Mail.ruПочтаМой МирОдноклассникиВКонтактеИгрыЗнакомстваНовостиКалендарьОблакоЗаметкиВсе проекты

Челябинский вице-губернатор в интервью ЕАН: «Общество никогда не простит женщине то, что прощается мужчине»

В конце декабря мы встретились с первым заместителем губернатора Челябинской области Ириной Гехт и поговорили о социальной сфере региона, которую она курирует. Ответы на наиболее острые вопросы — об абортах, семьях участников СВО — мы вынесли в первую часть интервью. Во второй говорим о самом большом достижении соцблока в 2023 году с точки зрения замгубернатора, о строительстве больниц, преодолении дефицита медиков и о женщинах в политике.
Источник: ЕАН

— Ирина Альфредовна, каким проектом из тех, которые вы курировали в 2023 году в социальной сфере региона, больше всего гордитесь?

— Если говорить о глобальном, то это, конечно, университетский кампус. Сначала тяжело работа шла со стройкой. Мы в кратчайшие сроки получили заключение, выходили на объект и сейчас продолжаем проектировать, работаем практически там 24/7. Но, помимо непосредственно строительства, было важно и другое: поменять отношение вузов к кампусу. Они до этого жили в некоем закрытом формате. А многие индустриальные партнеры кампуса (предприятия) скептически относились к работе с вузами. А потом отношение изменилось, у нас колоссальное количество индустриальных партнеров, в лаборатории уже не хватает мест. Мне кажется, что это победа: произошла сцепка образования и производства, появилась единая управленческая команда, которая работает на развитие образования, причем на развитие конкретных проектов, которые будут внедрены в производство. Мы предполагаем, что в кампусе будет и технопарк, будем развивать технопредпринимательство.

Челябинская область вошла в десятку рейтинга регионов по научно-технологическому развитию.

Мы были 16-ми и сделали вот такой рывок за год, и это тоже в том числе благодаря тому, что есть управленческая команда, которая очень быстро реагирует на вызовы в науке и технологиях. Кампус — это будущее, потому что конкурентоспособность региона определяется качеством образовательной среды, ее привлекательностью для молодежи.

— На каком этапе сейчас находится создание кампуса?

— Мы в марте заканчиваем две первые гостиницы и начинаем строить шесть других, модульный конференц-зал. У нас наконец-то появится пространство, где можно проводить большие конференции, чего категорически в городе не хватает сейчас. Также третий этап включает появление учебного лабораторного комплекса. По нему уже создана рабочая группа. Желающих работать с нами индустриальных партнеров уже больше, чем лабораторий. Партнеры готовы сотрудничать, потому что понимают: их дальнейшее развитие зависит от того, насколько они будут привлекательны для молодежи.

— А что в 2023 году было вашей самой большой болью, связанной с работой?

— Боль — это, наверное, достаточно большое количество переходящих объектов в организации работы первичного звена системы здравоохранения. Эта ситуация связана с недобросовестностью подрядчиков. Люди заходят на конкурс и потом не выполняют свои обязательства. К сожалению, часть фельдшерско-акушерских пунктов, которые должны были сдать в 2023-м, перешли на 2024-й. Где-то в селе люди ждут новый ФАП, где-то должны были отремонтировать больницу, но не уложились в сроки. И расторгнуть такие контракты, а потом найти новых подрядчиков тоже достаточно сложно. Сейчас есть с десяток ситуаций, когда стоят коробки ФАПов, но остальное не доделано. Срок теперь — первый квартал 2024 года.

Также есть срывы по ремонтам школ. С тремя подрядчиками мы вынуждены были расторгнуть контракты. И в реестр недобросовестных таких подрядчиков непросто внести, это достаточно трудоемкая процедура. И 44-й закон не останавливает таких подрядчиков. Отмечу, что подобные проблемы характерны не только для Челябинской области, они есть по всей стране.

— Мы знаем, что скоро начнется строительство хирургического корпуса Челябинской областной детской больницы. Какая работа по этому объекту идет сейчас?

— У нас все готово к стройке. И мы в декабре получили дополнительные деньги. Земляные работы, я думаю, начнутся в январе или феврале после проведения конкурсных процедур. Это будет не типовая коробочка, а уникальное с точки зрения и наполнения, и архитектурного решения здание.

В нем будет система с двойными коридорами, это современная мировая практика строительства больницы. Будет стекло, то есть в здании будет не только красиво, но и очень светло.

