Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
5 августа 2011, источник: Вести.Ru

Дмитрий Медведев: Саакашвили растерзал свое отечество

Накануне трёхлетней годовщины конфликта вокруг Южной Осетии российский президент Дмитрий Медведев встретился с журналистами грузинского русскоязычного канала «Первый информационный кавказский», российского Russia Today и радио «Эхо Москвы».

Когда наладятся отношения России и Грузии, почему российские войска не вошли в Тбилиси, и станет ли Южная Осетия частью России — главные темы беседы.

Интервью президента Медведева изобиловало новостями и заявлениями, которые тут же разошлись с пометкой «срочно». Саакашвили заслуживает международного трибунала, у России была возможность наказать его персонально за агрессию еще тогда, но это не сделано по принципиальным соображениям.

«Он вообще должен быть признателен мне, что в какой-то момент я просто остановил войска. Если бы они вошли в Тбилиси, то, скорее всего, в настоящий момент в Грузии был бы другой президент», — говорит Медведев. «Целью этой операции не был захват Тбилиси или какого-то города. Нужно было просто остановить агрессию, которую развязал Саакашвили, добавил президент. — Более того, я не судья и не палач. В мои планы и тогда не входило, и я сейчас об этом могу откровенно сказать — я считаю, я правильно поступил, низвержение Саакашвили силовым способом, хотя это сделать было очень просто».

Окончательную оценку Саакашвили даст грузинский народ, уверен президент. Ведь это под его руководством страна потеряла значительную часть своей территории. «Если бы не эта идиотская авантюра, то даже такой очень сложный политический процесс, который происходил тогда, можно было тянуть еще годами и в конце концов вырулить на приемлемое, наверное, для всех решение, полагает Дмитрий Медведев. — То, что произошло восьмого, было для меня удивительным, потому что я понимал, что тем самым Саакашвили лично растерзал свое отечество».

У этого интервью, конечно, своя, весьма необычная атмосфера. Ведь вопросы задает журналистка Первого Кавказского телеканала, вещающего из Тбилиси. Еще один интервьюер — сотрудник российского телеканала Russia Today, внучка бывшего президента Грузии Шеварднадзе. И, наконец, главный редактор «Эха Москвы» Алексей Венедиктов. Их интересует, почему Россия не отреагировала на обращение грузинского руководства начать диалог

«По его указанию были убиты сотни наших граждан, включая наших миротворцев. Этого я ему никогда не прощу, и поэтому я с ним общаться не буду, хотя, он периодически пытается подмигивать в различных международных коридорах, — говорит Медведев. — Рано или поздно Михаил Саакашвили не будет президентом Грузии, потому что таковы законы политической жизни. И в этом случае у нового президента, кто бы им ни был, появится возможность наладить нормальные продуктивные отношения с Россией».

Медведев напомнил, как три года назад разворачивались события. Тяжелая артиллерия начала обстреливать Цхинвал в тот момент, когда весь мир встречал Олимпиаду в Пекине. О первых ударах президенту сразу доложил министр обороны.

«Я, честно скажу, абсолютно, предельно откровенно, вначале очень засомневался и говорю: “Знаешь, надо проверить, он что, совсем сумасшедший, сбрендил, что ли? Может быть, это просто провокация какая-то?” — рассказывает Медведев. — Проходит час, он говорит: “Нет, они уже ударили из всех орудий, они используют „Град“. Еще какое-то время проходит, он говорит: „Знаете, я хочу Вам доложить, они только что уничтожили палатку с нашими миротворцами, всех насмерть положили. Что я должен сделать?“ Я сказал: „Открывайте ответный огонь на поражение“

Главный редактор „Эха Москвы“ задал вопрос о том, кто кому позвонил по поводу происходящего – президент премьеру или премьер президенту? „Вы знаете, по-честному сказать, никто никому не звонил. Мы с ним связались спустя сутки, — ответил Медведев. — Спустя сутки. Я уже все приказы отдал. Там уже вовсю все полыхало. Владимир Владимирович просто выступил с заявлением о том, что мы категорически этого не приемлем, естественно, правильно поступил“.

Но до сих пор в мире то и дело возникают спекуляции — какая страна первой открыла огонь. Венедиктов напомнил слова Саакашвили, который говорил о том, что на самом деле Россия задолго до августа 2008 года готовилась к войне. В частности, главный редактор „Эха“ процитировал высказывание Владимира Путина о том, что „мы вам устроим Северный Кипр“.

„Чушь это все собачья, — отреагировал на такой поворот темы Дмитрий Медведев. — Господин Саакашвили много чего говорит. Он вообще свою речь зачастую не контролирует. Естественно, ничего подобного не обсуждалось“.

Независимость Южной Осетии и Абхазии Россия, по словам Медведева, признала в целях защиты граждан республик. Тем не менее, на днях американский Сенат назвал эту политику оккупацией.

„Эти формулировки Сената ни на чем не основаны, они отражают вкусовые пристрастия отдельных престарелых членов Сената, которые в силу субъективных причин симпатизируют тем или иным людям, — отмечает президент. — Это их дело, это иностранный парламент, мне до него нет абсолютно никакого дела, скажем так, мне безразличны их формулировки“.

Отношения с Южной Осетией Россия строит как с независимым государством, вхождение республики в состав страны, по мнению президента, пока маловероятно. „Если говорить о текущей ситуации, то, на мой взгляд, ни юридических, ни фактических предпосылок для этого нет, — полагает Медведев. — Собственно, с этим были связаны мои указы о признании новых субъектов международного права, а не о чем-то другом. И мне кажется, что это нормальный путь развития добрососедских, дружеских отношений между Российской Федерацией, Абхазией и Южной Осетией“.

„Что касаетcя отношений с грузинским руководством, то они, — дал понять Медведев, — могут начать хоть какое-то движение, если в Тбилиси, действительно, будут в этом заинтересованы. Один из индикаторов — вступление России в ВТО, Грузия пытается этому всячески помешать“.

„Это, кстати, один из тех моментов, который сейчас мог бы стать если не поворотной точкой, то, во всяком случае, точкой соприкосновения, вокруг которой можно было бы в дальнейшем начать восстановление сначала нормальных торгово-экономических отношений, а потом уже, глядишь, и дипломатических отношений, — считает президент. — Рано или поздно это произойдет обязательно. У двух близких народов просто нет другого пути“.

Читать полный текст интервью