Что гибель Эбрахима Раиси значит для политической системы Ирана

Иран официально объявил, что президент страны Эбрахим Раиси погиб в авиакатастрофе. Как будет организован транзит власти, как это скажется на борьбе и за пост духовного лидера, и отношениях с союзниками — в материале РБК.

11

Утром 20 мая власти Ирана официально подтвердили гибель президента страны Эбрахима Раиси. Его вертолет потерпел крушение в иранской провинции Восточный Азербайджан.

На борту также находились губернатор провинции Восточный Азербайджан Малик Рахмати и министр иностранных дел Ирана Хосейн Амир Абдоллахиян. Никто не выжил. Делегация возвращалась с переговоров с президентом Азербайджана Ильхамом Алиевым на границе двух стран.

Как устроена политическая система Ирана

В Иране основная власть принадлежит духовному лидеру (аятолле), который исполняет свои обязанности пожизненно. Президент — второе лицо в стране, которое выполняет полномочия премьер-министра, должность которого была упразднена в 1989 году. Он подписывает международные соглашения, отвечает за госплан и бюджет, но не руководит работой правительства — оно подотчетно духовному лидеру и меджлису.

Согласно ст. 131 иранской Конституции, в случае смерти президента все полномочия переходят его первому заместителю — Мохаммаду Мохберу.

Как отмечает доцент Международного университета Флориды Эрик Лоб в статье для The Conversation, это политик «из того же теста», что Раиси. The Guardian писала в октябре 2022 года, что вице-президент входил в состав делегации, которая якобы обсуждала с российскими властями поставки вооружений для дальнейшего использования в военной операции на Украине. Москва и Тегеран их опровергают.

Мохбер будет выполнять функции Раиси не до истечения его президентского срока в 2025 году, как, например, предусмотрено американской Конституцией. Вместо этого специальный совет, состоящий из первого вице-президента Мохаммада Мохбера, спикера парламента Мохаммада Багера Галибафа и главы судебной власти страны Голама Хоссейна Мохсени Эджеи должны организовать новые президентские выборы в течение 50 дней.

Как пишет политолог Эрик Лоб для The Conversation, на данном этапе сложно сказать, какого именно кандидата одобрит духовный лидер Ирана — его согласие играет в этом вопросе ключевую роль.

Выборы 2021 года, когда президентом был избран Раиси, стали одними из наименее конкурентных за всю историю Исламской Республики — большинство политиков, которые могли бы составить ему конкуренцию, включая бывшего президента Махмуда Ахмадинежада, до выборов не допустили.

Совершенно очевидно, что консерваторы в Тегеране займут круговую оборону, учитывая внутреннее и внешнее давление, с которым они сталкиваются, пишет Эрик Лоб, отмечая, что на региональном и международном уровнях это могло бы означать установление «более прочных связей с перспективными союзниками и проведение продуманной конфронтации с традиционными противниками».

Обозреватель The Atlantic и старший преподаватель истории и политологии в Университете Клемсона Араш Азиз утверждает, что смерть Раиси может пошатнуть баланс сил в Исламской Республике, а одним из наиболее вероятных преемников Раиси на президентском посту станет спикер парламента Галибаф. В годы ирано-иракской войны он был командиром Корпуса стражей исламской революции (КСИР) и до сих пор поддерживает тесные связи с его руководством. Политик также неоднократно баллотировался на президентских выборах — в 2005, 2013 и 2017 годах, но уступил Ахмадинежаду и Хасану Рухани. При этом Галифаб «скорее технократ, чем идеолог», характеризует его Азиз.

«Если Галибаф зарегистрируется для участия в спешно организованных президентских выборах, Совету стражей Конституции может быть трудно отказать ему, учитывая его глубокие связи с властными структурами Ирана. Но будет ли Хаменеи доволен, если президентство перейдет к технократу без соответствующих исламистских регалий?» — задается вопросом Азиз, по мнению которого пока также сложно сказать, кого еще помимо Галифаба допустят до выборов и смогут ли эти кандидаты, подобно Ахмадинежаду и Рухани, обойти спикера парламента.

Есть и другой вариант развития событий: верховный лидер Ирана может потребовать, чтобы совет выдвинул на пост президента одного человека, чтобы избежать выборов в кризисное время, считает вице-президент и старший научный сотрудник Йорктаунского института Шей Хатири. «Галибаф, который давно стремился стать президентом, наконец-то сможет осуществить свое желание», — пишет аналитик.

Гибель Раиси может повлиять и на внутриполитическую борьбу за место верховного лидера Ирана в случае смерти 85-летнего Али Хаменеи, отмечают эксперты. По словам Хатири, крушение вертолета Раиси «ознаменует собой первую главу в игре в “музыкальные стулья”, которая затянет Исламскую Республику и подготовит почву не только для эры после Раиси, но и для эры после Хаменеи».

Араш Азизи, в свою очередь, отмечает, что главная интрига заключается в том, что некоторые представители правящей элиты и бывшие чиновники поддерживающие Галибафа, выступают за то, чтобы Али Хаменеи на посту духового лидера сменил его 54-летний сын Моджтаба. Аналитик не исключил, что спикер парламента и Моджтаб Хаменеи могут заключить сделку, которая «проложит путь к власти для них обоих».

Шей Хатири также допустил приход к власти Моджтабы, но указал, что передача должности главы государства по наследству может столкнуться с внутриполитическим сопротивлением. «В конце концов, сначала [первый верховный лидер Ирана Рухолла] Хомейни, а затем и Хаменеи утверждали, что наследственное правление при шахе было незаконным и поэтому им было бы трудно навязать наследственное лидерство иранскому народу сейчас», — пояснил эксперт.