Такой проект, конечно, оказался дороже, чем если бы это был просто пятиэтажный домик. Но этот корпус, на мой взгляд, станет гордостью региона.

— Насколько подорожал объект по сравнению с начальной ценой?

— В 2018 году его стоимость была порядка 4 млрд рублей. Сейчас это порядка 8 млрд. Это с учетом того, что с 2018-го года в целом цены изменились. Но 8 млрд — это вместе со всем оборудованием, которое установят в корпусе, а оно ведь тоже подорожало за пять лет.

 — Открытие новых больниц — это, конечно, хорошо. Но больницам, и будущим, и существующим, нужны врачи. Каких специалистов в Челябинской области сегодня не хватает особенно остро?

— Если «в крупную клетку», то, конечно, не хватает педиатров и терапевтов, то есть специалистов базового, первичного звена. Из узких специалистов у нас в дефиците анестезиологи и реаниматологи. Также не хватает психиатров, наркологов, патологоанатомов — это те специальности, которые сегодня не пользуются популярностью среди медиков-студентов, но потребность в этих кадрах есть.

У нас сейчас достаточно много людей, вернувшихся с СВО, у них практически у всех посттравматическое стрессовое расстройство, поэтому нам нужны клинические психологи, психиатры.

Мы увеличили количество мест в ординатуре по подготовке этих специалистов, ввели для них областные выплаты, если они работают в территориях. Что касается терапевтов, то во многих районах терапевтические должности занимают фельдшеры. Мы плотно работаем с медуниверситетом и видим, что для ребят важны не выплаты, не машины, не квартиры. Для них важны профессиональные компетенции. Выпускники боятся, что, проработав несколько лет в селе или в других небольших территориях, они потеряют эти компетенции. Поэтому здесь мы тоже проработали программу сопровождения и стажировок для них, чтобы у них не было ощущения оторванности от процесса, чувства, что они отстанут в профессиональном плане от тех, кто останется работать в Челябинске.

Я встречалась со студентами и говорила им, что в Челябинске они позже подойдут к хирургическому столу, чем в каком-то малом городе, будут сначала стоять и смотреть. А в территориях они могут начать оперировать уже завтра. Ну и мы понимаем, что задача не закрепить врача на всю жизнь в каком-то районе или городе при распределении, а сделать так, чтобы он там отработал пять лет.

Вопрос распределения давно муссируется как метод решения кадровой проблемы. Вряд ли к этому придут, учитывая, что есть такие понятия, как свобода выбора и передвижения.

Поэтому наша задача — мотивировать студентов, например, стажировками или возможностью получить индивидуальный дом. С этой целью в Златоусте мы реализуем проект по строительству таунхаусов для врачей. В квартиры туда мало кто едет, а в дом, думаю, поедут. И в этом направлении надо двигаться и по другим территориям. И надо строить новые больницы, потому что в них молодежь идет, врачи идут с удовольствием. У нас, например, нет дефицита кадров в инфекционной больнице в Новой Сосновке, несмотря на отдаленность, потому что она новая, там прекрасные условия.

— Расскажите о планах по строительству и ремонту больниц.

— У нас есть планы по областной больнице — это переход и реконструкция шестого корпуса. Мы строим поликлинику в Миасском, будет в Миньяре, родильный дом в Карталах, в Троицке появится.

— Как вы себя ощущаете, работая долгое время среди мужчин-политиков?

— Ощущаю себя женщиной, потому что есть и уважение, и внимание.

С другой стороны, мне кажется, что от женщины всегда требуется чуть больше, чем от мужчины на аналогичной должности.

Я всегда говорю: что прощается мужчине, общество никогда не будет прощать женщине. Если что-то не то скажет или сделает он, простят, а если она — нет, соответствующие ярлыки будут приклеены. Но предрассудков по отношению к женщинам в политике, мне кажется, сейчас нет. Наоборот, ситуация такова, что она требует заботливых политиков. Не женщины приходят в политику, а политика к женщинам. Образ заботливого политика больше ассоциируется с женщиной.

Понятно, что сегодня участие женщин в выборных кампаниях ограничено, у женщины ресурсов меньше. Выдвинуться на уровень даже законодательного собрания в Челябинской области достаточно сложно. И мы, кстати, по представительству женщин в областном парламенте занимаем скромное место. Мне кажется, за нами только республики Кавказа. Нам здесь есть к чему стремиться. Я думаю, что здесь все зависит от самих женщин, возможности же есть.