Mail.ruПочтаМой МирОдноклассникиВКонтактеИгрыЗнакомстваНовостиПоискОблакоVK ComboВсе проекты

«Граждане не поймут». Молдавии прочат прибалтийский сценарий

Православная церковь в Молдове как «фактор дестабилизации»: о том, возможно ли такое и каковы основания для таких предположений — в материале РИА Новости.
Источник: Sputnik.md

Власти Молдавии усилили давление на местную православную церковь, которая формально подчиняется Московскому патриархату. Политики считают ее «фактором дестабилизации» в стране. Верующие боятся повторения того, что произошло в Прибалтике. О возможных последствиях конфликта — в материале корреспондента РИА Новости Никиты Бизина.

«Невыгодное» духовенство

Больше двух месяцев в республике продолжаются протесты. Митингующие требуют отставки президента и парламента, не желающих договариваться с Россией. В том числе о ценах на газ. Именно из-за этого разразился кризис.

В свою очередь, глава государства Майя Санду назвала «опасными для общества» тех, кто выступает против проверок со стороны правоохранительных органов, не поддерживает политику президента в целом и в отношении Украины в частности.

Стремление Санду искоренить любое «кремлевское влияние» не обошло и религиозную сферу. Так, 14 октября национальный телеканал «Молдова-1» отказался транслировать приуроченную ко Дню Кишинева литургию в Христорождественском соборе — главном в стране.

Храм принадлежит Православной церкви Молдовы (ПЦМ) — самоуправляемой структуре в составе Московского патриархата. Это крупнейшее религиозное объединение. Подавляющее большинство населения — 96 процентов — исповедует православие. Из них 70 процентов относят себя к ПЦМ.

Несмотря на это, руководитель государственного СМИ Влад Цуркану заявил, что «оставляет за собой право ограничивать доступ к эфиру граждан и высших церковных иерархов, которые открыто или косвенно поддерживают события на Украине».

Он напомнил: в начале октября глава ПЦМ митрополит Кишиневский Владимир (Кантарян) участвовал в Синоде РПЦ, а сразу после помолился о здравии президента России Владимира Путина. Хотя на официальном сайте молдавской церкви об этом не было ни слова.

Конкурирующая структура

Найти общий язык с самой многочисленной религиозной организацией светский Кишинев не мог еще до начала боевых действий на Украине. В 2021-м, после того, как Санду ратифицировала Конвенцию Совета Европы по правам человека, часть молдавских клириков отказались молиться «за страну и ее руководство».

Инициатором протеста стал архиепископ Бельцкий и Фалештский Маркелл (Михэеску). Он же запретил в своих епархиях как минимум год причащать парламентариев, проголосовавших также за ратификацию Стамбульской конвенции (о борьбе с домашним насилием).

В январе соратник президента по партии «Действие и солидарность» депутат Оазу Нантой назвал молдавскую церковь «вотчиной русского мира». Чиновник потребовал, чтобы местное духовенство более четко «высказалось по ряду политических вопросов», в частности — о приднестровском конфликте.

Однако теперь команда главы государства решила использовать в своих целях инструмент более мощный, чем громкие слова.

Дело в том, что в стране две православные структуры. Одна — вышеуказанная Православная церковь Молдовы. Свою преемственность она ведет от Кишиневской епархии, которая появилась в составе РПЦ в начале XIX века. А в 1994-м патриарх Алексий II выдал томос, наделяющий ПЦМ статусом самоуправляемой.

Другая — Бессарабская митрополия, подконтрольная Румынской православной церкви (РумПЦ).

«Изначально Бессарабская митрополия возникла в 1918 году, когда Молдавия вошла в состав Румынского королевства. В 1940-м по пакту Молотова — Риббентропа территория отошла к Советскому Союзу. Тогда же митрополия прекратила существование», — поясняет доктор церковной истории, профессор Православного Свято-Тихоновского гуманитарного университета (ПСТГУ) Владислав Петрушко.

Полвека спустя Молдавия стала независимым государством. Однако шла острая политическая борьба: за сохранение суверенитета — с одной стороны и за объединение с Румынией — с другой.

И в 1992 году епископ РПЦ Петр (Пэдурару) возродил Бессарабскую митрополию — при участии некоторых прорумынски настроенных политиков и священнослужителей, а также при поддержке церковного Бухареста.

«Московский патриархат, однако, не одобрил такой шаг. И вскоре Синод РПЦ запретил Пэдурару в служении. А страна в итоге получила тлеющий религиозный конфликт, который длится уже тридцать лет. На практике это не раз выливалась в то, что бессарабские священники выгоняли молдавских из церквей», — говорит Владислав Петрушко. «Неудачное для этого время».

Майя Санду открыто не выступает за слияние с Румынией, но на деле предпринимает шаги в этом направлении.

«Вполне возможно, для этого она в последнее время так активно встречается с главой Бессарабской митрополии. Однако потенциальный союзник выбран крайне неудачно. Прорумынскую церковную структуру поддерживает ничтожно малое количество людей», — отмечает заместитель директора Института Европы РАН, религиовед Роман Лункин.

Бессарабская митрополия насчитывает 104 прихода — в десять раз меньше, чем у Православной церкви Молдовы. А официальную регистрацию она смогла получить лишь в 2002-м, спустя десять лет после образования.

В целом, считает Лункин, ситуация схожа с той, что недавно произошла в странах Прибалтики, где светские власти начали активно вмешиваться в церковную жизнь.

Так, в октябре Министерство внутренних дел Эстонии потребовало от митрополита Таллинского занять жесткую антироссийскую позицию. В противном случае иерарху грозила высылка из страны. Сейм соседней Латвии пошел еще дальше и в начале сентября принял закон об автокефалии Латвийской православной церкви (ЛПЦ). Действие, по мнению большинства экспертов, незаконное, поскольку вопрос о канонической самостоятельности — сугубо внутрицерковный.

«В случае с Молдавией, однако, есть несколько нюансов. Во-первых, Молдавская церковь — наиболее консервативная часть РПЦ. В стране налажены глубокие исторические связи с русским православием. И в том, что ее глава, митрополит Владимир, посещает Москву и участвует в работе Синода, нет ничего экстраординарного», — обращает внимание религиовед.

Во-вторых, добавляет он, Санду не может открыто выступать против промосковской структуры. Из-за сложной политико-экономической ситуации ее положение сейчас более чем шаткое. Да и сторонников сближения с Россией в стране немало. Поэтому, заключает эксперт, повторение прибалтийского сценария Молдавии пока не грозит.