитывая подписанный с Ираном меморандум, будет расширено использование также второго крупного иранского порта — “Чабахар”, — заключил собеседник.

Реклама
Спасибо за обратную связь
О рекламодателе
Не интересует
Уже приобретено
Препятствует просмотру
Недобросовестная реклама
Подпишитесь на нас
валютаШОС